НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №1(46)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№1(46)

логотип газеты "Личное дело"

Карт-бланш прокуратуры

Куда может пожаловаться человек на чинимый произвол - незаконное возбуждение уголовного дела, применение мер процессуального принуждения - и требовать привлечения государственных насильников к ответственности по написанному для них в Уголовном кодексе красивому букету статей? Только прокурор может возбудить такое уголовное дело, тем более в отношении сотрудника прокуратуры. А если произвол устно или письменно санкционирован прокурором, или злодеяние чинит сам прокурор? Остается надежда только на то, что прокуратура сама себя высечет.

Может еще суд признать попустительство прокурора незаконным. Если попадется судья, читавший Конституцию без ухмылки, будет такой результат, но и только. Возбудить уголовное дело и привлечь к уголовной ответственности злодея суд не может.

Конкретный случай. Постановлением Свердловского райсуда г. Перми от 08.02.2001 было признано незаконным двухлетнее бездействие прокуратур г. Перми и Пермской области по рассмотрению заявлений И. Отинова о возбуждении уголовного дела в отношении оперуполномоченного и следователя, применявших в нему незаконные (что установлено судебными актами) меры. Но в возложении на прокуратуру обязанности принять решение по заявлению в соответствии с законом было отказано. Суд посчитал для себя невозможным к чему либо обязывать прокуратуру.

Отменяя это постановление, Судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда в своем определении от 06.03.2001 г. указала, что по смыслу статей 46 и 52 Конституции РФ гражданин, обращаясь в суд, вправе рассчитывать на полную и эффективную защиту государством своих нарушенных прав. При новом рассмотрении дела жалоба Отинова была удовлетворена в полном объеме, но постановление Свердловского райсуда г. Перми от 16.04.2001 упорно не исполняется областной прокуратурой.

К сожалению, приходится констатировать: непосредственное применение норм Конституции РФ при рассмотрении жалоб в порядке уголовного судопроизводства еще не стало общим правилом.

Та же коллегия областного суда, но в другом составе 24.05.2001 отказ Дзержинского райсуда г. Перми в удовлетворении аналогичной жалобы А. Чикирова признала правомерным, хотя, как и по заявлениям Отинова, ни одно из обязательных постановлений, предусмотренных ст.109 УПК РСФСР, по его заявлению прокуратурой г. Перми вынесено не было - он получил лишь краткую записку.

А просил Чикиров привлечь к уголовной ответственности прокурора Дзержинского района З. Маслохутдинова за злоупотребление должностными полномочиями путем незаконного возбуждения в отношении него уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности. Из этого дела ясно видно, что прокурор действовал в интересах дочери "потерпевшей", конфликт между которыми дошел до суда, с целью добыть у матери документы, переданные последней на хранение Чикирову. Дело возбуждено лично прокурором по липовому заявлению, состряпанному дочкой в его приемной, даже без опроса "заявительницы". Маслохутдинов выдал резолюцию следователю: избрать меру пресечения в виде ареста, провести обыски по месту работы и жительства. У той хватило ума не исполнять предписание.

Выудив документы (что, кстати, не помогло дочке победить маму в суде), уголовное дело прекратили по нереабилитирующим основаниям.

Чикиров, не найдя правду в прокуратуре города, покрывшую районного прокурора, обжаловал марающее постановление о прекращении уголовного дела в суд, заодно и отказ горпрокуратуры рассматривать по закону заявление о возбуждении уголовного дела. В последнем суд отказал, хотя постановление отменил, указав, что Чикиров получил документы и хранил их на законных основаниях, а потому состав преступления в его действиях отсутствует.

Вот и получается, что прессовала тебя власть незаконно, а наказать ее за это - не можешь. Оттого и лицемерие прокуратуры на каждом шагу.

И опять прокуратура Дзержинского района! Она направила в суд дело по обвинению в злоупотреблении служебным положением участкового инспектора милиции Д. Жиделева, усмотрев таковое в необоснованном принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Это - пример борьбы прокуратуры за законность, годный для населения лохастого. Для юристов же, знакомых с вышеприведенным, сие - акт, подобный проповедям общеизвестного обжоры и блудника о воздержании.

Может быть, постановление участкового ошибочно, но оно вынесено. Заявления зарегистрированы, по ним проведена проверка, им дана правовая оценка в процессуальном документе.

Следователь, обвиняя Жиделева, пишет: "существенное нарушение прав и законных интересов общества выразилось в укрытии преступлений от учета тяжких преступлений, поскольку их несвоевременное возбуждение повлекло то, что данные преступления остались нераскрытыми …личная заинтересованность Жиделева выразилась в нежелании портить показатели в своей работе по раскрытию преступлений, что и расценивается следствием как получение выгоды неимущественного характера". Святые слова. Их бы да в приговор прокурорам, фактически выбрасывавшим заявления Отинова и Чикирова в урну.

Все-таки суд признал Жиделева виновным в злоупотреблении служебными полномочиями. Суд второй инстанции оставил приговор без изменения. Причем постановление выносила Судебная коллегия областного суда почти в том же составе, который не увидел в отписках прокуратуры укрывательства тех издевательств, что творились над Чикировым. То, что иное, другое, не такое, как считает прокурор, решение, выраженное в процессуальном документе - преступление, а безнаказанные аресты невиновных, изъятие у них имущества, циничные отписки на заявления о привлечении к ответственности за произвол - нет, объяснятся одним: сила и надзор за силой находятся в одних прокурорских руках. А значит право человека на уголовное преследование злоупотреблений властью, провозглашенное ст.52 Конституции РФ, превращается в фикцию. Идея взаимной ответственности человека и государства остается только теоретическим признаком правового государства.

При таком карт-бланше прокуратура закономерно пришла к идее бизнеса на власти. Называется это "самоокупаемость прокуратуры" ("ЭЖ-Юрист" № 18 2001). О неприличных формах "самоокупаемости" догадаться несложно. Приличная - предусмотрена в виде фонда прокуратуры. И на практике выглядит так.

Пришла В. Батова в прокуратуру Суксунского района узнать о судьбе арестованного сына. Прокурор А. Казаков ей - собственноручно заполненную бумажечку с банковскими реквизитами фонда прокуратуры и сумму называет - 1753 руб. 70 коп., да еще советует возместить ущерб от преступления. Тогда, глядишь, и выйдет сынок на подписку о невыезде. В фонд гражданка деньги внесла, а остальное не успела. Отговорила адвокат: "Ваш сын участие в преступлении отрицает". Многие коллеги того адвоката, умеющие торговаться с властью, усмехнутся, и "по жизни" правы. Остался подзащитный сидеть за решеткой в ожидании суда. А тот все откладывается и откладывается, скоро уж год пройдет.

Держащий дышло не повернет его себе во вред. Чтобы бы это дышло не било дубиной, нужен крепкий судебный щит. В том и надежда на судебную реформу. Но никакие законы и программы сами по себе ничего не решат. Как известно, разруха начинается в голове. Пока все судьи поголовно не перестанут видеть в прокуроре своего сиамского близнеца, а в гражданине - постылого кляузника, надеяться людям не на что. Будут люди оставаться предметом торгов, сделок и игр в руках обладателя власти, что "Я - сам себе судьЯ".

С.Б. Поляков, адвокат,
кандидат юридических наук
Размещено 16.02.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №1(46)