НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №8(53)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№8(53)

логотип газеты "Личное дело"

Бить или не бить?

Для некоторых офицеров российской армии это не вопрос. Чести.

Эта история произошла в Перми, в войсковой части № 58112 еще в октябре 2000 года. Старший лейтенант Сергей Астафьев, служивший в должности заместителя командира части, 4 и 5 октября избил пятерых своих подчиненных, солдат-стройбатовцев. Ребята, в надежде на справедливую защиту обратились с заявлениями в военную прокуратуру Пермского гарнизона. Но тогда Фемида не разглядела в действиях офицера уголовно наказуемого деяния...

Пинком и кулаком

Помощник военного прокурора С. Князев записал в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела 16.10.2000г.: "4 и 5 октября 2000 года на строительном объекте "Бахаревка" по ул. Норильской в г. Перми ст. лейтенант в/части 58112 Астафьев С.А. из-за ложно понятого служебного долга (выделено мною. - Авт.) превысил свои служебные полномочия и применил в отношении военнослужащих в/части 58112 Кривощекова В.Н., Белова В.В., Адиянова К.Ю., Рукавишникова Н.В., Гаврилова Д.В. физическое насилие, причинив рядовому Кривощекову травму в виде вывиха большого пальца правой руки, а остальным - физическую боль и нравственные страдания".

В действиях офицера якобы лишь формально (!) прослеживается состав преступления, предусмотренный ст. 286 ч.3 п. "а" УК РФ, но "его деяние признается малозначительным, и поэтому в возбуждении уголовного дела подлежит отказать на основании ст. 5 п.2 УПК РСФСР - за отсутствием состава преступления". Аргументы? Вот они: положительная служебная характеристика старшего лейтенанта, маленький ребенок в его семье и отсутствие телесных повреждений (а вывихнутый палец?!). Кроме того, у Астафьева будто бы не было умысла на причинение таковых. Однако факты свидетельствуют об обратном.

Как рассказал один из солдат, Виктор Кривощеков, "...Во время выполнения данных работ на крышу забежал ст. лейтенант Астафьев и, подойдя к нам, стал наносить мне удары ногами в тазобедренную область... Я решил прикрыться рукой, и он пнул по руке. После чего я почувствовал резкую боль. Сам палец неестественно загнулся. О случившемся я сказал Астафьеву, он посмотрел на палец и предупредил меня, чтобы я никому не говорил о том, что он пинал меня..."

По словам Виктора (он подтвердит это и на суде), свой приказ перейти на другое рабочее место, с которого солдат ушел по распоряжению прораба, Астафьев "подкрепил" 15-ю ударами.

Чувствуя безнаказанность, на следующий день старший лейтенант избил еще четверых стройбатовцев. За то, что те без разрешения отлучились со стройки, что медленно выполняли его команды.

Вот только один эпизод. Троих солдат - Белова, Тимофеева и Якупова, старший лейтенант отправил искать шпатель - в комнату, где хранились инструменты. Минуты через две после своего приказа офицер влетел в комнату, закричал на солдат и ударил стоявшего ближе к нему Белова кулаком в грудь - в область сердца. Отчего тот рухнул с перехваченным от удара и болевого шока дыханием. Около часа у парня болела грудь...

Пожаловался? В Чечню!

Итак, в возбуждении уголовного дела в отношении распустившего руки старшего лейтенанта было отказано. Но мама В. Кривощекова подала заявление в прокуратуру Пермского гарнизона, не смирившись с произволом. Если б знала она, к каким страшным последствиям приведет этот логичный, с точки зрения нормального человека, шаг!

Военные обещали матери, что Виктора больше никто не будет притеснять. И послали ее сына... в командировку в Самару. А оттуда бедолагу отправили в Чечню. Чтобы другим неповадно было жаловаться на отцов-командиров? Военные строители жили в палатках. Рядом постреливали...

По словам Виктора, работать приходилось по 12 часов в сутки, а то и дольше. Кормили солдатиков в основном дешевыми кашами, лишь бы ноги не протянули. Неудивительно, что от подобной "диеты" Виктор серьезно заболел. Однако ему отказали в медпомощи, пригрозив за якобы симуляцию дисбатом.

Если бы не подошел срок увольнения в запас, парень вряд ли вернулся бы домой живым. Больного, без денег (сопровождающий взял "на хранение") сослуживцы бросили Виктора в аэропорту г. Минеральные Воды. В военной комендатуре вместо помощи ему предложили подождать денег от мамы... в СИЗО. Нашелся там один сердобольный солдат - шепнул, мол, уноси отсюда ноги, никаких денег тебе не передадут.

