НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №5(50)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№5(50)

логотип газеты "Личное дело"

Тем-но-та…

Это удивительное письмо мы получили из поселка Ильинский, что в ста километрах от Перми. Как нам кажется, оно написано искренно, талантливо, образно, с чувством достоинства и юмора. Видно, что женщина, отправившая его в Пермский региональный правозащитный центр, отличается умом и необычным характером, который далеко не всех из окружающих устраивает. С неординарными людьми подобное случается.
Кроме того, нам показалось важным поговорить о такой серьезной проблеме, как забота о подрастающем поколении. Дети - это не только будущее страны, но и тот камертон милосердия и морали, которому не может не соответствовать нормальное человеческое общество. Рожать или не рожать - глубоко личное дело, каждый должен решать самостоятельно - и никто не вправе его судить. А вот действия конкретных представителей государства, на любом уровне, по созданию необходимых условий для воспитания детей могут и должны подвергаться оценке - в том числе и нравственной. Жилищная и другие проблемы нашего общества потому носят такой глобальный характер, что ими просто не занимаются. Это подтверждают успехи отдельных регионов страны, где уже идет активное строительство, например, частных домов, решаются вопросы кредитования.
В нашем случае мы надеемся, что администрация Ильинского района найдет возможность помочь одинокой матери с тремя детьми. И в следующих номерах газеты обязательно вернемся к этому вопросу.

Здравствуйте!

Даже не знаю, с чего начать. Наверное, смирить свою гордыню. Никогда никуда не ходила и не просила - больше одного раза. Проблема такая: нет жилья и купить его не на что.

Я живу одна с тремя детьми. По квартирам. Потихоньку тянемся. Завела кур, гусей, кроликов пуховых, овец, коз. Мясо, молоко, яйцо, носки - все свое, плюс навоз на участок. Излишки продаю на хлеб. Везде после себя оставляю викторию, смородину, крыжовник, малину. Я училась когда-то на плодоовощевода. Продаю рассаду. Делаю лечебный массаж. Работаю на почте - чистыми выходит от 600 до 1000, как сработаем. Все это позволяет мне хоть как-то сводит концы с концами. Иногда покупаю фрукты, рыбу, вещи детям. На хлеб хватает, а одно время сама пекла - когда сидела в декретном.

Однажды мне не хватило - ребенку на зимнюю обувь. Я попыталась обратиться за помощью в соцзащиту - и мне там сказали: "Ты что, последний доедаешь?". Нет, не последний. Разве что умру или паралич трахнет. А так - заработаю.

Когда два года назад обратилась туда же с просьбой продать в рассрочку какое-нибудь жилье, мне ответили: "Все бы так хотели!" Я попыталась возразить: "Не для себя прошу, для детей…" И тут же получила от защиты: "Зачем нарожала? Чем думала?.." Это сказала женщина. А какое ее дело… Если всех, извините, выскребать, то кто нам пенсию платить будет? Мне так обидно стало. А нынче уж законно положенные нищенские 1500 рублей за 2001 год сколько мурыжили! Весной они, дескать, нашли у меня в школе долг по питанию. Поехала, проверила - чики-чик, все путем: еще 50 рублей осталось. Потом банк не работал. А затем денег не оказалось. Весна, целое лето, осенью наконец выдали. Да и то со скандалом: 1000 рублей наличкой, 500 - товаром. Я подняла кипиш: "Получать не буду и на всех пожалуюсь!" Выдали деньгами.

Я человек яркий, непохожий на других, где-то, может, сурова, независима, порой резка. Жизнь такая. Когда жила в Каменке, восьмилетнего пацана с девочкой оставляла, а сама уходила на покос или в Ильинский - носки, рукавички, яйцо продавать. Каша, суп сварены, молоко свежее на печке стоит, а летом - и так тепло. А на попе памперс одет. Сережа в свои восемь Ульяну пеленал. Порой приду, а они ревут оба. "Чего ревешь?" - спрашиваю сына. "Тоскливо", - отвечает.

Было, поселилась я с двумя детьми на квартире у глухонемой - ее в дом старости увезли. А на втором этаже жил сосед, которому пожелалось занять и первый. И вот у него созрел гениальный и наглый план - лишить меня материнства и выселить. Обратился, куда следует. Летом, понятно, я зашиваюсь в работе, случается, пол по неделе не метен. А тут - интуиция что ли? - захотелось вдруг выскрести свою половину. И на следующий день приходит комиссия. У меня полный порядок. Короче, как пришли, так и ушли. Еще пару раз были. А в четвертый раз достали - я в огороде картошку окучивала. "У вас там дитя плачет", - говорят. Тут меня и прорвало. "Вот, - говорю, - если я это не выращу, сено не накошу, овощей не заготовлю, зимой мои детки не так от голода заплачут. Что вас интересует? Молоко? Вот коза стоит! Вот - мясо, рукавички, штанишки! Вот яйцо кудахтает! Вот крупа, мука, масло… Сунула им все под нос, а теперь вон, мои хорошие! И так времени не хватает. А тут еще сосед музыку врубил - на полную. Бывает, по две недели пьет. Комиссия моя и спрашивает: "А это что?" - "Мой сосед, - говорю, - любитель чужих детей, поборник правды и чистоты". Те и выдали ему - по полной программе.

