НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№6(51)

логотип газеты "Личное дело"

Ночные лесовозы

На пути из Перми в сторону Березников мы встретили два кедра, стоящих у дороги - один в три обхвата, с раздвоенной вершиной. Редкость для этих мест. Попадаться они стали только за Косьвой, посылая свой высокий, одинокий привет из весенней тайги.

Светились еще розовые березки, появилась первая мать-и-мачеха. За Красновишерском табунами ходил туман, наверное, от быстро тающих остатков лесного снега. Дорогу перебегали наглые и веселый зайцы. А по обочинам встречались ольха да ива, обгрызенные косыми на высоте человеческого роста и выше, что говорило о глубине снега прошедшей зимой.

Чурочная несла большую, мутную, коричневую воду - с алмазами. Выше находился гидрокарьер. На речке Щугор, ниже железобетонного моста, в белом потоке тумана плавало пятиэтажная драга. Это все "Уралалмаз".

Однажды я видел электронную карту лесов Прикамья, на которой единственное зеленое место - это северо-восток Красновишерского района, который весь можно назвать "заповедной территорией", а не только сам заповедник "Вишерский" или кедровник "Велсовский".

Через речки недавно проложены мосты. Дорога поддерживается в допустимом порядке, а возле Мутихи - кто бы мог подумать? - мы встретили инспекторов ГАИ. Правда, стали понятыми, подписавшими протокол ДТП. Молодые люди планером слетели с высокого откоса, славу Богу, остались живы, но мотоцикл утопили - вода шла такая, что передвигала каменные глыбы. Речка Мутиха разлилась так, что деревья кружились в танце - по колено в воде и по пояс в тумане.

Две речки - Золотихи - шли на дорогу с горного склона, будто водопады - и с ревом, пролетая под мостом, исчезали внизу.

Когда глубоким вечером мы подъехали к берегу Вишеры, стояли туман, дождь и вайская темень. На пароме, принадлежащем фирме "Форест", нам сказали, что туда перевезут машину, а вот обратно - неизвестно когда. Вода захлестывала трос переправы. Заночевали в балке на берегу. К утру вода поднялась только на десять сантиметров, но переправились на другую сторону на лодке. Узнали, что в тот день местная женщина отравилась сальмонеллезным яйцом, "скорая" направилась с ней к переправе, но вскоре вернулась обратно… Суровая тут жизнь.

Мы не пошли в лесхоз, уверенные в том, что профессионалы покажут нам не те делянки, где браконьерничала березниковская производственно-коммерческая фирма "Форест", рубившая на Вишере кедр. Ради чего мы и приехали в поселок Вая, что на четыреста километров севернее Перми. "Да его видно сразу по коре - чешуя красноватая, покрупней, чем у ели…"- сказали местные.

Фирма рубила, а, кроме того, в течение последних двух лет регулярно получала от соседних ЧП кедр в обмен на другую древесину или бесплатный провоз через Вишеру. А вот сами расценки - в одну сторону: для пассажира - 2 рубля, мотоцикла - 30 рублей, легковой машины - 60, грузовой - 200. Для рядовых местных это деньги! Значит, вайские налогоплательщики отданы администрацией района на откуп частному лицу, который сдирает с них по второму кругу? Кстати, грабившая вишерский лес фирма налоги платила Березникам. Если учесть, что большой объем леса вывозится нелегально, то значит и туда налоги поступали далеко не в полном объеме. Мимо казны проскакивали лесовозы.

Мы выехали с представителями местной власти и попросили свернуть с дороги налево, в 48 квартал. И там увидели сотни две кубометров брошенного в штабелях кедра - подгнившего, сгнившего, посеревшего. Какой-то смертельный пейзаж. Сопровождающие стали говорить, что "этот лес" был "арестован за долги" предприятия "Форест" судебным исполнителем да так и остался здесь - даже на дрова не вывезли…Ни у местной администрации, ни у жителей поселка просто нет возможности - ни техники, ни бензина. Раньше здесь работал "Вишерабумпром", но на бумагу кедр не идет. Кедр вообще на бумагу никак не укладывается! Например, "Форест" утверждает, что "Вишерабумпром" выписывал им накладные, по которым древесина и вывозилась. Но объявленные прокуратурой объемы (1150) кубометров) за первые десять месяцев прошлого года выглядят значительно меньше тех, которые называют свидетели.