Мир не без добрых людей. Вытащили парня из беды случайные знакомые - хозяин и сторож автостоянки, на которую Виктор, то и дело теряя сознание, набрел ночью.

В аэропорту Екатеринбурга мать не сразу узнала жутко похудевшего, почерневшего от болезни сына. Чудом успела довезти его до Перми. В реанимационном отделении одной из больниц парня спасли - он находился на волосок от смерти... А когда выписался из больницы, подал исковое заявление в Пермский гарнизонный военный суд.

Расплата

И вот, спустя почти два года после преступления, военная Фемида повернулась, наконец, лицом к избитым С. Астафьевым солдатам. Все они уже отслужили, разъехались по домам, поэтому не просто было вести расследование. На суде, состоявшемся в конце мая нынешнего года под председательством подполковника юстиции Н. Кауна, присутствовали только трое пострадавших от тяжелой руки (и ноги) ретивого старшего лейтенанта.

Во время следствия и на суде подсудимый старший лейтенант С. Астафьев то и дело менял показания: поначалу говорил, то не избивал рядового Кривощекова, а потом, на суде, все-таки признался, мол, нанес ему три удара.

На вопрос председателя суда о причине изменения позиции Астафьев ответил: "Освежил в памяти, вспомнил..."

Вероятно, вспоминать в присутствии свидетелей и потерпевших было "мучительно больно". Особенно перед лицом хорошо информированного о своем бывшем подчиненном командира части № 58112 Андрея Фирулева. Всем пострадавшим от неуставной прыти Астафьева солдатам (кроме Рукавишникова), командир дал положительную характеристику.

- Это не тот человек, которого надо бить, чтобы он что-то выполнил, - заметил Андрей Владимирович о В. Кривощекове. - Не надо было допускать физического оскорбления. Этот солдат мог понять. А чтобы оградить от Астафьева, мы направили Кривощекова в командировку в Самару. Я мог его не отправлять. Спросил: "Поедешь?" и получил согласие. Мы тогда 30 человек отправили. Я сам обалдел, когда узнал, что они уехали в Чечню. Но ни одного солдата мы не отправляли командировку без его согласия. Для Виктора однако "хрен редьки не слаще" оказался. В Перми - Астафьев, в Чечне... Впрочем, сейчас трудно доказать, что командировка в район боевых действий была способом усмирения.

Не будем донимать читателя деталями трехдневного судебного разбирательства. По приговору Пермского гарнизонного военного суда, старший лейтенант С. Астафьев признан виновным "в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенных с применением насилия" (п. "а" ч.3 ст.206 УК РФ).

Использование "унтерпришибеевских" методов воспитания подчиненных обошлось старшему лейтенанту весьма дорого - в три года лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, условно, с испытательным сроком в два года.

Кроме того, частично удовлетворен гражданский иск В. Кривощекова: в порядке возмещения морального вреда его пользу с Астафьева взыскано 2000 рублей (вместо 20 тысяч по иску).

А вообще, можно ли компенсировать человеку унижения, сломанные психику и судьбу? Деньгами-то это не измерить...

Приговор вступил в законную силу. Но ни рубля из суммы, определенной судом, Виктор до сих пор не получил. Как, впрочем, и свою зарплату за два года службы. На запросы командованию воинских частей в Перми, Самаре и Чечне, уволенный в запас солдат получает один и тот же ответ: нет, мол, финансирования. Таким образом, армейские начальники снова нарушают его законные права.

Солдат - не быдло

Отрадно в нашей истории одно обстоятельство: суд состоялся и офицер-насильник наказан, правда, спустя более полутора лет после буйной расправы над солдатами. Но где гарантия, что подобное в нашей армии не повторится? Ибо общество, частью которого являются Вооруженные Силы, все еще далеко от гражданского.

Есть надежда, что когда-нибудь российские солдаты научатся отстаивать свои права, как это сделал недавно наш земляк - при компетентной, энергичной поддержке адвоката Александра Зырянова. И как привычно поступают в подобных случаях, к примеру, германские солдаты: "... ближайший друг и помощник канцлера Герхарда Шредера ушел в отставку из-за того, что оскорбил честь и достоинство простых немецких солдат" ("Коммерсант-Власть", 2001, № 51). А как же иначе? Солдат - такой же человек и гражданин, как и высокопоставленный чиновник. И нечего держать защитника Отечества (пусть даже одетого в стройбатовскую робу) за быдло.

Анна Торопова

Размещено 20.08.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №8(53)