НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №2(47)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№2(47)

логотип газеты "Личное дело"

Дом на семи ветрах

Издали Краснокамский детский дом-школа, состоящий из двух трехэтажных с лысым фасадом зданий, составленных буквой "Г", весьма напоминает казарму. Казармой он оказывается и внутри. Единственным предметом, оживляющим убогие игровые комнаты, является телевизор. В спальнях сиротские кровати, прикрытые самодельными покрывалами из дешевого шелка. До безобразия изношенная мебель, пустота дверных косяков, обветшавших и потому больше не справляющихся с возложенной на них когда-то обязанностью держать двери. И везде - сквозняк, и собачий холод, хотя за окном всего лишь около пяти градусов мороза: город экономит тепло даже на детских и сиротских учреждениях.

В детском доме вот уже четыре месяца нет горячей воды, за это время постояльцев организованно вывели в баню дважды. Считается, что те, у кого есть в Краснокамске родственники, моются там. Остальные берут воду из батарей. Ремонт бойлера стоит не так уж и дорого - 65 тысяч рублей, однако местная администрация на мольбы детского дома о помощи не реагирует. Более того, мэр Владимир Михайлович Ворков был здесь последний раз три года назад во время выборов.

Владимир Михайлович, вероятно, не читал постановление Правительства Российской Федерации от 20 июня 1992 г. N 409 "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", где сказано, что именно органы исполнительной власти "обеспечивают в первоочередном порядке учреждения для детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, продуктами питания, одеждой, обувью, мягким инвентарем и необходимым оборудованием". Не хотят помогать сиротам и краснокамские предприятия и предприниматели, вступившие в благотворительный фонд, указания которому куда расходовать средства дает почему-то господин Ворков, отдавший предпочтение милиции, здравоохранению и даже церкви, но не сиротам.

Директор Любовь Давыдовна Базанова с сожалением вспоминает прежние времена, когда за каждой группой было закреплено предприятие. Сейчас руководители тех предприятий говорят: вы, мол, на государственном обеспечении, так пусть вас государство и содержит. А содержит оно детский дом-школу следующим образом: взамен необходимых на 2002 год десяти миллионов рублей выделено только шесть - поровну на зарплату сотрудников и питание воспитанников. Как же быть с коммунальными услугами, электроэнергией, моющими средствами, одеждой-обувью и прочим? Недавно детский дом пытались отключить от электросети, хотели обесточить прачечную, Базанова не дала: "Лучше школу, тогда мы перенесем занятия детей на светлое время суток". Электрики посмотрели на Любовь Давыдовну с недоумением и ушли. Но обязательно вернутся. За прошлый год суммарные долги детского дома составили 1 миллион рублей.

Такие вот беды-лишения. Но не с мэром воюет трудовой коллектив, не с Законодательным собранием, принявшим Закон Пермской области "О нормативах минимальной бюджетной обеспеченности", где нормы финансирования расходов на содержание воспитанников детских домов, составляют лишь 54 процента от утвержденных федеральным законодательством. А воюют женщины друг с другом. Линия фронта пролегла по территории детского дома, в боевые действия втянуты все, и наставники, и воспитанники.

Надобно заметить, что это муниципальное образовательное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, десять лет назад включилось в модный тогда эксперимент "семейного детского дома", да там и осталось. Суть новшества в том, что в одной "семье", носящей фамилию воспитателя, содержатся дети от 7 до 18 лет, связанные кровными узами. Считается, что так лучше детям. Однако воспитатели с трудом могут представить, чем можно занять эту разновозрастную команду, ведь в заведении, за исключением недавно появившегося настольного хоккея, нет никаких игр и спортивного инвентаря. Нет даже бумаги и фломастеров. Нет ничего того, что могло бы скрасить досуг ребенка, пребывающего в казенных стенах.

На 100 человек работающих взрослых в учреждении приходится 164 ребенка, в бегах обычно пребывает от 15 до 20 трудновоспитуемых, хотя по отчетам Базановой - 1-2. Пятнадцать подростков употребляют спиртные напитки, шестеро - токсикоманы. Половина воспитанников нуждаются в постоянной психиатрической помощи, из них 32 - олигофрены, поэтому в учреждении на полставки работает психоневролог. Тем не менее, осенью прошлого года повесился всегда жизнерадостный парнишка Алеша С-в. Его брата - близнеца взяли под опеку, Алеша же остался в детдоме. Потом в учреждении прошла волна попыток самоубийств, одного мальчика достали уже из петли. Суицидальный психоз - вещь заразная.

