НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №4(49)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№4(49)

логотип газеты "Личное дело"

Белеет парус одинокий

Незабвенный лермонтовский шедевр запомнился мне с детсадовских времен. И совсем не потому, что я смог оценить "Парус" "как предельное выражение романтического мироощущения, как попытку переосмыслить тему одиночества и неприятия жизни".

Мне запомнилось то, как я "проиллюстрировал" стихотворение: на тщательно выведенных синих волнах, на острых вершинках, уютненько пристроился незамысловатый кораблик - лодочка с аккуратной мачтой-палочкой, на которой как лист на ветке тополя прижился парус. И парус, и кораблик были почему-то оранжевые. Над всем этим красовалось размером с апельсин в натуральную величину красно солнышко с лучами на пол-листа ("Под ним струя светлей лазури,/ Над ним луч солнца золотой...). Тучка размером со "старорежимную" пятикопеечную монету совершенно была незаметна на фоне этой идиллии.

После одной ставшей мне известной истории я бы нарисовал все иначе...

Родители Максима Литвинова пришли в отдел внутренних дел Ленинского района Перми написать заявление о трагической гибели своего сына. Дежурный сотрудник, не оборачиваясь, бросил через плечо: "Ну и что вам надо?" - "У нас утонул сын, нам нужно с кем-то поговорить". - "Ну, говорите со мной. Что вам надо?" - "Может вы повернетесь к нам лицом?"...

Все-таки дежурный выслушал - "служебный долг" обязывает.

Правда, его реакция в данной ситуации оказалась, мягко говоря, странной: "Это что, мне в такое время придется ехать на тот берег Камы? А вы вообще-то кто такие? (это после того как родители Максима сказали, что хотели бы начать розыск тела своего сына). - "Мы родители". - "Он был женат?" - "Да". - "Сколько ему лет?" - "Тридцать три". - "А может, его жена убила и утопила? Пусть в понедельник она придет и подаст заявление". (А трагедия произошла в пятницу).

Таким вот самым бессовестным образом человек в погонах отфутболил людей, у которых случилась страшная беда. А ведь даже школьникам по учебникам БЖД (безопасность жизнедеятельности) известно, что заявления от потерпевших дежурные сотрудники милиции должны принимать в любое время суток, в любой день недели, независимо оттого, кто из родственников с таким заявлением обратился в милицию. Но, как известно, реальная жизнь и учебник - это две большие разницы.

В ночь на 1 августа 2001 года 33-х летний рабочий Максим Литвинов не пришел домой. И на следующий день не пришел. Обеспокоенная необычно долгим отсутствием мужа Анна бросилась на работу: "Что случилось с моим мужем? Где он?" Товарищи по бригаде совершенно спокойненько, как о само собой разумеющемся, ответили: "Так ведь он утонул." (Если помните, такой же ответ американский журналист Ларри Кинга получил от нашего Президента на вопрос "Что случилось с вашей подводной лодкой?").

Как вспоминают друзья Максима, он всегда был душой компании, на просьбы помочь всегда отзывался. Не был "кроилой".

И очень даже было в его стиле: в день первой зарплаты пригласить товарищей по бригаде отметить это событие.

Где можно раздольно и весело провести время в теплый пермский августовский вечерок ? Ну конечно же на матушке - Каме. Туда и отправились. На "тот берег", если смотреть со стороны набережной речного вокзала Пермь-I. Понятно: полилось рекой пиво... В районе полуночи кому-то из компании захотелось покататься на яхте-катамаране, которые выдаются в прокат. Как осуществляется прокат лодочного снаряжения в полуночное время, я честно говоря плохо себе представляю - у нас не Гавайи. Как и с чего началась эта "трагическая регата", один бог знает. Но катамаран перевернулся...

Жена погибшего Анна Литвинова: "Все выплыли, а Максим - нет. Они говорят, что походили по берегу, покричали и решили, что он выплывет в другом месте. Они его не стали искать, а пошли, как говорят, домой. Вместо дома некоторые попали в медвытрезвитель.

Протрезвев, никому из компании не пришло в голову позвонить своему товарищу домой и поинтересоваться, что с ним... Как зачастую бывает, мы нужны только своим родителям, жене.

