НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №5(50)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№5(50)

логотип газеты "Личное дело"

Мир дому сему!

Как утречком иду на работу, натыкаюсь на стада рекламных плакатов и щитов. Один от имени разноцветных волчат призывает меня милым оскалом купить эксклюзивную мебель. Другой в виде красотки с ангельским личиком, в недвусмысленной позе предлагает мне путешествие в страну вечного лета… А вот что-то новенькое - плакат без подписи убеждает меня " Я люблю тебя, Пермь!". А вот еще - "Пермь - наш общий дом! Сделаем его чистым". О, значит есть у нас Некто большой и заботливый, кто желает нам добра. Ну, посмотрим, что за любовь нам предлагают.

ДЯДЮШКА ТЫКВА МЕСТНОГО МАСШТАБА

- Вечером 20 апреля я подхожу к своему дому по адресу улица Туркестанская, 202 и немножечко не совсем его узнаю - крыши нет, потолка тоже. Три стены практически отсутствуют. Я кинулся к соседу, а тот жмет мне руку - Ну что, можно поздравить с удачной продажей?

Тут следует немая сцена из Гоголевского ревизора. А сосед пояснил - Приходили три человека с ломами и лопатами. Сказали, что все нормально, мы будем сносить этот дом. Участок купил новый хозяин и готовит его строительство своего дома. Таким образом то, что я продал участок, узнал последним.

Без меня женили. Естественно, я обратился в РОВД Свердловского района, на Куйбышева, 64...

Вот такая малопонятная на первый взгляд и возмутительная по сути история произошла с нашим земляком, жителем Перми, Талгатом Таировым, семья которого десятилетия проживала в этом домике в поселке Южный и в одночасье его лишилась. Боюсь предположить, какой шквал страстей овладел бы мной в подобной ситуации. Обычно попавшему в такой оборот советуют - не теряй голову и обратись за защитой к представителям закона.

Поэтому небольшой экскурс в историю вопроса. Талгат Таиров, разложив передо мной документы, поведал следующее.

- Этот засыпной дощатый дом мои родители приобрели в 1968 году. Получилось несколько проблематичное оформление права владения. В те годы была прописка в домовую книгу и нас 2 года не прописывали - тогда на Южном строительство уже было запрещено и моим родителям сказали: "Вот мы вас пропишем, а вы ведь строиться начнете. А это строжайше запрещено". Но в результате долгих-долгих мытарств нас все же прописали. И тут не обошлось без казуса - на домовой книге написали "Заплатить штраф за проживание без прописки с 1968 по 1970 г." (удивительный талант обнаруживают наши отечественные чиновники - сначала заставят тебя нарушить закон, а потом тебя же и заставят за него расплачиваться - Авт.) Тогда же мы хотели переделать свидетельство на землю, но нам посоветовали добрые чиновники: "Зачем вам это нужно, если строиться на данном участке нельзя? Только лишние хлопоты. Живите спокойно".

Но жить спокойно не получалось - домишко был и вправду далек от комфорта. А строиться было нельзя. Поэтому Рауфа Абельманиховна, мама Талгата, как многие наши женщины, взяла решение жилищной проблемы на женские плечи. Тогда считалось, что получить жилье намного проще работникам домоуправлений - она пошла работать дворником, а затем уборщицей - работа, прямо скажем не престижная, физически тяжелая, мало оплачиваемая. Но все же однокомнатную квартиру семья получила. Причем продолжала платить все полагающиеся налоги за участок по адресу Туркестанская, 202. И ухаживать за семью яблонями разных сортов, посаженных много лет назад, за кустами вишни малины, трех сортов смородины, ирги, облепихи, за грядками виктории, чеснока, салата. Садоводы знают, чтобы сделать нечто подобное, нужно ухаживать за участком четверть века.

Сейчас участок пришел в некоторый упадок ...

Три года назад мама Талгата очень неудачно упала - и получила перелом позвоночника. Месяцы больничной неподвижности - в результате инвалидность 1 группы.

- К лету 2001 года моя мама стала потихоньку выходить из дома, - рассказал мне Талгат. - Я привозил ее на наш участок на машине с помощью друзей. Для моей мамы это место и курорт и санаторий. Здесь она приходит в более-менее приличное состояние. И вся витаминная часть идет за счет нашего сада.

Вроде бы все ясно - закон должен защищать своих граждан и честных налогоплательщиков. Но увы, законы видимо настолько несовершенны, что власть имущие могут трактовать их по собственному усмотрению и интересу. При этом руководствоваться так называемой "целесообразностью". На заявление Т. Таирова пришел ответ из РОВД Свердловского района - "В возбуждении уголовного дела отказано на основании п. 2 и 5 ЦПК РСФСР". Думаю, что юридически грамотному или просто внимательному человеку ясно, что со ссылкой на "п 2 и 5" не все ясно. Оказывается, это пункт 2 статьи 5. Ну что ж, человеку свойственно ошибаться. Но ведь если милиция неправомочна определять собственника земельного участка, то она обязана найти похитителей частной собственности - когда разрушили дом Т. Таирова, то все, что можно было унести из вещей и инструментов, унесли.

