НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА". 2001 г.

О газете
Архив

№9(44)

логотип газеты "За человека"

Парадный подъезд

О прошедшем в Москве Гражданском форуме (участвовали 5 тысяч делегатов от 300 тысяч общественных организаций) московские СМИ рассказывали "так себе": скупо или иронично. Вот, наверное, почему: идея собрать Форум принадлежит власти, его оргкомитет поровну состоял из чиновников и представителей общественности. Но, может быть, иронию СМИ припустили скорее по привычке. Ведь если бы Форум прошел "в эпоху Ельцина", то было бы трудно отделаться от чувства какой-то имитации серьезного обсуждения.

И потом, о чем думалось перед Форумом? Вот власть приглашает побеседовать гражданское общество, а от него в стране как будто ничего не зависит. И зачем? Чтобы что? Было ощущение некоторой авантюрности происходящего, связанного, возможно, с помыслом о том, что "приедем, а власть обманет"…

На пленарных заседаниях, "круглых столах" и 50 "переговорных площадках" с участием министров, их заместителей и администрации президента обсуждались примерно 20 тем. Отношение "самых главных" к Форуму: "А чиновничество нагнуло голову и ждет - пролетит, не пролетит. Надо, чтобы не пролетело", - Касьянов. "Я убежден: власть проиграет, если ее партнером будет несвободное общество", - Путин.

Прежде чем рассказать об итогах Форума, несколько слов об "оргмоменте" - просто так, "для картинки". Гимн не играли, это было специально оговорено оргкомитетом. Забавный момент при определении очередности выступающих. На оргкомитете решили чередовать выступающих так: общество- власть… Подходит к Людмиле Алексеевой, председателю Московской Хельсинкской группы и председателю Форума, начальник протокольного отдела администрации президента и говорит: "Нет, сначала выступаете не Вы, а президент, потом Матвиенко, потом такие-то". Услышав отказ, сказал: "Я сейчас приведу самого такого-то!". - "А кто это?", - оглоушили начальника вопросом. Он ушел очень расстроенный, потом приходит тот самый "страшный", с извинениями.

Вышли две неловкости. Во-первых, огромные очереди делегатов при обмене билетов на деньги, из-за этого вынужденно потративших время даже в ущерб работе, ведь подавляющей части "третьего сектора" очень далеко до материального положения среднего класса, - многие приехали "на последние". И опоздали с перечислением денег на питание, отчего кормили делегатов скудно и не до сыта…

Об итогах конференции - Игорь Аверкиев, директор Пермского Правозащитного центра:

…До Горбачева права человека обсуждались только диссидентами, а общественной темой права в нашем государстве не были. А с Горбачевым тема прав стала даже модной. И сейчас о правах говорят, как о чем-то обычном, хотя и не делают ничего. После Форума с темой "гражданского общества" произошло то же, что с темой прав человека. Благодаря Форуму она стала общественно-значимой, вошла в политический язык, в политическую номенклатуру, стала еще одним предметом обсуждения власти и общества.

Изначально инициатива власти собрать Гражданский форум выглядела совершенно "умственным", кабинетным проектом кремлевских политологов. Вероятно, политологи обратили внимание президента, полностью занятого на строительстве административной вертикали, "задействовать и "общественный фактор", пока что неучтенный и стихийный". В итоге, власть теперь отвечает не только за экономику. Главное произошедшее изменение можно лишь пока обозначить - это изменение в "атмосфере", в "настроении", в "астрале".

Два первых чиновника страны сказали в азиатской стране "Да", и это сигнал для чиновников: "Будем спрашивать и за это. Вы еще не понимаете, зачем нам в Москве это надо, а мы уже понимаем. Имейте в виду".

Кроме пользы отечеству, была и вторая польза, прикладная. Наличие "переговорных площадок" с участием министров и их заместителей позволило мгновенно приступить к решению некоторых проблем, до которых у власти пока не доходили руки, но в решении которых она уже хотела "сдаться обществу". Общественность, получив доступ к тем, кто принимает решения, похоже реально приступила вместе с властью к решению по крайней мере 10-15 процентов тем, избранных для обсуждения. Например, в сфере контроля в пенитенциарной сфере, сфере доступности информации и т.д.

Такова была в общем идиллическая картина двух дней Форума. "Кинут" позже или нет, не поручится никто. Надеюсь, не "кинут".

И третья польза: на форуме правозащитникам удавались лоббистские попытки в решении некоторых патронажных дел. А также решение общих проблем некоммерческих организаций: НКО должны были платить НДС с 1 января следующего года; на форуме НКО буквально потребовали: "Покажите, покажите нам того чиновника министерства финансов, который включил этот налог в итоговый текст налоговых поступлений!". Показали чиновника, он сказал: "Это я написал. Извините, я просто не знал, в голову не пришло. Исправим". Или такой пример. На нашей переговорной площадке кроме заместителя министра юстиции был представитель администрации президента; состоялся в частности такой разговор: "Мы понимаем, что в администрацию приходит так много писем, что на многие вы вынуждены отвечать формально. Но среди писем есть и письма от правозащитных организаций, то есть от юристов, которые уже изучили ситуацию и уже сочли ее решение необходимым. Это уже профессиональная переписка, требующая эксклюзивного отношения". - "Да, - ответили, - завтра прикажем".

По тому, как выступали президент, премьер-министр, Глеб Павловский (этот, наверное, "самый, самый старший советник" президента, производивший зачастую впечатление "человека-инструмента"), - есть подозрение, что с открытостью власти станет лучше. Павловский говорил залу "Мы, мы, мы…", а его фраза "Многие из нас не голосовали за президента, а теперь сидят в этом зале, потому что он все делает как мы!", - вызвала продолжительные аплодисменты. Я привык к государственным мужам ельцинской эпохи, а тут словно другие люди. Путин свободно признавался: "Это мы можем, здесь бессильны, а тут только с Вашей помощью". Президент просидел на полчаса дольше и опоздал на встречу с королем Иордании. На прощание сказал: Мне было бы интереснее посидеть здесь и послушать, чем заниматься своими рутинными делами, но мне за рутинные дела платят зарплату", и пошел к королю.

Никакого славословия не было, только в конце Матвиенко, извинившись, процитировала благодарственное письмо президенту. Неловко было не по поводу власти, а за поведение соратников, постоянный стыд за спрессованную глупость или кликушество. Покричат "Я ненавижу государство!", а потом хором к царю с челобитными. И таких среди участников, наверное, 4/5. Всем зачем-то надо было сфотографироваться на память…

Неформальный, но важный итог форума: установление личных контактов руководства страны и руководителей крупнейших НКО. Невозможно представить теперь, что президент не примет Людмилу Михайловну Алексееву, председателя МХГ, а с Матвиенко, которая вместе с Алексеевой вела форму, они выглядели к концу форума подружками.

- Главное, из-за чего часть правозащитников отказалась участвовать в Форуме, война в Чечне. Как обсуждалась эта тема?

- Тот, кто выступал по итогам круглого стола и переговорной площадки говорил общие слова, да еще с акцентом, и я просто ничего не понял. Но была интрига: как только объявили выступающего по Чечне, премьер-министр тут же встал и ушел. В зале загудели. Потом выяснилось, что так и было задумано, хотя Матвиенко, извинившись, сказала о неотложных делах. А Путин говорил о Чечне, как о "серьезной проблеме, и мы должны ее совместно решать". Вообще же, более подробная информация по итогам всех обсуждений будет поступать, видимо, постепенно.

Сергей Бородулин

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)