НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №8(53)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№8(53)

логотип газеты "Личное дело"

Как "любитель" стал угонщиком

Авиация бывает большая, это где - выше, быстрее, и маленькая, там, где тише едешь... И самолеты угоняют не только большие, дальне и средне-магистральные, но и маленькие, такие, как Як-12. Некоторые думают, что таких старинных поршневых самолетов уже и в природе не существует, а они есть и даже летают. В хороших-то руках, что не полетит? Народ же у нас, сами знаете, какой - умельцы. Когда не пьют.

А подсказал угнать свой собственный самолет Владиславу Александровичу Захарову голос с небес. Стоял захаровский Як-12 на аэродроме в поселке Фролы, где многие десятилетия размещается Пермский аэроклуб. А тут летать не дают, заявки на полеты не принимают, требуют плату за стоянку. Ну откуда у пенсионера такие деньги?! Взял Захаров да и угнал глубокой ночью своего красавца. Происходило все как-то мелодраматично: сторож, размахивая руками и, наверное, нецензурно выражаясь, пытался остановить Як-12, взмывшей птицей в весеннее небо. На следующий день угонщиком, нарушившим святое - "Федеральные правила использования воздушного пространства Российской Федерации" - заинтересовалось ФСБ. Нашли Захарова не сразу. Он до сих пор не признается, где был. Есть у него, как у всякого летчика, запасной аэродром в таком месте, что только с воздуха видно. Там же и дачка имеется.

Владислав Александрович вернулся с повинной, потому что его начали стращать уголовной ответственностью за "несанкционированное использование воздушного пространства". Хотя за такой проступок, не повлекший человеческих жертв, назначается только административная ответственность. Могли, конечно, приостановить его летную деятельность. Но обошлось без статьи, все-таки уважаемый человек, можно сказать, аксакал аэроклуба. Ведь впервые Слава Захаров прыгнул здесь с парашютом в 1963 году.

Он родился в Чермозе. Тогда там был свой аэродром и самолет По-2. Во время большой перемены мальчишки бегали смотреть на чудо авиации: "От одного запаха балдели!". А фильмы "Небесный тихоход" и "Два капитана" смотрели столько раз, что и не сосчитать. Мечта Захарова стать летчиком ширилась и крепла. В школе на уроках труда мальчишки занимались авиамоделизмом - сначала делали планеры, потом модели с моторчиками. После окончания семилетки Слава приехал в Пермь, чтобы попасть в аэроклуб, а здесь брали только с десятилетним образованием. В 1966 году окончил среднюю школу - к этому времени у него было уже 75 прыжков с парашютом. Попытался поступить в летное училище, но конкурс в те годы был огромный, летчиками хотели быть все. Отслужив в воздушно-десантных войсках. Поработал на заводе и вернулся в аэроклуб, ставший к тому времени авиаспортклубом. Летал курсантом-спортсменом в экипаже героя Советского Союза В.Ф. Полуновского. Потом стал летчиком-инструктором. Ежегодно звено Полуновского готовило 25-30 человек к поступлению в летные училища.

К 1973 году Як-18 выработали все ресурсы, и им на смену пришли Як-12. А потом поршневой авиации не стало. Менялось все, неизменной оставалась преданность Захарова своему делу: "Пусть мы полунищие, но зато здесь я могу осуществить мечту моего поколения - показать ребятам дорогу в небо. Главное - самолет, двигатель, летные кадры, а коммерция, деньги...". Вся жизнь Захарова прошла на летном поле Фролов и в небе над ним - он был командиром летного звена, штурманом аэроклуба, заместителем начальника по летной подготовке, тренером команды по высшему пилотажу. На краю летного поля Владислав Александрович построил маленькую избушку и баньку, чтобы не тратить драгоценное летнее время на поездки в город.

"Авиация требует жертв - последние простыни издержим на плоскости, последние денежки истратим на клей", - смеется Захаров. Простыни и клей - это о самодельщиках, таких как Евгений Иванов со станции Ферма или Владимир Вьюгов из Лысьвы. Всего же частных самолетов в Прикамье около 10 (от самодельных до гидросамолета стоимостью 70 тысяч долларов), а могло бы быть раза в два больше. Чтобы стать членом федерации любителей авиации и формально получить право на полеты, нужно зарегистрировать самолет во ФЛА в Москве, для получения свидетельства летной годности ежегодно проходить московскую комиссию, ежегодно проходить и местную врачебно-летную комиссию. Все это, разумеется, не бесплатно, как и обязательная страховка. Надо платить и за стоянку на аэродроме. Но на том мытарства и траты не заканчиваются. Для того чтобы получить разрешение на полеты, необходимо за сутки подавать платную заявку. Хорошо, что хоть над аэродромом, как говорят летчики, "вокруг хвоста", можно летать бесплатно.

Любое воздушное средство, независимо от его мощности и высоты полета, попадает под действие "Федеральных правил использования воздушного пространства РФ" и "Воздушного кодекса РФ". Во всем мире, даже на Украине и в Прибалтике, существует уведомительная система - "любители" за два часа до полета сообщают в соответствующие органы контроля о том, куда они намерены направиться, и получают на то разрешение. Большие и маленькие самолеты летают на разных высотах, и никто никому не мешает. Сейчас в России насчитывается более двух тысяч членов ФЛА, они бы тоже хотели, чтобы для их судов открыли нижний эшелон, пусть не везде, пусть по секторам. Этот несложный вопрос военные и гражданские воздушные ведомства должны решать совместно.

А пока ФЛАшники, не имеющие даже собственной, узаконенной системы обучения, творят, выдумывают, пробуют. Так в прошлом году в Самаре любитель авиации, которому, вероятно, надоело везде платить, три дня подряд незаконно нарушал воздушное пространство. Какие меры были применены к строптивцу, выяснить не удалось и, как считает, заместитель председателя пермского областного совета РОСТО, вряд ли удастся, так как информация эта секретная. Видимо, из тех соображений, что если воздушным пространством командуют военные, то все, что там происходит - военная тайна. Зато не тайна "подарок", подготовленный ко Дню авиации Государственной Думой - закон "О внесении изменений и дополнений в часть вторую налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства РФ" №110-ФЗ от 30 июля 2002 года. Согласно этому документу с будущего года частные владельцы самолетов будут платить в региональный дорожный фонд транспортный налог - в размере 25 рублей с каждой лошадиной силы. То есть пенсионер Игорь Юрьев, председатель пермского отделения ФЛА "Крылья Прикамья", обладатель Ан-2, собранного из металлолома, должен будет отдать в бюджет 25 тысяч рублей, а Владислав Захаров - 6500. Так как налог региональный, то местные законодатели могут его, как уменьшить, так и увеличить в 5 раз. С учетом того, что областной бюджет испытывает серьезные затруднения, надеяться на благосклонность к ФЛА депутатов Законодательного собрания не приходится.

Подумаешь, скажет кто-то, не будут летать. Но беда российских летчиков в том, что когда они не летают, они очень много пьют. Ну не могут они без неба. А мы можем? Кто из нас не поднимает глаза вверх, заслушав шум авиационного мотора? Кто не провожает взглядом, кажущийся таким маленьким и хрупким в далеком небе самолет - самое совершенное и прекрасное из того, что создал инженерный ум? Именно "любители" хранят для нас историю авиации, взяв на свое попечение те машины, которые давным-давно бы отправили в переплавку. А таких, как Захаров, кто сохранит? Кто даст им возможность летать? На радость себе и нам, тем, кто любит смотреть на небо.

Ирина Артемова

Размещено 20.08.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №8(53)