НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №3(48)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№3(48)

логотип газеты "Личное дело"

Внук буденновского писаря

Его прадед по материнской линии был белогвардейцем, а дед по отцовской служил писарем у Буденного. Его отец - Григорий Федорович Апанасюк, пограничник, попал в плен к немцам в Бресте. А после Великой Отечественной войны Григория Федоровича за то, что он был в плену, сослали в леспромхоз под Оханском Пермской области. Здесь Григорий Апанасюк встретил свою судьбу - гордую полячку Валентину Хамицкую, за брак с ним, репатриированным, расставшуюся с партбилетом, но не со своей фамилией. После расстрела Ежова Хамицкую вызвали в партком, восстанавливайся, мол, в партии. Она ответила: "Ежова-то нет, но вы - придурки, те же самые". Полагаю, что от матери Сергей Григорьевич унаследовал чувство собственного достоинства и бесстрашие, а безграничная любовь к лошадям досталась ему, видимо, от деда - буденновского писаря.

Сегодня Сергей Григорьевич Апанасюк - крупнейший частный коневладелец в Прикамье, у него около 50 лошадей. Три года подряд Апанасюк проводил в Оханске зимние соревнования сельских конников на призы губернатора Пермской области. За предыдущий губернаторский приз - автомобиль - областная администрация с ним до сих пор не рассчиталась. Застряли бумаги в недрах бюрократической машины. А Апанасюк не любит просить, напоминать чиновникам об их обязанностях. Хотя и несладко пришлось Сергею Григорьевичу год назад - соревнования на носу, а денег нет ни от районной, ни от областной администрации. Апанасюк хотел было квартиру продать в Перми, где его семья проживает. Да вовремя остановился, занял деньги под залог своей квартиры, еле выкрутился потом.

Соревнования нынче, как и в прошлом году, прошли при большом скоплении народа, поболеть за конников собралось около 5 тысяч зрителей со всей области, столько даже на пермском ипподроме не бывает. Призы победителям вручили, все остались довольны. Еще бы, ведь такого приза "Большого губернаторского" - дистанция 3600 метров для рысаков старшего возраста орловской рысистой породы в русской упряжи - нет ни на одном ипподроме в России. Впрочем, как и приза для лошадей тяжелоупряжных пород и их помесей с грузом 0,5 тонн на дистанцию 2000 метров.

Вообще же на оханской земле традиции конноспортивных праздников достаточно сильны. В журнале "Коневодство и конный спорт" сорокалетней давности упоминаются соревнования, состоявшиеся на проводах русской зимы в Оханске: "...на стадионе выстроилось более 80 упряжек (троек! - И.А.), собралось более 7 тысяч зрителей". Лошадей в те годы держали во многих селах района, однако, постепенно "железный конь" пришел на смену крестьянской лошадке. Несколько десятилетий в Оханске существовал совхоз "Прикамский", имевший когда-то сильную племенную ферму. Лошади "Прикамского" становились призерами ВДНХ, побеждали в соревнованиях. Апанасюк стал руководить совхозом в 1985 году, при нем очень серьезно занимались селекцией лошадей, совхоз процветал. В 1990 году, когда Сергей Григорьевич ушел работать в областной агродепартамент заместителем руководителя, на ферме оставалось 136 лошадей. А когда Апанасюк вновь вернулся в Оханск в 1997 году, в "Прикамском" насчитывалось 22 головы. И эти-то были непонятно откуда взявшиеся, ни на что негодные заморыши. Огромный табун пошел под нож мясника и к цыганам, дешевле, чем по цене мяса.

Сергей Григорьевич четыре года боролся с развалом хозяйства, а потом надоело. В июле 2001 он лошадьми заплатил долги по зарплате и тут же выкупил их по полуторной цене. Так он стал частным коневладельцем. В те же жаркие дни Апанасюк создал конно-спортивный клуб "Оханская подкова", ныне безвозмездно и бессрочно арендующий почти весь его табун, в котором теперь есть лошади и других частных лиц, зачастую вспоминающих о существовании четвероногих красавцев только на соревнованиях. Поэтому лишь Апанасюк постоянно озабочен добычей денег на пропитание для своих питомцев: "Все валится сюда, как в прорву: только сена на одну голову требуется 3 тонны в год, да овса - более 2 тонн. Раньше лошадям давали еще и сахар, и морковь, и яблоки... ". Он говорит: "Лошадник тот, кто производит лошадей, все остальные - владельцы". Вот об этом он и мечтает - производить призовых лошадей, не худших, чем у конезаводов.

Была когда-то у Апанасюка лошадь, получившая в 1993 году Большой всероссийский трехлетний приз на московском ипподроме. Пермь ни до, ни после не выигрывала такого приза. Сергей Григорьевич, выпивая и закусывая по тому праздничному поводу с друзьями в московской гостинице, сказал историческую фразу: "Чтоб еще хотя бы раз!"

Ради повторения успеха Сергей Григорьевич много работает, попутно пытаясь вернуть коневодству былую народную любовь, пытаясь привадить к лошадкам и местных нуворишей. Но те с трудом понимают, что лошадь - это не "мерседес", сел и поехал, что тут ласка, любовь и терпение нужны. Быстрее привыкают к лошадям мальчишки из трудных семей. Апанасюк видел, как бережно обращаются со своими новыми друзьями те самые пацаны, от которых плачут даже инспекторы детской комнаты милиции. В гору мальчишки на лошади не едут, спешиваются и ведут ее под уздцы. "Так характер человека проявляется, бери такого пацана - замешивай, занимайся с ним. У нас ведь эти ребята не курят, и не пьют".

Прошлым летом несколько туристических групп путешествовали на смирных и покладистых тяжеловозах Апанасюка. По поводу покладистости тяжеловоза Чипа мне рассказали такую историю. Как-то работники вывозили навоз из конюшни на телеге, запряженной Чипом, да нагрузили много. Бедняга не смог сдвинуть телегу по бетонному полу, дернулся, за что-то зацепился и упал на бок. Лежит, не дергается, ждет, пока его от постромков освободят. Лошадь рысистой породы в таких обстоятельствах начала бы биться и искалечилась. Сергей Григорьевич говорит, что лошадь понимает речь человека процентов на девяносто, что прекраснее лошади нет ничего на свете, что это благородное животное вполне можно поставить в один ряд с живописью, архитектурой или искусством.

Некоторые считают, что Апанасюк просто ненормальный. Что поделаешь, Сергей Григорьевич своеобразен и непрост, он поделил все человечество на тех, кто любит и понимает лошадей, и на остальных. С остальными дела у него не ладятся, они обвиняют его в развале совхоза, в том, что он был плохим руководителем... Только его ли в том вина, что коневодство в России давно утратило былые позиции и старыми методами хозяйствования его не возродить. Но что бы там ни говорили, Апанасюк остается самым авторитетным депутатом Земского собрания. И всех знакомых и малознакомых людей пытается посадить на лошадь. Посадил и меня. Я ехала на Саре по чистому заснеженному полю, вдали нежно серели прибрежные деревья... Было так тихо и спокойно, как будто во всем мире не было никого, кроме меня и теплой и уютной, как колени матери, Сары. И тогда в мое сердце вошла любовь к лошади, и я навсегда покинула ряды тех, "остальных".

Ирина Артемова
Размещено 03.04.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №3(48)