НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА". 2001 г.

О газете
Архив

№9(44)

логотип газеты "За человека"

В огороде бузина

Побаска-тарабарка то ли внукам, а не то и самим дедам?

Где два дурака дерутся, третий смотрит.
Пословица.

Жили-были на свете, а если точно сказать, то на о. Котлин что посередь Маркизовой лужи, два брата-супостата, братаны-шарлатаны Петька (Первый) и Николашка (Вторый). В сабельный-гибельный поход (примерно, как по тонкому льду на танки или на форты в тех местах гоняли когда-то прадедов и прапрадедов) молодость все же их не завела, но на кронштадский лед однако забросила. И они бились-молчали как рыбы - рыбы немы.

А мама мыла раму.

А з по-за Кiеву, аж у Черкасiв, був у них дядько.

А в Перми (Великой) не так давно народился еще один братан-басурман, Санька (Третий). Но двоюродный. И этот вообще сроду молчал, только все ам-ам да ам-ам, даже лучше чем как следует. Звучит почти что как ама, а еще лучше бы me ama!, что, как вы знаете, ежели по-латыни, то означает "любите меня!" Ну что ж: дед например только так его и понимал.

А также был у них предок. Тоже двоюродный. Олежка. Весь из себя такой ве-ещий. Прикидистый, стало быть. Как ныне сбирается. Чудь начудил да мери чуть намеренно не намерил.

Сбирался он сбирался, и на каком-то вече, тусовке значит, обрюк-обряк-обрек, да как брякнет:
- Отмстить неразумным хазарам!
- Вообще-то мы из Кронштадта…- отозвались Петька Первый и Николашка Второй.
- Видно велик городок, что в нем семь воевод…
- Мы сповские, мы сповские,- перекрестился кто-то.
- Псковские? Скобари, значит!? Сырец!
- А и сами-то вы - пермяки-солены уши, если провериться! Хоть сдувай.

Что тут началось!
- Не плачут в Рязани по псковскому недороду!
- Ну как же: гАвАрят, в РЯзАни пирАги с глазАми, их ЯдЯт, а они глЯдЯт.

А Санька Третий слушает да ест.

- Говорят, в Москве кур доят, а коровы яйца несут…
- Говорят, в - Ельцу бобы по яйцу.
- Бабы? По яйцу? По чьим по таким?..
- Ехал в Рязань, а заехал в Казань.
- Зато все наготове: сани в Казани, хомут на базаре.
- Ладила баба в Ладогу, а попала в Тихвин.
- Мажет Клим телегу, ладит в Крым по репу…
- Бой в Крыму, все в дыму…
- Пиндосы!
- А нам, татарам, все равно: что бороться, что бараться, лишь бы сверху лежать.
- Киль манда, Бельмандо!
- Сирота казанская…
- Казань осетрами, Сибирь соболями!
- Подумаешь, челдон!
- Лучше маленький Ташкент, чем Большой Урал!
- Хохол!
- Кацап!
- Бульбаши! Зябры-зубры. Мудрилы беловежские!
- Сам-то ты мудило из Нижнего Тагила.
- Маджахеды вонючие.
- Звери!
- Духи!
- Чухи!
- Чехи!
- Чурки!
- Черномырдики!
- Чухня!
- Тундра чукотская!
- Чукча не дурак, чукча знает,- экспедиция называется…
- А и пленный швед - был ведь тоже выпить не дурак; это он же изрек: "в Перми ест пермень, в Златоусте ест злато."

А Санька слушает да ест…

- Господи-Господи! Зачем я родился вотяком, лучше бы я родился хомяком: сидел бы я под амбаром, кушал бы хлеб даром…
- Арбуз на солнце любит греться… Жигули вы, Жигули!
А Санька слушает да ест.
…до чего ж нас довели!

Тут на Волгу переключились:
- В ложке Волги не переедешь! (А Санька слушает да ест).
- Угличане толокном Волгу перепрудили.
- Чебоксары-городок, четыре двора, восемь улиц. Народу живет много - хромой мужик да баба без ноги.
- Водохлебы-водохлесты кашинские!
- Чехонники саратовские!
- Эй ты, Самара-городок, счас, я тя успокою!
- Огней так много золотых… А я те как аяцкну щас… 
- А я тебя приморожу-примочу как фрица под Царицыном! Мой сцит на вратах Цареграда!
- А я… Погоришь, как швед под Полтавой!
- "Я, я!" "…я Харьков брал, я кровь мешками проливал!" "…я коз…" А кто видал?! 
- От Решмы до Кинешмы хреном не докинешь ли?
- От Кинешмы до Решмы полхера не съешь ли?
- Махни, махни - недалече до Балахны.
- Шалтай-балтай - недалеко Валдай.
- Новгород Нижний - сосед Москвы ближний.
- А и не только звону, что в Звенигороде, есть и в Москве.
- Скоморох с Пресни наигрывал песни!
- Всякому в Москве не перекланяешься!
- Один в Москве, другой в Вологде, а оба голодны.

