НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №1(46)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№1(46)

логотип газеты "Личное дело"

Постамент без царя

Для внутреннего завершения этой истории мне не хватало толчка. И он произошел - в два часа ночи позвонил скульптор Рудольф Веденеев. Объявил, что по каналу "Культура" идет передача о терроризме. Мол, включай. Включать я, разумеется, не стал, но уже во сне подумал: "Раз Веденееву не спится и он "впивается" в телесюжеты о террористах, замысел его обязательно осуществится - быть на земле Прикамской памятнику царю Александру Второму".

Одинокий постамент ждет своего царяНа теракты в Нью-Йорке жители поселка Юго-Камского отреагировали с уральской чудинкою: решили восстановить бюст русского императора-освободителя, павшего от рук отечественных бомбистов. Да, этот бюст существовал - в маленьком поселке, о котором сам Александр Второй мог знать разве что из пушкинской "Истории пугачевского бунта". Даже в губернской Перми не было памятников царям. Как правило, они устанавливались в столицах - Санкт-Петербурге, Москве. А тут - нате: некий Юго-Камский. Литой бюст на мраморном постаменте.

И воздвигли ею на средства мастеровых здешней волости, собравших тысячу целковых (деньги по тем временам немалые), в 1905 году, то бишь в годину первой русской революции. На мраморе было высечено: "Царю-освободителю Александру Второму". Отчего супротив веяниям, можно только гадать. Но, освежив память Пушкиным, осмелюсь предположить, что пугачевцы, заполонившие когда-то Юго-Камский, чрезмерно вольно себя там вели: разграбили храм, разбили иконы, вытащили оклады... К тому же казнили литейщика с местного завода. Литейщика-то - за что? Не дворянин, не князь. Не эти ли кощунство да смертоубийство и вросли в сознание юго-камцев, а в хрупкую для державы пору дали верноподданнический побег - памятник царю?

Дальнейшую судьбу памятника не сложно предугадать. После Октябрьского переворота заявились сюда люди в кожанках, царский бюст был свергнут и утоплен в пруду. Остался постамент, пустовавший недолго: водрузили на него другого усача - Иосисра Биссарионыча. Высеченные буквицы забили, а новое пояснение - кто на мраморной три-буне - давать почему-то не стали. А так понятно. Однако через некоторое время Сталина, по всей вероятности, тоже утопили в пруду. Лежат они где-то под толстым-толстым слоем многолетнего ила и тины, император, освободивший крестьян, и генералиссимус, этих самых крестьян закабалявший. Высочайшая жертва террора и террорист №1. "Тятя, тятя, наши сети..."

Александр Второй пережил семь покушений. Это ему еще гадалка в Париже предсказала.

Одно из самых известных - выстрел Дмитрия Каракозова 4 апреля 1866 года. Тогда стоявший рядом крестьянин сумел толкнуть руку террориста. Но 1 марта 1881 года Софья Перовская махнула математическим платком. Это был знак: царь едет. Николай Рысаков метнул бомбу. Взрывом разбило карету, ранило нескольких прохожих, в том числе и самого Рысакова. Освободитель остался невредим. Невзирая на протесты царских охранников, он подошел к раненому террористу и начал задавать вопросы. Парадокс в том, что террористы тоже считали себя освободителями. Игнатий Гриневицкий метнул вторую, изобретенную Кибальчичем, бомбу прямо под ноги Александру. Фактически это уже было восьмое покушение. Последние слова царя: "Во дворец! Там - умереть!.."

Чудомудрые юго-камцы, установившие в бунтовскую пору в своем по-селке бюст императора, были по тем временам, с точки зрения "новоявленных иуд" (Тальков), позади России всей. Оказалось - впереди. Сей час вот - тоже: Россия начала опамятоваться с внука Александра - Ни копая Второго. Никита Михалков, благодаря "Сибирскому цирюльнику", вернул нам его отца - Александра Третьего Миротворца. А об Александре Втором вспомнили опять-таки юго-камцы. Эдак пойдет - мы до Алексея Михайловича Тишайшего доберемся. Не всё же президентам да генсекам лафа.

Надобно соблюсти историческую истину, o наставляет старый поселковый краевед Сергей Константинович Чудинов. - Реформы Александра Второго отличались исключительной прогрессивностью - и судебная, и земская, я уж не говорю об отмене крепостного права...

Правда (нужно отдать ему должное), к вызреванию этой мысли привел юго-камцев Рудольф Веденеев. Сперва Чудинов, у которого в сталинских репрессиях пострадал отец, входивший в Учредительное собрание, предложил скульптору увековечить на мраморном постаменте имена местных жителей, ставших жертвами большевистского террора. Диссидент по судьбе и жизни, сам в 70-х за антисоветскую агитацию тянувший лагерную лямку по известному "пермскому делу", Рудольф Борисович, казалось бы, должен был с юго-камским краеведом согласиться.

Однако это выглядело бы примерно так же, как вместо бюста императора приторочить бюст партийного вождя. Вот и предложил Веденеев восстановить памятник Александру Второму как символ против терроризма вообще. И текст на постаменте утвердить: "Если царь Александр Второй пал жертвой индивидуального террора, то впоследствии миллионы людей пали жертвами террора государственного".

Царственно-мученическая тень от будущего памятника падает, по Веде нееву, на наши времена.

- Александр Второй сыграл огромную роль в замирении России и Кавказа. Князь Барятинский в конце концов принял у себя Шамиля. Ша миль царем был прощен. Ему дали дом в Калуге, дворянское звание, сын его учился в высшем военном заведении. Если история имеет какой-либо смысл, - рассуждает скульптор, - то сам по себе пример такого решения национального вопроса весьма поучителен. Когда сегодня военные говорят: "А с кем вести переговоры? Надо воевать до конца!" (это что - до последнего чеченца, что ли?) - не грех бы нам, что называется, обрести царя в голове - занять мудрости у Александра Второго.

- Дать Шамилю дворянское звание и домик в Калуге?

- Не так в лоб, но история должна же чему-то учить...

Покамест царь Александр Второй правит умами только одних юго-ком-цев, но, кто знает, может быть, благодаря их гражданской сметливости и поколенческому предопределению, правление царя-освободителя когда-нибудь распространится и на всю Россию?..

P.S. Дабы воплотить замысел обновленного памятника, юго-камская общественность намерена раскоше-лить различные фонды. На местном заводе готовы отлить бюст. Идея вдохновила многих. Осталось совсем ничего - раздобыть на это исторически верное и богоугодное дело деньги.

Юрий Беликов
Размещено 29.03.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №1(46)