НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №9(54)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№9(54)

логотип газеты "Личное дело"

Евтушенко в Перми не понят

(Безнадзорное детство - исторический экскурс)

Недавно услышал по радио сенсационное заявление. Один из руководителей области заявил, что проблема с беспризорниками в родном Прикамье в принципе решена, а вот что касается безнадзорных детей, то они еще остаются. Однако кто же "шкуляет" (словечко, всплывшее из детской памяти, означает: "собирать на хлебушко") на пермских улицах, у вокзалов в райцентрах?

Нерадостные картинки с натуры дополняют и выводы пермских депутатов-законодателей, и правозащитников: тенденция к росту беспризорности и так называемого социального сиротства остается, увы, неуклонной (растет количество неблагополучных семей с асоциальными наклонностями, не снижается и число разводов). Откуда же оптимизм в реляциях чиновников?

И странная мысль посетила меня: все это мы, вроде бы, уже проходили. В ХХ веке страна пережила две волны массовой беспризорности. Понятно, что мы живем в другое время, и все же, все же: как удалось справиться с тяжелейшей болезнью общества в тяжкие послевоенные годы - и после гражданской, и после Великой Отечественной?

У нас в семье хранится лотерейный билет 1928 года. В те времена проводилась специальная вещевая лотерея детской комиссии, созданной при ВЦИК. Доход от нее поступал "на усиление фонда борьбы с детской беспризорностью". Было установлено 10 000 выигрышей, а выиграть можно было расчудесные и очень полезные вещи (надо полагать, дефицитные на то время): мотоциклет заграничный новый, серебряный самовар с подносом, две полные радиоустановки с громкоговорителями, картины, заграничные будильники, шкатулки палисандровые, блюда серебряные (в скобках: "имеющие художественную и музейную ценность"), 20 велосипедов новых, ковры, охотничьи ружья... А кроме того слиток чистого серебра весом в 25 фунтов, 25 отрезов на костюм, 10 мест на курорты и т.д.

Надо ли говорить, что детская лотерея в те годы приобрела необыкновенную популярность. Тем более, что помогали распространять билеты опять же всем обществом, было и специальное объединение "Друг детей".

Борьба с беспризорностью, как мы знаем из истории, тогда была объявлена одной из важнейших задач. В областном архиве я обнаружил протокол заседания президиума Пермского горсовета от 26 декабря 1931 года. Обсуждалась борьба с беспризорностью в городе и в Пермском районе в частности.

Выясняется, что за неполный год через детские дома одного района беспризорных детей прошло 1060 человек. Их не только оставляли в детских домах, но и определяли на попечение в другие места: устраивали на предприятия, в ФЗУ (фабрично-заводские училища), передавали на воспитание в Красную армию. Наконец, передавали родным (если таковые находились). С удовлетворением отмечали, что побегов стало значительно меньше: в 1929 году - 303 случая, в 1931 сорвались в бега 167 человек.

Была проведена специализация детских домов, после чего структура их стала такой: детприемник (рассчитан на все возрасты), дошкольный детдом (с 3 до 8 лет), нормальный детдом (с 8 до 16 лет), детдом трудников (с 8 до 14 лет), трудкоммуна (с 14 до 16 лет). Причем только в двух из них возник явный перегруз. Нормальный (именно так и назывался!) детдом был рассчитан на 10 человек, а фактически принимал до 100, что явно ненормально. То же - с трудкоммуной, ставшей очень популярной: вместо запланированных 10 подростков фактически принято 70.

Трудкоммуны сегодня, конечно, не создать, и далеко не все из педагогической практики тех лет приемлемо. Но безусловно интересен опыт трудового воспитания. На упомянутом заседании педагогов и членов горсовета обсуждались проблемы материального обеспечения, снабжения, развития производственной базы. Мастерские имелись такие: сапожная, швейная, столярная, слесарная, токарная и кузница. Поставили задачу развить и сельскохозяйственную базу.

Детдома, находившиеся на районном бюджете, обеспечивались хуже, чем те, что на областном. В первом случае на одного человека отпускалось 6 руб. 80 коп., во втором - 12 руб. 60 коп. Что интересно: подобные "ножницы" сохраняются и в наши дни.

К сожалению, сохранилась до наших дней и традиция очковтирательства. Как раньше выдавали желаемое за действительное, так и сейчас, в чем пермяки уже не раз убеждались.

В 1931 году ответственные лица из Горсовета бодро рапортовали: "Беспризорные охвачены на сто процентов". Между тем из докладов с мест вырисовывалась гораздо менее оптимистическая картина. О многом говорит фраза: "Контингент воспитанников детских домов увеличивается за счет детей спецпереселенцев и прибывающих из других районов". Слышатся отзвуки семейных драм тех, кого советская власть безжалостно обрекла на мучения, - это тысячи раскулаченных, это голодающие с Украины…

А вот как выглядел "План борьбы с беспризорностью", утвержденный Пермским Горсоветом после бурного обсуждения:
По линии железной дороги: курсировать вагон-приемнику.
На станции (действует) заград-ядро.
Выявлять беспризорных осодмильцами (ОСОД - общество содействия милиции).
Подводить материальную и производственную базу.
Улучшать материальное обеспечение и состояние детских домов.
Охватывать воспитанников школой и мастерскими.
Увеличивать выпуск ребят в ФЗУ и на предприятия.
Помощь на дому…

Все познается в сравнении - это точно. В советские годы проблемы социального сиротства старались решать прежде всего через сеть детских домов, не случайно "помощь на дому" - в последнюю очередь. Сегодня, в условиях демократической России, в обществе, перестраивающемся буквально на ходу, ставка делается на так называемую замещающую семью. Мы гордимся, что Пермская область и здесь - "впереди планеты всей": чуть ли не первыми приняли прогрессивную нормативно-правовую базу, основу противодействия социальному сиротству, законы "О приемной семье", "Об опеке и попечительстве", "О патронатной семье". Однако и здесь возникает разрыв между словом и делом. Если не поддержать хорошие законы дальнейшими шагами, через бюджет, права детей будут попираться повсеместно.

Идея замещающей семьи нам кажется сегодня наиболее человечной, гуманной. Ростки нового дела пробиваются с большим трудом. Не могу забыть случай с Евгением Евтушенко. Во время своего поэтического вечера, проходившего несколько лет назад в Пермском драмтеатре, он прочитал стихотворение, из недавно написанных им, направленное против того, чтобы российских ребятишек усыновляли иностранцы. И вдруг из первых рядов раздалась реплика сначала одной женщины, потом другой:
- Так что, лучше пусть с голоду помирают, разуты-раздеты, но в родной Перми?

И знаменитый поэт, явно обескураженный, сказал на это:
- Мы с вами говорим, видимо, на разных языках…

А дети-то плачут на всех языках одинаково… Довелось мне пообщаться с американскими супругами, удочерившими девочку, которая лишилась родителей (погибли в автокатастрофе). Дети у супругов были, трое. Зачем им еще один ребенок, да еще из далекой России? Оказалось, что все дети - мальчики, а для полноценной семьи нужна, считали они, и девочка. На таком вот уровне надо продумывать воспитание подрастающего поколения и привлекать к этому делу как можно больше людей.

Владимир Гладышев

Размещено 23.09.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №9(54)