НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА". 2001 г.

О газете
Архив

№9(44)

логотип газеты "За человека"

Наказание после наказания

У Достоевского в "Записках из Мертвого дома" есть выражение: "переменить судьбу". Сиделец выкидывал что-нибудь такое, чтобы любой ценой переменить давление невыносимых обстоятельств на что-то иное, пусть даже более жестокое, но зато - новое. Новая тягость смертная, полосатая тоска арестантская! - зато поначалу и на каторге не соскучишься.

Переменить судьбу можно на воле, а потом в пределах периметра за колючей проволокой, и вновь на воле уткнуться лбом в окаменевшей призрак невыносимой каторги.

Весной. Один за другим обратились в Пермский региональный правозащитный центр бывшие сидельцы Малахов Владимир Анатольевич и Лысенко Владимир Сергеевич. Интерес тот же: переменить судьбу, но только подальше от призраков прежних отбытых сроков наказания и заключения. Но по порядку.

На момент обращения в правозащитный центр бывший заключенный В. Малахов пребывал в Областной социальной гостинице. Просил разъяснить, правомерно ли то, что его направили в специальное отделение Лысьвенского дома-интерната. До того, как стало известно о букете судимостей у него в прошлом, органы социальной защиты решали вопрос о направлении Малахова в Чайковский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Сам он хотел попасть именно туда, в нормальную атмосферу человеческого общежития, обихода и заботы, какая может сложиться при определенных жизненных обстоятельствах.

Для сравнения: специальный дом-интернат в отличие от указанного предназначен для постоянного проживания граждан, частично или полностью утративших способность к самообслуживанию и нуждающихся в постоянном постороннем уходе… Безобидная формулировка? Но в том то и дело, что специнтернат придуман для так сказать спецграждан: из числа освобождаемых из мест лишения свободы особо опасных рецидивистов и других лиц, за которыми в соответствии с действующим законодательством установлен административный надзор. А что касается больных одуванчиков, престарелых людей, а также инвалидов, то и они набираются в специнтернат из ранее неоднократно судимых и привлекавшихся к административной ответственности за нарушение общественного порядка, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством, и направляются они из учреждений органов внутренних дел. Так устанавливает приказ Министерства соцзащиты.

Вывод: специнтернат чем не пересылка, чем не отстойник для асоциальных личностей, только уже немощных. С виду вроде дом, а на деле - окаменевший призрак невыносимой каторги.

Да, у Малахова - судимости. Фактические. С вечной, протокольной, обывательской точки зрения. Но судимость судимости рознь.

В пермском региональном правозащитном центре решили всерьез разобраться в ситуации. Мотивировка отказа Малахову в направлении в обычный дом-интернат неубедительна. По закону его судимости остались давно в прошлом и не должны влиять на его нынешнее жизнеустройство.

В своем запросе в адрес председателя областного Комитета социальной защиты населения Л. Гириной директор Правозащитного центра уточняет: "… Малахова… нельзя отнести к категории граждан ранее судимых, исходя из статьи 57 Уголовного кодекса РСФСР о погашении судимости, из которой следует, что не имеющими судимости, другими словами, ранее не судимыми, признаются лица, осужденные к лишению свободы на срок не более трех лет, если они в течение трех лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления".

Поясним, что Малахов был осужден 9 декабря 1992 года к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии за преступление, предусмотренное статьей 144 частью 2 УК РСФСР ("Кража") с применением статьи УК РСФСР и освобожден по окончанию срока наказания 9 декабря 1995 года.

Таким образом с момента освобождения прошло явно больше трех лет - судимость погашена. Применение норм ранее действовавшего УК РСФСР по отношению к В. Малахову должно производится на основании статьи 10 УК РФ.

Вывод правозащитника: сотрудник Комитета соцзащиты, решивший направить В. Малахова в специальное отделение Лысьвенского дома-интерната, неверно применяет соответствующий нормативный акт. Запрос, посланный еще апреле 2001 года, завершался просьбой рассмотреть вопрос о направлении В. Малахова, с учетом его пожелания, в Чайковский дом-интренат.

Из областного комитета социальной защиты ответили, что это сделать невозможно, поскольку у Малахова общий срок четырех судимостей превышает 15 лет, а лица, отбывшие длительное время в местах лишения свободы, имеют определенные изменения личности, склонны к криминализации окружающей среды и внесению в отношения с другими лицами элементов уголовного сообщества. В результате страдают законопослушные и беспомощные люди. Малахов должен быть направлен в специальное отделение, в Лысьву, на правах ранее судимого. При этом оговаривалось, что пребывание в специальном отделении не является пожизненным: "пациент", положительно себя зарекомендовавший, может быть переведен через какой-то срок в нормальное учреждение, в Чайковский.