А осенью один предложил мне руку и сердце. Поехала в Ильинский - с испытательным сроком. Может быть, и не поехала бы, да горенка с Богом не споренка - случалось, вода в ведрах на полу на два сантиметра замерзала. Взяли с собой смену белья и домашнюю скотину - кто ее кормить будет? А весной, когда узнали "кандидата" получше, решили вернуться обратно, в свою холодную половину. Что там произошло - история умалчивает, но дом, как оказалось, сгорел, остались обгоревшие стены. Была бы мужиком - вернулась, но я не столяр, не плотник. Кроме того, выяснилось, что я беременна - пришлось остаться в Ильинском.

После рождения девочки отношения с ее отцом вконец разладились - все, что зашабашит, пропивает. Мальчишке проходу не дает: "И индюк, и дурак, и в Чермоз прямушками…" (В Чермозе находится спецшкола для умственно отсталых детей - ред.) Да какие тут уроки мальчику, когда этот, когда напьется, может всю ночь ходить, топать, кричать, петь и приседать…

Ладно, я сколь-нибудь помаюсь, все равно куда-нибудь съеду. А ведь другие же всю жизнь живут и деваться некуда. Из Афгана, из Чечни ребята придут или менты приедут - психологи, реабилитационные центры и т.д. А нам, таким вот женщинам, что? Ни денег, ни жилья, ни какой-то другой серьезной помощи. А наши коммунальщики и другие власть имущие коттеджи строят, по три дня юбилеи справляют. А в защиту зайди: компьютеры, дамочки французскими духами благоухают… Нет бы на эти бабки социальный центр построить. В которой могла бы женщина с детьми придти, пожить, подумать, что делать: одной с детьми? или со своим благоверным вместе? А пособия - что на 161 рубль купишь? На хлеб ребенку только-только. А ботинки? Одежда? Матери-одиночки чаще всего на двух-трех работах. Да еще дома: стирка, жратва, уроки да еще сказку на ночь почитать, просто поиграть, выслушать ребенка. На сон остается 4-6 часов, не больше. На хорошо оплачиваемую работу мать-одиночку редко примут - на больные ходит. Слышала, программа такая есть - "Ссуда под жилье молодым семьям". Берешь на десять лет, строишься и потихонечку выплачиваешь. А если в течение трех лет завел себе трех бэби, прощает государство тебе эту ссуду. Может, правда? Я ведь часть условий уже выполнила… Только мужа не завела.

Но что мне кто даст? Кукиш показывают… Что мы можем требовать? Куда по какому вопросу обращаться? Темный лес.

"Тем-но-та-а…" - так выдал мой кандидат мужья, разбудил среди ночи и вытащил на улицу. Я напугалась, думала, что пожар - то ли тушить, то ли уже детей вытаскивать! Небо и впрямь было черным. А в центре от огней поселка светилось, отчего его края и лес казались совершенно черными. Тем-но-та… Я сначала разозлилась, а потом начала хохотать над собой до слез.

Мне бы дом, огород соток 15-50, конюшню. Денег бы на корову, удойную. Остальное постаралась бы заработать. Хотелось бы на массажиста выучиться, медицинский закончить. Чтобы знать: где эта жилочка начинается, как эта косточка вправляется. Я и так людей "на ноги ставлю". Ко мне даже небольшая очередь есть. Десять лет этим делом занимаюсь. Некоторые на годы про спину забывают. Одна рассказывала: "Стала перебирать аптечку, подумала, а что в этой бутылочке? Посмотрела - от спины… Забыла уже". Радуюсь за себя - и за людей тоже.

Когда-то я ушла с любимой работы со скандалом. Когда заболела мать - у нее отнялись ноги - я послала управляющего на три буквы, потому что он мне отказал в отпуске, а расчет пообещал через месяц. В результате за 24 часа уволили, правда, по собственному желанию. Мать я подняла - она уже шестнадцать лет бегает. Дай Бог и дальше так.

Чем только не зарабатываю: грибы продаю - строго чищенные, и ягоды, и пряду, и вяжу, одиноким дедушкам хлеб пеку. Но это все на жизнь, на то же хлеб. А чтоб на квартиру заработать? Это надо в проститутки подаваться. Или на игру "Кто хочет стать миллионером?" Или в Чечню - снайпером? Я из мелкашки прилично стреляла - где-то даже грамота хранится, за первое место. В ножички с ребятами всегда побеждала.

