НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №4(49)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№4(49)

логотип газеты "Личное дело"

"Жучковатая" Пермь, или Соло на барабанных перепонках

Передо мной сидел "шпион" Володя. По той причине, что был он интеллигентом до мозга костей, как заметил другой "шпион" Олег, Володя вчерашнюю подслушивающе-подглядывающую страсть подутратил и даже в какой-то степени ее стыдился. А вот Олег, напротив, укоренился в ней и заматерел. Сегодня в Перми - он, пожалуй, чуть ли не единственный бизнесмен, имеющий лицензию от ФСБ на приобретение и продажу технических средств для негласного сбора информации. Проще говоря, всякого рода "жучков".

Правда, Юдин сразу дает понять, что поставляет их "только субъектам оперативно-розыскной деятельности" - милиции, службе безопасности, пограничникам, налоговикам, таможенникам, органам государственной охраны и внешней разведки. Обжегшись на молоке, дуешь и на воду.

В 98-м году Володя и Олег, пустившиеся в подобного рода предпринимательство, продали, не имея лицензии, пару "жучков" рубоповцам и были прищучены эфэсбэшниками по статье 138 Уголовного Кодекса "Нарущение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений". Правда, судимость эта переросла в условную, явно показательную (тогда по России чохом завели более десятка таких экзотических дел) и там же в суде, как паранджа, была снята по амнистии. То бишь два товарища - не только "шпионы" закавыченные, но еще и амнистированные. Интеллигент Володя от недавнего прошлого своего дистанцировался, а вещий Олег, закалившийся в хитросплетениях судьбы и уловивший общественный спрос и градус, возглавил группу компаний "Дело техники".

Сразу же, как заходишь в их офис, в глаза бросается стенд, похожий на девушку, наконец-то облегченно вздохнувшую, что она лишена невинности: "Средства для негласного сбора информации". На стенде - как брошки-заколки: "Кокон", "Крот", "Лемур", "Фагот"… Это - то, что я запомнил. Семейство короедов нынешнего древа жизни. Набоков коллекционировал бабочек, Юдин - "жучков".

До 96-го года, когда Ельцин издал Указ об ограничении оборота такого рода изделий, "жучки" можно было приобрести свободно и по сходной цене - 150 рублей штука. Теперь - 150 долларов и выше. И только - обозначенным субъектам или с разрешения оных. А поскольку субъекты (милиция, по крайней мере) часто ходят в попрошайках у спонсоров, за год на "шпионскую" аппаратуру приходится от трех до пяти сделок. Не густо.

Группа компаний живет другим - поставками сотовых телефонов, звукозаписывающей аппаратуры, средств радиосвязи, охранного телевидения и защиты информации. А "жучки", по словам Юдина, это как юношеская пылкость, влюбленность, мания, хобби…

Еще учась на юрфаке, Олег обожал что-нибудь "вынюхивать и высматривать", доискиваться до причин. С девушкой, например, на дискотеке познакомился, так, имея удостоверение следователя-стажера и ведая лишь об имени-отчестве объекта симпатии да его знаке Зодиака, придти в деканат и, два часа просидев над представленным списком, все-таки вычислить сладкую жертву бессонницы. Предвкушение-то каково?! "Девушкам это льстило", - кивает Олег.

- А сам "жуками" пользовался? - любопытствую я.

- Лет пять-шесть назад на дружеской вечеринке. Было интересно, что же девочки на кухне о нас говорят? Посидели они, поприкалывались. Наконец, выяснили, кто с кем пойдет, а кто с кем не пойдет. Вот и всё.

- А никогда не возникал вопрос, насколько нравственно - продавать "жучки"?

- После того как мы дали рекламу в местной газете, позвонила одна бабулька: "Как вы можете пропагандировать эдакое?! Вы вообще…из ЦРУ засланы!" Нравственно или не нравственно - каждый решает для себя. На это очень сильно влияет наше законодательство. До 96-го года это было нравственно. А когда вышел президентский Указ и соответствующий федеральный закон, такие вещи стало продавать безнравственно. Но, как только дело доходит до выяснения семейных отношений (муж ушел к любовнице или жена ушла к любовнику), ни мужчина, ни женщина не остановятся ни перед чем… Эта техника сразу делается нравственной.

"Или возрождение нравственности становится "Делом техники", - подумал я. Однажды сюда заявилась респектабельная дама. "Так и так, - говорит, - как куда я ни поеду, супруг всегда об этом знает. Проверьте-ка мне машину!" Продвинутые "делотехники" обследовали авто. "Жучков" не нашли, зато обнаружили остроумно сработанную "систему". Под сиденьем был вмонтирован диктофон! И когда кто-либо садился рядом с подколпачной шофершей, включалась клавиша записи.

- Простейшая, идеальнейшая вещь! - восхищенно восклицает Юдин.

Все-таки Россия - родина левшей. А Пермь, которая в последнее время всё больше и больше чешется от шпиономании, подкует любую звукозаписывающую блоху, утирая попутно нос хоть какому субъекту оперативно-розыскной деятельности.