Диктофонная запись: "Я подошла к начальнику по месту работы Максима, он мне рассказал о том, что случилось. Я тут же побежала на тот берег Камы через мост. Там есть спасательная служба. Подошла к ним и спросила, был ли такой случай. Спасатели ответили, что они дежурят до 21 часа. Им необходим свидетель происшествия. Тогда я побежала обратно, попросила, чтобы кто-нибудь, кто мог бы точно показать место, откуда все они выплыли... Я очень долго просила их. Никто не хотел. И уже когда стала их умолять, один согласился… Со свидетелем я снова подошла к спасательной бригаде: "Вот свидетель, он покажет место, где утонул мой муж." И что услышала женщина, потрясенная внезапной бедой? " Мы не спасатели. Мы просто наблюдатели."

Оказалось что у горе-спасателей нет ни весельной, ни надувной лодки, нет спасательных жилетов. И опытных ныряльщиков тоже нет. "И никого со дна доставать не собираемся".

Наверное, такие "спасатели" способны только смотреть на загорелые спинки купальщиц… Вы бы знали, как неприятно писать об этих персонажах.

Но есть и другие люди...

- Старший оперуполномоченный Ленинского райотдела милиции Алексей Викторович Бодров очень с участием отнесся к нашему горя, - вспоминает вдова Максима Литвинова Анна, - он несколько раз звонил к нам домой, интересовался состоянием дел.

С нами он ездил в морг на опознание, старался как-то поддержать морально. А ведь это еще очень молодой человек, ему только 22 года.

Чтобы не говорили, но доброе отношение не забывается.

- Мы спросили начальника, как можно отблагодарить его добросовестного подчиненного, - рассказала вдова Максима Литвинова, - и он посоветовал нам позвонить по телефону горячей милицейской линии.

Я поинтересовался, действительно ли добросовестный сотрудник был отмечен. Информация подтвердилась.

А вот поступки других участниках этой истории… То, что сделал дежурный, к которому пришли с заявлением родители Максима, у меня вызвало просто шок ... А бригада? Отец Максима никогда не занимался похоронами и по наивности попросил помочь выкопать могилу. Бригада тут же отказалась. Когда попросил помочь материально - снова отказ, у всех нашлись так называемые "уважительные причины". Как я узнал от одного из друзей Максима, это не помешало всей бригаде в полном составе прийти на похороны и даже просить добавки на поминальном обеде). Что касается так называемой "спасательной бригады" на пляже, я не знаю для чего она вообще существует?

У Александра Лобанова, друга детства Максима, более жесткая позиция:

- Если мы возьмем за основу рассказ бригады, то увидим, что в нем встречаются неувязки. Мне рассказали, что в тот момент, когда катамаран начал опрокидываться, человек, который был рядом с Максимом, спросил, умеет ли Максим плавать. Максим, со слов этого человека, ответил утвердительно. Хотя я прекрасно знаю, что плавать он не умел.

Я сам сплавлялся на катамаранах и байдарках по разным рекам, бывал в разных ситуациях и уверен, что невозможно за 1-2 секунды в такой ситуации задать вопрос и получить ответ. Переворачивание катамарана - это всегда неожиданность даже для подготовленных людей.

Катамаран, со слов тех же участников происшествия, перевернулся в десяти метрах от берега. Если я умею плавать, то считаю, что минимум за минуту можно добраться до берега. И вернуться за самым беспомощным в этой ситуации.

И эти, посмотрев, что Максима нет, могли бы быстренько вернуться... Кстати, катамаран не утонул, а был найден утром возле опоры моста.

Конечно, речь о морали…

Когда Анна Литвинова, узнав о беде, пришла домой, за столом сидел десятилетний сын Гера.

- Он смотрел на меня, а я не знала, как сказать правду. И я сказала: "Папа утонул…". Гера, как сидел, так и остался сидеть, выражение лица у него не изменилось, а из глаз потекли слезы. Вот так до ночи он беззвучно плакал ... Слезы катятся, катятся и ни как не могут остановиться.

Как вы думаете, сможет ли когда-нибудь Гера нарисовать белый парусник на уютных синих волнах под большущим как апельсин солнышком?

Алексей Торосов
Размещено 11.05.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №4(49)