- Талгат, как вы думаете, закон защитит ваши права?

- Дело в том, что закон подразумевает две вещи: спорный вопрос решается местной администрацией, и тем, какого года закон применяется. Когда я начинал оформлять документы по своему участку в 1996 году, была статья закона, гласящая, что открытое владение имуществом в течении 15 лет является фактом признания собственности.

Как же участок не является нашей собственностью, когда мы платили налоги? А за чужую собственность налоги не платят.

Откроем книгу Дж. Родари "Приключения Чиполлино". "Ваша милость, уверяю вас, что у меня было разрешение на постройку домика, - умоляюще обратился к раскрасневшемуся сеньору помидору дядюшка Тыква, - Мне его дал его когда-то сам синьор граф Вишня! - Убирайся отсюда, вон без всяких разговоров! Остальное тебе разъяснит адвокат".

Думаю, вряд ли кто-то из советских детей, читая книгу о Чиполлино, был на стороне тирана-самодура синьора Помидора. Почему же, став взрослыми, они помогают таким вот "синьорам Помидорам"?

Мне кажется, загадка нашего происшествия проста - на смежном участке не имеется даже какого-то временного жилья. Поселок Южный сейчас активно застраивается дорогостоящими коттеджами. Может, здесь место расчищают для "законопослушных и добропорядочных граждан", как вы думаете?

ГРАФСКИЕ РАЗВАЛИНЫ

Наверное, не дошла благодать любвеобильного автора плакатного слогана до Т. Таирова - ведь все это произошло так не близко от центра Перми, где сосредоточились все наши власть, закон и порядок? Ладно, подойдем ближе, к перекрестку улиц Сибирской и Ленина. Теплее, теплее, тепло, горячо. Мы с вами на улице Кирова, дом 60. Хотя раньше, проходя мимо, я думал, что это какая-то хозяйственная постройка типа сарая. А это оказывается дом, где живут люди. Давайте познакомимся. В квартире 10 этого "дома" проживает семья Ожиговых. Глава семьи - Игорь Алексеевич Ожигов, джазовый музыкант. Его супруга, Елена Геннадьевна, работник центра дополнительного образования детей. Старший сын - Сергей, специалист по компьютерам и его брат Олег, отслуживший срочную службу в качестве мотострелка в Чечне.

- Это дом постройки начала 30-х годов, - рассказывает Сергей. - Наша семья живет в нем 30 лет. В доме прогнили перекрытия. У наших соседей недавно с потолка обрушился почти квадратный метр штукатурки. По этой причине соседи вынуждены просто где-то снимать квартиру, чтобы не стать жертвами очередного обвала.

- Но если все так плохо и опасно, то почему ваш дом не сносят?

- Он уже пять лет назначен под снос. На сегодняшний день на современной карте Перми его не существует. Мы платим только за коммунальные услуги, а квартплату с нас не взимают. Два года назад к нам приходила комиссия из ЖЭУ Ленинского района. Пришла дама, посмотрела на потолок, констатировала на глазок: "Что вы жалуетесь? провисания потолка у вас нет, живете нормально.

Трудно спорить со специалистом. Но ведь потолок то рушится.

Одно время в этом доме располагалось представительство мусульманского духовенства. С полгода назад они съехали.

- Я случайно узнал, что часть первого этажа сдана в аренду лицам кавказской национальности. Ходят слухи, что здесь будет бар, хотя это просто смешно, потому что нет ни канализации, ни водопровода, ни вентиляции, не говоря о том, что сам дом наполовину деревянный, - продолжал Сергей.

Как бы там ни было, строительные работы в арендованных помещения этого дома времен проживания и работы в Перми Аркадия Гайдара ведутся. Да, мне почему-то пришло на память название гайдаровской повести "На графских развалинах". Как сказали жильцы злополучного дома, работы производят студенты-шабашники, и я сомневаюсь, что они большие спецы в проведении строительных работ в домах с такой степенью изношенности. А вдруг они подкопают что-нибудь не то, и тогда...

Кстати сказать, совсем рядом построен многоэтажный современный дом.

- Когда закладывали фундамент этой высотки, то наш дом просто подкидывало. К чему приведут дальнейшие перестройки, страшно и подумать…

Прекрасно понимаю - всех нуждающихся в улучшение жилищных условий в Перми в один миг не облагодетельствуешь. Но зачем же давать разрешение на строительные эксперименты в тех домах, которые и так на ладан дышат? Если это не законно - запретите, господа, облеченные законной властью. Если у нас поменялся закон и вместо запрета строительства жилых домов в поселке Южный разрешается строительство дворцов стоимостью в несколько миллионов, то ради Бога. Но зачем же делать это в нарушение интересов людей и так живущих трудно и не богато?

И не надо лишний раз говорить о любви всуе. А то некоторым нашим согражданам это кажется просто дешевым пиаровским ходом, за который заплатили немалые суммы рекламным компаниям.

Алексей Торосов

Размещено 09.06.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №5(50)