Дети здесь действительно очень сложные, у них бывают резкие перепады настроения, они притесняют маленьких и слабых. Есть среди них и откровенный садист-террорист Сережа Б-в, ему в марте исполнится пятнадцать лет. Он жестоко угнетает "семью": выбьет стекло и с острым осколком гоняется за детьми по коридорам детского дома, набрасывается на воспитателей, и не с пустыми руками, а с лопатой или стулом. Когда Б-ва посадили, постояльцы и воспитатели вздохнули с облегчением, но счастье было недолгим. Сережа попал под амнистию и вернулся в Краснокамск. И хотя Б-ов постоянно повторяет: "Я все равно кого-нибудь убью!", девать его некуда, нет у нас в стране заведений для таких "нервных" детей.

Но еще больше, чем беспредельщика Б-ова, мальчишки боятся заместителя директора по хозяйственным вопросам, тщедушного на вид, сорока семилетнего Михаила Ивановича Симикова, судимого в 1997 году за незаконное хранение оружия. Симиков ведет уроки труда, на которые мальчики отказываются ходить по причине того, что Михаил Иванович, рассердившись, хватает их за половые органы и сдавливает. Еще в мае прошлого года шестнадцатилетний С. написал своей воспитательнице жалобу на Симикова. Весь детский дом слышал, как он кричал Михаилу Ивановичу, что все расскажет про него матери. Любовь Давыдовна тогда же пообещала воспитателям разобраться с Симиковым, однако хозяйственник работает до сих пор. А С. к лету приобрел гомосексуальные наклонности, и в лагере отдыха завел себе мальчика. Такие вот "уроки труда".

Несмотря на присутствие в детском доме заместителя директора по хозяйственной части и кладовщика, склад обычно пуст. Воспитательница Нина Ивановна Печенкина в начале зимы пришла к начальнику управления образования Татьяне Павловне Кондаковой и положила ей на стол список из двенадцати фамилий. Эти дети не могли выйти на улицу, потому что не в чем. К концу зимы детей одели. Обычно же директор заставляет воспитателей писать заявление в Сбербанк о снятии какой-то суммы со счета воспитанника. Хотя по закону, как мы уже знаем, ребенок должен находиться в детском доме на полном государственном обеспечении. Те же небольшие деньги (алименты или пенсия на потерю кормильца), что поступают на его счет, весьма пригодятся ему после окончания девяти классов и выхода из учреждения. Получается, что финансовые трудности, с которыми сталкивается детский дом, перекладываются на плечи воспитанников.

Воспитатели однажды объединились и написали жалобу в управление народного образования. Жаловались в основном на то, что не получают надбавку за превышение количества разновозрастных детей в группах (по закону их должно быть 8, обычно же - 10-12), а также на грубость Л.Д. Базановой, которая может накричать на них в присутствии воспитанников. Приехавшая в детский дом Т.П. Кондакова пообщалась лишь с самой Базановой и отбыла обратно в свой уютный кабинет.

Больше всех выступает против несправедливого начисления заработной платы Н.И. Печенкина. Она обращалась в Государственную инспекцию труда в Пермской области, не выявившую "нарушений трудового законодательства РФ в системе оплаты труда в Краснокамском детском доме", в городскую прокуратуру, пославшую Нину Ивановну в комиссию по трудовым спорам и к мировым судьям, в областную прокуратуру... Денежный вопрос в пользу воспитателей не решился.

Печальнее же всего то, что в трудовой спор взрослых втянуты и воспитанники.

В детском доме, где ребенок по федеральному закону и по закону совести вправе рассчитывать на человеческое тепло и уют, царит какое-то всеобщее помутнение разума взрослых, способных думать только о своих проблемах, интригах и сплетнях. Этим душным маразмом насквозь пропитана атмосфера заведения, поэтому детям здесь так плохо. Они бегут, бегут даже через петлю из лески, затянутую на хрупкой шее.

P.S. Обращение Пермского регионального правозащитного центра

Ирина Артемова
Размещено 15.03.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №2(47)