Нельзя сказать, что ответ сильно обнадежил правозащитников. Да и сам Малахов, как видно из ответа, не слишком-то откровенничал о своей прежней сидельческой жизни о четырех сроках. Но не надо упускать главного: органы соцзащиты рассматривают определение "ранее судимый" в расширенном значении как "ранее отбывавший наказание в местах лишения свободы", что по мнению представителей Пермского регионального правозащитного центра неверно, а потому вынужденное направление Малахова на лысьвенские специальные хлеба незаконно.

Судимость не пожар, не платье стриптизерки, но погасить или снять ее подчас, кажется, невозможным, даже если следовать закону. Последовательно правозащитники обращаются далее в прокуратуру Дзержинского района города Перми, в прокуратуру Пермской области. Деловая переписка обрастает новыми подробностями толкования двух слов "ранее судимый", двух слов, которые вновь заставили Малахова в незатейливых деталях, наяву припомнить полузабытую атмосферу отсидки почти шестилетней давности. Утром - подъем, а на столе - окаменевшая каша, шестилетней давности. И назавтра, и на послезавтра. Направление в специнтернат, а не в обычный для Малахова и есть наказание за то, что был когда-то наказан.

Прокурор Дзержинского района г. Перми, старший советник юстиции З. Маслохутдинов, мотивировал отказ все тем же: в специальные дома-интернаты помещаются лица с девиантным поведением, которые могут обижать и терроризировать обычных пенсионеров и инвалидов; нарушения закона в данном случае нет. Оснований для прокурорского вмешательства не усматривается.

Не нашла повода для вмешательства облпрокуратура, заявил, что понятие о погашении судимости (ст. 57 УК РСФСР, на которую ссылались правозащитники), применяется в уголовном праве, имеет значение при квалификации и назначении наказания за вновь совершенное преступление. Кроме того, направление граждан в специальные дома-интернаты не являются сферой применения уголовного законодательства, эти правоотношения урегулированы правовыми нормами о социальном обслуживании. Комитет социальной защиты населения администрации Пермской области, направляя В. Малахова в специальное отделение Лысьвенского дома-интерната, исходил из буквального толкования ст. 20 ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" № 122-ФЗ от 02.08.95 г. и п. 2 Постановления Правительства РФ №338 от 15.04.95 г. "О развитии сети специальных домов- интернатов для престарелых и инвалидов". В то же время принятое областным Комитетом решение о направлении В. Малахова в Лысьвенский дом-интренат может быть обжаловано в судебном порядке. Такова позиция областной прокуратуры.

Спецотделение дома-интерната и обычный дом-интернат - сообщающиеся сосуды. В течение года с момента "приземления" в спецотделении пациент при безусловном соответствии правилам пребывания там может быть переведен в обычный сосуд, то бишь интернат. И наоборот, буйный, злостный нарушитель - житель обычного дома-интерната может быть понижен в условиях пребывания до спецдома.

Равенство по закону не есть еще равенство в жизни, говорил один бывший ссыльный юрист, сотворивший затем величайшее событие ХХ века, сидя в Смольном.

Наша ситуация пока не разрешилась, а потому все еще находится в густой тени разных личных толкований одних и тех же нормативных актов.

Последняя новость. Есть в Лысьвенском районе поселок Обманка-2. Именно туда, в местный интернат ушло письмо юриста-консультанта Пермского регионального правозащитного центра Е. Першаковой, занимавшейся судьбой В. Малахова. Теперь он сам должен принять решение, обращаться в суд или покорствовать судьбе. Только вот ситуация касается не только одного человека. Обратился в Центр и с той поры "потерялся" инвалид В. Лысенко.

Процитируем письмо из Правозащитного центра В. Малахову: "… Должны заметить, что сложившаяся ситуация касается не только Вас, но и большинства других людей, поэтому еще хотелось бы обратить Ваше внимание на то, что в виду возникшей неопределенности в толковании понятия "ранее судимый" представляется возможным обратиться в Конституционный суд о признании неконституционным толкования нормы статьи 20 ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" № 122-ФЗ от 02.08.95 г. Напишите о принятом Вами решении".

И еще одна цитата:
"… равенство прав не в том, что все ими пользуются, а в том, что они всем предоставлены". Сенека.

Все бы так. Новая прививка прежней жизни для Малахова стопроцентно сработала: после двух месяцев пребывания в спецотделении дома-интерната он ушел оттуда, ввязался в пьяный конфликт и попал СИЗО в ожидании нового суда. Через шесть лет после отбытия последнего наказания. Осудили по статье 116 УК РФ за побои. Статья не предусматривает наказания в виде лишения свободы.

Арестантские два месяца, проведенные им в следственном изоляторе, зачли Малахову в качестве меры пресечения и отпустили.

На потерянной было воле Малахов думает обратиться в Конституционный суд по поводу своей вынужденной социальной командировки в спецотделение интерната. Тогда он, как считает, не был "ранее судимым", теперь осужденный. Но закон не имеет обратной силы, проблема не исчезла сама собой.

Когда так хочется "переменить" злую судьбу.

Еще не поздно. Хотя бы для других.

В. Яковлев

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2001 г. / №9(44)