НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№6(51)

логотип газеты "Личное дело"

От царевича - до Царегородцева или куда течет река жизни?

"Был я просто инвалидом, а теперь я - инвалид в квадрате…", - говорит избитый сотрудниками милиции Президент Пермской организации "Всероссийское общество гемофилии.

- Сочувствую, - крепко жму я ему руку, а потом рукопожатие мое, словно осекшись, ослабевает. От легкого сдавливания может образоваться синяк, то бишь - внутреннее кровотечение. По-моему, в России, даже ребенку ведомо, что влечет за собой эта болезнь. Мученический пример наследника царского престола Алексея словно стал предвестием всеобщей кровавой трагедии, которую пережила страна. Но, кажется, с той поры кровь так и не заговорили…

Заметьте, что у нашего героя фамилия, подстегивающая к сопоставлению: Царегородцев. Президент Пермской региональной организации "Всероссийское общество гемофилии". Ее электронный адрес начинается со слова "царевич". Иногда просыпаются и вновь сталкиваются друг с другом фантомы венценосных жертв и цареубийц…

Напомним эту историю, которая произошла зимой. Едва Царегородцев подошел к своему собственному дому, как дорогу ему и сопровождавшему его Андрею Смирнову перерезал на полной скорости милицейский "уаз":
- В машину!

Игорь и Андрей опешили: с какой стати? Початая бутылка пива, которую держал Смирнов, вряд ли могла навести на мысли о криминале. Оба были в благодушном настроении: наконец-таки удалось создать производственное предприятие для поддержки инвалидов. И тут "в машину!"

Царегородцев предъявил старшему наряда удостоверение инвалида второй группы, пояснив, что у него - тяжелая форма заболевания, проще говоря, от малейшего удара течет и трудно свертывается кровь. Сержант весь точно просветлел от заинтересованности и пнул сапожищем Президента "Общества гемофилии" в коленную чашечку. От резкой боли и мгновенного ужаса, что же с ним будет дальше, Игорь упал. Здоровый человек Андрей Смирнов, заместитель директора того самого предприятия, встал на защиту: мол, что вы делаете, это же смертельно! И - получил сразу с двух сторон кулаками в голову. На сей раз приложился и напарник сержанта. В боксе это именуют нокаутом. Больше уже здоровый человек сопротивляться не мог и его беспрепятственно втащили в машину.

А после принялись за лежащего Царегородцева. Куда только не били!.. Позже, когда его, дважды теряющего сознание в "Скорой", доставят в гематологическое отделение больницы, врачи обнаружат множественные ушибы мягких тканей и сотрясение головного мозга… А пока сержант будет крутить больную ногу Игоря, дабы так, на дикой боли, "закатать" его в "уаз".

Но все-таки не выхолощено еще из народных генов слово "мир", которое раньше, до революции, писалось через "i". Всем мiром отбивали Царегородцева от совсем не сериальных ментов. Из подъездов высыпали соседи, знавшие об опасной болезни Игоря, благодаря общественному упорству и личной жертвенности которого в городе прошла акция "Река жизни" (добросердечные пермяки бевозмездно сдали 200 литров крови для больных гемофилией). Теперь текла кровь того, кто думал о спасении других…

Сказав "отбивали", я совсем не имел в виду, что от стражей правопорядка отпихивались руками и ногами. Я догадываюсь, что бы приключилось, если бы простые сограждане попробовали это учинить. Возможно, в адрес милиции и срывались приличествующие случаю междометия, однако, согласимся, в ее электронных адресах нет слова "царевич".

От людского гнева наряд запечатался в машине и время от времени огрызался в приоткрытую фортку. Царегородцев наполовину лежал под "уазом" - им не удалось втянуть его внутрь, как Андрея (не оттого, что Игорь сопротивлялся, а оттого, что тело его распухло от внутреннего кровотечения и было непослушным). А посему президента областного общества гемофилии затолкали под машинное тулово. Принцип собаки на сене: ни себе, ни людям. А на выкрики: "он же может умереть!", отвечать: "Пускай он сдохнет!". Так лежал он на снегу около часа.

Как только соседи (среди них была и мать Царегородцева) приближались к пострадавшему, стражи правопорядка выскакивали из машины, принимая наступательный вид. Одновременно они связывались с кем-то по рации. Вскоре, очевидно, из ближайшего милицейского участка прибежала подмога. Но подмоге явно не нравилось то, что сотворили ее сослуживцы.