Шутки-шутками, а жить где-то нужно. Если быть подлой, можно конечно выжить моего "кандидата". Но я не хочу как в той поговорке: "Не делай добра - не получишь зла". Все-таки он нас приютил, терпел четыре года. Буду уходить, скажу ему спасибо. Однажды сбежала от него на восемь месяцев в глухую деревню, где всего десять человек. Если ты на них не похож - это просто кошмар. Первое время они пытаются учить тебя жизни. А потом начинают клевать со всех сторон, как стая ворон - котенка. Но сегодня меня уже, конечно, не сломить, как было сначала, когда любимому человеку родители не разрешили жениться на мне, потому что он был другой национальности. Тогда видела чертика, хотя все прекрасно соображала, но была уже на волоске… Попыталась задавиться на четвертом месяце беременности - вытащили, в петлю веник засунули… И я сказала себе: все глупости, если это конец дороги, то можно повернуть назад - вдруг где-то пропустила тропинку, по которой мне нужно…Потом рождение первенца и гордость - 4. 210, это уже богатырь!..

Похоже, меня спасло от смерти собственное чувство гордости и чувство мести к одному человеку, который меня унизил. Потом этот человек пришел ко мне извиняться - с огромной шоколадкой. Я хотела запустить шоколадку ему в лицо, но только упала с кровати - и все. А потом старалась выжить. И выжила. И скидала сорок шоколадок Бабаевских с коньяком в него. Но это после.

Мать выгнала меня из дома: "Ты мне не дочь, раз "мирона" принесла!" Но люди помогли - кто молоком, кто дровами, кто словами. И сама денег немного подкопила, пока ездила по командировкам. Выжила. И смеялась, и ревела над сплетнями. За два года сменила восемь квартир - переходила из одной в другую с детьми, козами, овцами и курами. Целый сериал… За все годы от соцзащиты получила четыре коробки с продуктами, три новогодних подарка. Однажды делала массаж дочери работника соцзащиты - и она пробила мне детскую путевку в "Лесной уголок". А в 2000 году дали поношенные джинсы мальчику, в хорошем состоянии.

В Новой Каменке, где я сейчас работаю начальником почтового отделения, пустует один дом. Но денег нет, а похлопотать за меня некому. Дом, конечно, худой, тысяч двадцать пять ему красная цена, но кто знает, сколько запросят? И все-таки сходила я до госпожи Манаковой Валентины Сергеевны, которая возглавляет соцзащиту. Унизили меня там, как могли: дескать, я завистливая и злобная натура, и ко мне алкаши только липнут, что ни год, то ребенок, о чем думала, когда рожала… И кончилось все тем, что она бедная и несчастная, стариков и детей ей надавали, а денег - нет. Я ей предлагала - мясом, овощами рассчитаться за дом, но ей этого не нужно. Она сказала: дом этот будет продаваться на конкурсной основе - тому, кто больше даст. А для меня и 50 рублей - деньги, какие конкурсы... Стартовая цена - двадцать тысяч. А захочу, говорит, и за сорок продам! Хозяин - барин.

Я не жалуюсь ни на жизнь, ни на Манакову. У нас проще от детей отказаться, чем их растить. О сиротах государство все-таки заботится - в месяц на каждого, наверное, тысячи три уходит. Неужели труднее помочь какой-нибудь ссудой, чем содержать моих детей в приютах или детдомах, как предложили мне в соцзащите?

Правда, дали мне тысячу рублей материальной помощи на одежду. Из них 270 ушло на пленку, 204 на укрывной материал, 70 рублей на прокорм козе и курам, 120 - сапоги старшему, а на остальные продукты купила. В результате коза дала 210 рублей - 30 литров молока по 7 рублей, куры дали 270 рублей - 180 шт. по рубль пятьдесят. Чистый доход - 420 рублей.

Чтобы содержать моих детей в приюте шесть месяцев нужно 54 тысячи рублей. А мне больше и не нужно для решения проблемы жилья. Мне бы дом…

А Валентине Сергеевне Манаковой Бог простит. Ей, наверно, тоже не сладко - все просят: дайте, помогите. Я все делаю сама, но купить жилье, имея на руках троих детей, не в силах. Я верю, что все смогу, но не сразу - нужны деньги, время, упорство и талант. И еще, наверно, ангел-хранитель…

Однажды я шла по лесу домой - и за четыре километра до деревни меня нагнал мужчина. Я попросила его проводить меня, потому что "мне сегодня ужасно страшно". И он проводил. А потом я узнала, что на совести мужчины было три жизни. А, может, больше. Говорили, он убивал людей, проигрывая их в карты. Убил двух женщин, а через два дня после встречи со мной - мужчину. Где он сейчас, до сих пор никто не знает. Меня он, видимо, пожалел.

Пишите на Новую Каменку, а то мой квартиросдатель (или как его) уничтожит письмо.

Конверт дармовой - я его по анкете в "Эфире" выиграла, утешительный приз.

С уважением Зоя Пепеляева

Размещено 14.06.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №5(50)