Кедр в 48 квартале добыл и бросил в 1999 году господин "Форест". Напомним, что это английское слово переводится как "лесной". Если так дальше пойдет, то "Форест", может быть, и останется, а вот лесного ничего тут не будет.

- Кедр вывозится только с волоков! - утверждал сотрудник фирмы "Форест", сопровождавший нас к делянке, что в двадцати километрах от Ваи. - Оставлять его гнить здесь что ли?

И вот мы подъехали к 59 кварталу, где работала бригада фирмы. Кедр складирован у дороги. Быстро нашли свежие пни - не на волоках, а в самой пасеке, где его рубить запрещается. Волоки, которые должны быть 5-6 метров, здесь в два раза больше, а пасека, что должна быть тридцать - в два раза меньше. Вот и считайте, что получается… А что тут считать, рубится все подряд - на глаз видно. Такое ощущение, будто "тракторы идут ромбом"…Вернее, ходит один. Новая техника не покупается - дожимается старая. Последнее выжимается, чтобы потом быть брошенным. Это стиль "хитников" - браконьеров, хищников, которых будущее Ваи вообще не интересует. Хвойный баланс - верхушки, комли деревьев просто оставляются - гнить. Будто варвары какие двигаются по вайской земле. Сами же местные и рубят - озлобленные безработицей и на все согласные.

В поселке Вая многие настроены против фирмы "Форест", которая не только вынуждала нарушать природоохранное законодательство, но и кидала своих рабочих - не оплачивала труд достойными человека суммами. Выдавала по 100-300 рублей - на хлеб, да с большой задержкой.

Баланс фирмачи полностью бросали, а еловым пиловочником расплачивались за распиловку кедра в Березниках. Хотя этот баланс вполне мог мы пойти на переработку - в ту же бумажную промышленность. Верхушки и комли раньше перемалывались в щепу, но местные помнят, как в бытность здесь исправительного учреждения В-300, других временщиков, комли деревьев горели по берегам рек - сжигались, только дым по реке стоял.

- Я два года у них проработал. Кедр в лесосеках вырубался полностью, а также вся остальная хвоя и береза. Обычная задержка зарплаты - 3-4 месяца. Самое большое, что я получал на валке - 2800 за месяц. В бригаде было восемь человек - тракторист, вальщики, сучкорубы. Кедр вывозили сразу, - рассказал нам Анатолий Собянин, местный лесодобытчик, единственный вайский свидетель, не побоявшийся появления своей фамилии в печати.

Десять лет фирма работает на Вишере - и все десять лет пластает кедр. Начинали на Велсе. Потом перебрались к Вае. Кедр отправляли на карандашную фабрику в Москву.

Жители Мутихи и Ваи рассказывают о том, что через поселки лесовозы с кедром шли постоянно - до пяти-семи машин в неделю. Речь идет о 2000-01 годах. Это был активный период вывозки кедра фирмой "Форест" - порой до двух машин в день (это 30-40 кубов). Но и нынешней весной, в марте-апреле, с десяток таких машин ушло в Березники.