А Санька слушает, да ест…

И, конечно же, тут схлестнулась Москва с Питером:
- В Питере бывал, на полу сыпал, и тут не упал…
- Кого Питер не полюбит, с того последнюю шубу слупит!
- И новую шубу наденешь, да половина Москвы не заметит.
- Старуха три года на Киев серчала, а Киев про то и не знал.
- По Дону плывет топор из города Чугуева. Да и пускай себе плывет, железяка, по реке…
- Сердилась лягушка на Новгород да и лопнула.
Даже эту свою тусовку в "региональных" приговорках вспомнили:
- На вече галдели, да Новгород проглядели.
Ровно как в Госдуме.

А Санька слушает да ест.
Дальше - больше:
- Караганда, ты, Караганда! Ты углем даешь на гора года…
- У сарапульской шпаны на троих одни штаны: один носит, другой просит, третий - в очередь стоит.
- Мы, вятские, мужики хватские: корову на баню затаскивали - там ишо солома оставалась. Семеро одного не боимся!
- А один на один - все котомки отдадим…
- Идти бы в Вятку, да лаптей нет.
- Ну и чёкаю дак чё!
- Состав на Воркутю стоял на втором путю, а - тю-тю…
- Москва-Воронеж - хрен догонишь!
- Едет поезд из Ростова, буфера виднеются…
- У нас бритовки ростовские, молодчики московские. Вались, народ, от Яузских ворот!
- Вот раз в Ростове-на-Дону попал я первый раз в тюрьму; на нары блин, на нары блин, на нары… Идет трамвай, набит битком, а я как курва с котелком - по шпалам блин, по шпалам блин…
- Ростов-папа!
- Одесса-мама!

А Санька все ел-ел, три года молчал-молчал, почти как тот англичанский Илья Муромец, который первые слова произнес в десять лет, сказавши: "По-моему, бифштекс пережарен!" - потому, видите ли, что достойного повода для разговору прежде не находил, - да и высказался:
- Товарищи!
- Чеченский волк тебе товарищ!
- И ты, брат!? Братаны!! Уж вы братья мои, други кровные! Давайте жить дружно.

Представьте себе - подействовало! Его дед, который от рождения Пых-Пых и всю жизнь буль-буль все, что только отпердывается, впервые - от изумления!- не смог открыть бутылку водки. Вона как! И уж совсем то не диво, что ст-ебнутые фанаты то ли Господа Бога то ли, скорее, Самих Себя боингами, начиненными Венцом Творенья, пробуровили и обрушили два самых больших небоскреба-муравейника с тысячами тех же Венцов; и тут же якiй-то кiевскiй дядько чи сдуру чи спьяна як шандарахнэ боевою ракетою по москальскому челдонскому ТУ с кацапскими жидятами! А совсем уж намедни наши простые подмосковные тинейджеры с помощью обыкновенных ростовских заточек, иных железяк, а также ботинок устроили Сталингградское побоище на Царицынском рынке, примочив при этом троих чурок кавказской национальности: одного только-только совершеннолетнего таджика, одного едва ли не от рожденья московского пожилого армянина, и одного, что ли, араба; а нам, пермякам-ушастикам, любого сорта теракты по барабану: в пределах одной нашей области только одних атомных взрывов состоялось два - еще в советские времена; и ихняя сибирская язва, нам, особенно здешней пишущей братии, т.е. язвам перемским, и вовсе больще уж чем два века вообще до фени, и не только потому, что зараза к заразе не пристает, а прежде всего из-за того, что именно у нас, еще в 1792 годе Михайло Гамалея, пермский запорожец, книголюб-прикладник, наподобие нынешнего нашенского жопарожица, книголюба же долбо… Вовочки Михайлюка, выпустил книгу "О сибирской язве и о ея народном лечении…" (и это еще меньше половины всего заглавия по длине) - самая первая книга, вышедшая в Перми; дружбу же и любовь нынче показывают из застеколья, в публичном остекляневшем обезьяннике (или добровольном прозрачном лепрозории?) по самой демократичной телепрограмме: "Это что? - Это дружба (и любовь). - И кто кого?.. А есть против кого дружить?" - из диалога двоих завсегдатаев, носастого и ушастого, на том же канале; и когда какие-то суки-террористы, и именно 11 сентября! протаранили "червяком" домашний компьютер у деда, дед не шибко и вздрогнул, так как уже давным-давно согласился, что не стоит над рукописями трястись, тем более виртуальными; и правильно сделал: в пику - фигу хаккерам-киллерам многое осталось живьем в дискетах и редакционных машинах (а вы говорите - пузырь вам откупорить…)
И т.д.
…А когда всемогущий Олежка - правда, не без помощи своего папы,- все же тот бутылек отконтрапупил, и деда таки его добульбулькал, Санька снова изрек-изряк-изрюк:
- Деда, ты когда домой пойдешь, папе пузырек-бутылку купи!

Молоток. Гвозди бы делать из этих детей, не было б в мире надежней гвоздей.
Но: с детьми - базар, а без детей - мазар.
И - хороша сказка, да первая и последняя.
"Красно начинали - красно и кончайте, каждому правдою и честью воздайте…" Сказка, конечно же, ложь, да… - "Глупцам в забаву, мудрым в поученье."
А ежели кто чего не понял, на следующий раз читать подбирайте в компанию братанов поумнее себя.

Дед Пых-Пых, старшой брательник "Деду Пихто", а у самого него старшой - дед-Пыхто

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)