- Я впервые слышал, - повествует Игорь, - как милиционеры ругаются с милиционерами. Выглядело это примерно так: "Мы же вам передали по рации, что вы взяли не тех. Тех, которые совершили ограбление, уже задержали. Теперь, если вы заварили "кашу", сами и расхлебывайте!..".

Господи, как просто в Отечестве нашем оказаться "не тем"! Пока выяснят, что ты не грабитель, не насильник и не убийца, есть множество способов приручить тебя к этой роли. А дальше - даже не извиниться… Пермь здесь - не исключение из правил. Это - по всей России так.

Вот только один сюжет, возмутивший всю редакцию общероссийской газеты "Трибуна", где я работаю. В Москве средь бела дня прямо под окнами отделения милиции произошло вооруженное ограбление корреспондента Антона Клюева. Когда он, лишенный верхней одежды, взъерошенный и ищущий защиты, вбежал в это отделение с криком "Ограбление!" (задним числом подумаешь: может быть, этот эмоциональный выплеск превратно поняли?!), стражи правопорядка начали методично избивать парня. А потом просто выкинули на улицу. Травматолог, накладывавший швы, спросил, в каком отделении Антон "побывал"? Узнав номер, подтвердил: "Да, там работает зверье! Не первый раз".

…У милиции Царегородцева отбила "Скорая". Игорь около месяца лежал в больнице. Потом ходил на костылях на процедуры. До сих пор он испытывает боли в суставах, перешагивая через ступеньки. Человек он еще молодой, сохранивший редкую, по-детски смущенную улыбку на лице. Но эта улыбка омрачена необратимой горечью пережитого:

- Был я просто инвалидом, а теперь я - инвалид в квадрате…

Такова не закавыченная река жизни. Куда же она течет?

"Направляется для проведения служебного расследования заявление Царегородцева И. В. по факту неправомерных действий со стороны сотрудника милиции Попова А. В. Прокурор Индустриального района г. Перми, ст. советник юстиции Г. Н. Маслак".

Но у реки жизни, как у всякой реки, - свои водовороты и омуты. Игорю пришел ответ за подписью и.о. начальника Главного управления А.С. Лобова, гласящий, что, руководство ГУВД Пермской области внимательно рассмотрело его заявление. Проведена служебная проверка. "За нарушение порядка применения к Вам физической силы на прапорщика милиции Попова А.В. наложено дисциплинарное взыскание". (В ответе - скрытое противоречие. С одной стороны, подтверждается факт "нарушения порядка" сержантом Поповым, а с другой, он уже назван не сержантом, а прапорщиком.).

- А вот из прокуратуры Индустриального района, где, собственно, всё и произошло, - поясняет Царегородцев, - я получил совершенно другую бумагу. Смысл ее в том, что состава преступления в действиях сотрудников милиции нет. Поэтому, мол, оснований в возбуждении уголовного дела не видим. Любопытная деталь: как гражданин страны, в которой я живу, я, оказывается, не могу ознакомиться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. То есть теоретически, конечно, могу, а вот практически… А ведь у каждого есть право на обжалование.

Но более всего Царегородцева, да и всех здравомыслящих людей, поразили не водовороты и омуты - несть им числа. Поразил стрежень, фарватер, коими движется эта река: как мы уже заметили выше, тот самый рьяный сержант, отличившийся в избиении невиновного человека, получил повышение по службе - стал прапорщиком.

Когда посмотришь эту историю на просвет, поневоле заболеешь - откроется внутреннее кровотечение, которое не остановишь никакими заверениями о вспашке правового поля. И сама по себе придет мысль: большинство граждан России - это люди с внутренним кровотечением…

P.S.
Юристы правозащитного центра, куда обратился за поддержкой Президент Пермской организации "Всероссийское общество гемофилии" Игорь Царегородцев, помогли составить ему жалобу в прокуратуру области. Правозащитники и редакция газеты "Личное дело" считают, что случай, описанный в газете, не единичен и, если смотреть в целом по России, составляет постыдное явление нынешней действительности, а потому не может выпасть из поля зрения гражданского общества. Иначе этого общества никогда не построишь. В последующих номерах мы обещаем вернуться к затронутой теме.

Юрий Беликов,
собственный корреспондент газеты "Трибуна",
специально для "Личного дела"

Размещено 14.07.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №6(51)