Днем грузились, а вечером отъезжали, чтобы по Красновишерску, Соликамску и Березникам ночью ехать. Получается, не менее семисот кубометров в месяц. Такой объем, по словам самих свидетелей, невозможно набрать с тех лесосек, которые выделены фирме. Где видели, там и брали. В 48 квартал залезли самовольно и взяли, примерно, 160 кубометров. Сейчас в 69 выплыла из-под снега "свежая кедра", не доезжая 48, наваленная... Брали и со старых лесосек. Переправа своя, никем не контролируемая. Какие там лесорубочные билеты, делянки, волока, лесосеки и прочие атрибуты законности. Если видели кедр в соседнем квартале - валили и вытаскивали тросом. Тут надо бы не столько бумаги проверять, сколько считать мощные пни во вайской и велсовской тайге - за десять лет работы "Фореста", а затем предъявлять хозяину чисто конкретный счет.

Вывоз кедра продолжался и после нашей прошлогодней публикации, и во время проверки предприятия прокуратурой - в марте-апреле этого года. Как все-таки защищен и продуман вертикальный механизм ограбления вишерской тайги, что вообще не дает сбоя! Как вы думаете, дорогой читатель, в чем тут дело? Да, вот и мы об этом думаем… Иначе все это действительно необъяснимо.

В тот день мы разговаривали со многими вайскими жителями, которые просили не называть их фамилии в прессе. Люди боятся потерять работу или не получить ее в будущем. И это понятно. Хозяева с местными не церемонятся. Скажешь слово - свободен… Вот эти "свободные" и рассказали нам об всем, что творится в тайге… Начертили схему, показали карту, написали график вывозки кедра за последние месяцы.

Кроме того, местные поведали, что валка леса первой категории идет в водоохранной зоне, на левом берегу Вишеры, почти напротив поселка. Брались показать конкретные кварталы, делянки, но туда мы уже не успевали. Кто выдает лесорубочные билеты? Это вопрос, который требует ответа. Кто контролирует работу чэпэшников?

В одном из заброшенных балков лесозаготовителей мы увидели интересный природоохранный плакат, на котором был изображен мальчик, поливающий деревце. А рядом - стихотворение: "Пусть скажут ребята из детского сада, каким надо быть и каким быть не надо." Мы прочитали - и зарыдали от умиления… Возможно, это любимые строчки господина Горобинского.

Хороший поселок - Вая. Точно так вписался в излучину реки. На ровном берегу стоят чистенькие дома из бруса. Широкие навесы дворов. Высокие коньки сеновалов. Аккуратные поленницы, зеленая трава вдоль заборов… Жить бы да жить здесь. Как сказал нам лесничий, Анатолий Анатольевич Дмитриев, "даже если все уедут, один буду, но здесь останусь…" Высокий такой мужик, в расцвете лет - как пожал мне руку, так я сразу понял, что это такое - сила… В начале восьмидесятых восемь вайских одноклассников были призваны - в Афганистан. И все восемь, слава Богу, вернулись… "Он прыгал с вертолета в пыльный бред…" Кандагара. А на Вае, семье Дмитриева, было время, приходилось жить на одни детские пособия. Власть, господа горобинские и прочие устроили тут колониальную факторию…

В романе Ромена Гари "Воздушные змеи" есть рассказ о том, как польский аристократ перед фашистской оккупацией покидает свое французское поместье. Он - жуир, кутила, мот - продает свои семейные драгоценности, чтобы расплатиться с прислугой. В современной России прислуга имеется в нужном количестве - проблема с аристократами…

Из аристократов остались кедры…Часть из них - на каменистой почве, со слабой корневой системой. Некоторые наклонены. Бывает - падают от ветра. На эти ветровалы и пытаются списать свои немыслимые объемы "форестчики". Каждый кедр буквально надо беречь. Вспомнился Александр Галич: "А какой-то там "чайник" в зоне все про кедры кричал… Делов!"

Ну и что - докричался? В июне завершился срок лесорубочного билета "Форест". Анатолий Анатольевич Дмитриев сказал, что к предприятию обязательно будут применены санкции. Как пообещал начальник отдела контроля Комитета природных ресурсов В. Назаров, более фирма на Вишере не появится. А если появится - мы сообщим об этом читателям - с комментариями, естественно.

Все материалы по теме

Юрий Асланьян

Размещено 14.07.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)