Перед моим визитом к знатоку "жучков" ему принесли шикарный по своей гениальной простоте телефонный аппарат-трубку. В нем Олег не нашел ничего лишнего в классическом понимании. Но были там два проводка… Припаяв их к схеме, аппарат заставили работать совершенно по-другому - телефонные разговоры прослушивались через обыкновенный радиоприемник.

- Получается, что все эти "жучки" на хрен не нужны! - пораженно и в то же время победно изъясняется амнистированный "шпион".

Пермь, где родился изобретатель электросварки Славянов, ни на минуту не прерывает его традиций: паяет и паяет на коленке всё новые и новые придумки доморощенного догляда. Не с того ли бегущие от паранойи или ищущие противоядия идут и идут в разные, оснащенные техническими диковинами фирмы, и чуть ли не каждая кровать в скрытом потенциале своем может превратится в сплошную ушную раковину? Раньше здравомыслящие, ставшие не по своей вине инакомыслящими, уходя из дома, "запирали" его на волосок, спасительно изъятый из гребней подруг жизни. (Если нет волоска в створке дверей, значит, держи ухо востро: кто-то в твоей квартире побывал!). Теперь…

Кроме субъектов оперативно-розыскной деятельности, в сторону прослушки и защиты от оной идут детективы охранных агентств - кому-то позарез сия надоба по причине частного сыска или тому же агентству нужно глянуть через закопченное стеклышко на собственных же детективов. Идут тузы обществ с ограниченной ответственностью: мол, продавцы воруют, мол, менеджер компромат конкурентам сливает. Идут устроители всяческих сделок, готовые выложить деньги во имя выдачи на-гора любой сопутствующей информации. Идут, наконец, ревнивые супруги. И - просто большие дети больших родителей, коим после просмотра американских фильмов не терпится поиграть в шпионов…

Почти все они говорят: "Вот деньги. Никто ничего не узнает". Однако бытует байка: "Пермь - это - деревня в три тыщи человек. Остальные - знакомые". Из-за каких-то 100-200 долларов вновь под уголовное дело Олег не пойдет. А посему чаще всего приходится из гендиректора переквалифицироваться в психотерапевта.

- Вы сказали, что вам подбросили в машину "жука"? - пробует размышлять он вместе с владельцем "Мерса". - Вы ездите по городу и вас слушают? Но, чтобы вас слушали, за вами должен быть постоянный "хвост" на расстоянии 100 метров. Когда вы подъезжаете к офису, что мешает вам посмотреть туда-сюда? Посмотрели? Ничего подозрительного не заметили? Тогда насчет своего "Мерседеса" можете быть спокойны. С 1995-го года в машинах мы находили "жучок" только один раз…

Помещение - дело другое. Да, есть средства защиты информации. Но ведь и "жучки" плодятся и мутируют, как компьютерные вирусы. За последние пять лет в Перми, как и, наверное, во всех губернских городах России, умножаются и делятся молекулы охранных фирм и служб безопасности. Часть из них наделена бумажными и техническими возможностями по выявлению злополучных электронных насекомых, паразитирующих в телефонно-телевизионных разъемах, а еще больше - в мозгах. Но рынок этих проверок!..

Ваш офис могут отсканировать за десять минут и заявить, зевая: "Мужики, у вас здесь ничего нет!" И взять 200 рублей за квадратный метр. Но сие не означает, что "жучки" не кричат, как в анекдоте: "Нас много на каждом сантиметре!" Есть более марочные проверяльщики с простейшим индикатором поля. Еще недавно с его помощью можно было обнаружить до восьмидесяти процентов всех возможных подслушивающих устройств, а сейчас - ни больше половины. И эти мастера, посвященнодействовав те же десять минут, произнесут ту же самую фразу: "Мужики, у вас здесь всё чисто!" И возьмут уже пятьсот рублей за квадратный метр. Правда, существуют спецы покрепче - из бывших. Их метражные услуги стоят 18-20 долларов.

Но самое печальное, что эти проверки не несут спокойствия души. Головная боль не иссякает. Покинув "делотехников", я побывал в одном охранном агентстве. Его владелец уверенно указывал на телефонные аппараты своего рабочего стола, которые находятся на прослушке. И это были слова аса сыскного и информационно-аналитического дела! Впрочем, сегодня ведь не обязательно совать "жучка" в проводку - милиции достаточно навестить местную АТС, специальную тамошнюю комнатенку, и никакой прибор не просигналит - слушают тебя или нет.

Скорее, слушают…

- Извините, - вежливо и несколько смущенно обратился ко мне на трамвайной остановке затёрханный мужичонка, - Я дико сегодня болею. Не могли бы вы дать десять рублей на пиво?

Вот - единственная головная боль, достойная участия и понимания!

Юрий Беликов, собственный корреспондент
газеты "Трибуна", специально для "Личного дела"
Размещено 11.05.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №4(49)