НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№6(51)

логотип газеты "Личное дело"

Был, состоял, привлекался

В мае в Москве, в здании Российского государственного гуманитарного университета, состоялась IV Международная конференция "Сопротивление в ГУЛАГе". Организовало её Московское историко-литературное общество "Возращение".

Первые три конференции прошли здесь в 1991-м, 1992-м, и 1993-м годах. В последний день торжественно и горько было сказано, что, вероятно, эта конференция - последняя (просто в силу "возрастного ценза" участников, большинству из которых - за 80) и что именно поэтому необходимо закончить её принятием Обращения, посвящённого исторической памяти ("Кто не помнит - обречены на повторение").

При "заполнении анкет" (в каком лагере был, в какой ссылке, сколько лет, сколько раз) шутили - "наконец-то стало почетно заявлять: был, состоял, привлекался!

… И сколько поистине "тёркинской" жизненной силы в таком "подведении итогов" - да, конечно, горьком, но ведь не только! - в стихах Лазаря Шерешевского: "Жил я не скажу что как во сне, Мир воспринимал не как философ, И литература обо мне Прежде состояла из доносов, Срок настал почтенной седине…После всех ударов и угаров, И литература обо мне Нынче состоит из мемуаров".

Особым "душевным центром" конференции была удивительная женщина 92х лет с добрым ясным лицом, милой привлекательностью, доверчивой общительностью и ласковым именем "Павочка" (Павлина - но так ее никто не называл!).

Это лицо вспомнят все, кому посчастливилось увидеть в "Современнике" спектакль "Крутой маршрут" (по книге Евгении Гинзбург). "Павочка" никогда не была актрисой - ее пригласили для консультации "по вопросам тюремного быта", но она так органично все воспринимала и объясняла, что Галина Волчек предложила ей роль в эпизоде, и эпизод этот всегда по-особому выделялся из великолепного, высочайшего уровня спектакля - дыханием совсем простой живой жизни… С этим спектаклем и "Павочка" побывала во многих странах, хотя в первый раз очень боялась, что ее - "с ее биографией"! - не пустят в США…

Сила сопротивления духа человеческого запредельно бессмысленному неуважению к душе, личности, самой жизни… Многие доклады были посвящены эпизодам конкретного сопротивления ("Забастовочное движение в Воркутлаге" - Трошин В.А.; "Забастовка на шахте № 9" - Грязнов С.А.; "Восстание "забытых" - Мещериков Константин ; "Восстания в особых лагерях МВД СССР, 1953-1954. - Кокурин А.И.; "Молодежные организации сопротивления коммунистическому режиму в послевоенные годы" - Соболев И.П.), но сокровенный пафос конференции был шире; вопреки многим, уже в последние годы возникшим стереотипам - народ не был оболванен.

Один человек собрал 50 тысяч "антисоветских" частушек.60 лет собирал! (значит - и в самые опасные годы!), - сейчас, правда, никак не может найти издателя, но это уже другая история…

В одном из докладов была предпринята оригинальная попытка отделить "сидевших ни за что" - от тех, кто реально был "виноват" перед тем режимом, и во вторую категорию, наряду с членами молодежных организаций "революционных антиреволюционеров" и еще со многими были занесены… анекдотисты, а кто не рассказывал политических анекдотов?! - И все это подтачивало догмы, выворачивая наизнанку казавшиеся утвержденными "на века" истины…

Такое парадоксальное "переворачивание" ощутилось и в сказанных Семеном Виленским в немецкой группе словах: "Вам хорошо - Вас победили! А нас, победителей, до сих пор "реабилитируют" все те же!".

"Все те же…" - Тревога на эту тему "прозвучала во многих выступлениях: о том, например, что в училище ФСП в городе Ярославле висят на стенах портреты бывших начальников" - Ягоды, Ежова, Берии, а под ними - только даты их "правления", и - ничего больше! (И это - молодым ФСБ-совцам!). И о том, что 9го мая у Большого театра - с одной стороны, демонстрация коммунистов - 10 тысяч человек! - с портретами не Маркса и Энгельса, даже не Ленина, а именно Сталина!, а с другой - рядом с группой слушающих фронтовые песни ветеранов - огромная не прикрытая черная свастика. И как связаны эти две стороны, тогда казавшиеся большинству антиподными…

В третий день конференции состоялась поездка в Бутово и в "Коммунарку" - места массовых расстрелов и в "Сухановку" - тайную тюрьму МГБ (самую страшную, называемую "личной дачей Берии", самим названием которой пугали допрашиваемых на Лубянке или в Бутырке), Семен Виленский в 19 лет попал в эту тюрьму, провел там 100 дней. Он стоял у дверей своей бывшей камеры (на месте Сухановской тюрьмы теперь Православный монастырь…) и - рассказывал. Без надрыва, даже с молодым юмором тех своих лет - о том, как в эти 100 дней без воздуха (прогулок не было) "гулял носом" - прыгал до форточки, рассчитывая время - сколько еще шагов сделает конвойный в коридоре до его двери, чтобы заглянуть в глазок… Как его чудом спасла женщина-врач, добившись перевода в Институт Сербского (в психиатрическую клинику), "а уже оттуда - на Колыму…". Последние слова прозвучали с искренним облегчением - с живым чувством тех лет ("каторга - какая благодать…").

И четверостишие свое прочитал, "за которое" все это: Интеллигенты! Будь крепче стали! Кругом агенты! А первый - Сталин!

… О том, что он был именно в Сухановской тюрьме - Семен Виленский узнал лишь годы спустя, описав запомнившиеся координаты знающему человеку. "-А я все это - кроме названия тюрьмы - слышал от Семена очень давно, - на Колыме, когда мы с ним вместе возили тачки", - шепнул мне Вернон Кресс, автор книги "Зекамерон"…

В Бутово был накрыт большой поминальный стол. За ним сидели и немцы-антифашисты (побывавшие после своих "в наших" лагерях - в Воркуте; один из них, произнося тост, представился - "Зэка номер такой-то" и сказал: "Здесь моя вторая родина"), и француз из Сопротивления (а потом - все то же…), и латыши, литовцы, украинцы.

И с болью - что, в отличие от превращенных в музеи немецких концлагерей - здесь, на этом страшном захоронении - не видно следов человеческих страданий, и это тревожит больше всего.

Но сказав все горькое - было пронзительное чувство единения: здесь под землей такой Интернационал, что нам - которые еще на земле - можно ли еще ссориться?… (И вспомнили, как на одной конференции после возмущенных слов русского человека о войне в Чечне: это геноцид чеченского народа! - поднялась чеченка: Нет! - Это геноцид и русского народа, и ваши мальчики гибнут ни за что, над всеми нами творят преступление!).

…А потом - как в тургеневском рассказе "Певцы" - чистейшими голосами пелись старинные романсы, и на фоне этих лиц совсем по-иному звучало давно знакомое:
- Нехотя вспомнишь и время былое,
Вспомнишь и лица, давно позабытые…

И в последний день в Большом Зале Консерватории состоялся Концерт Памяти жертв Гулага и нацистских концлагерей.

Перед исполнение Реквиема с этой сцены прозвучало Заявление бывших узников Гулага и нацистских концлагерей.

Колокол должен звучать сейчас - напоминать, предупреждая…

Лина Кертман
Москва - Пермь

Размещено 15.07.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)