НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №10(55)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№10(55)

логотип газеты "Личное дело"

Служба идет, пока солдат молчит

(Типовой сценарий для судебного процесса)

В практике военного суда Пермского гарнизона такого еще не было - в сентябре этого года на скамью подсудимых попал военнослужащий в чине полковника. Обвинение командиру артиллерийской части 32755 Сергею Петровичу Побирохину было предъявлено по статье 286 "превышение должностных полномочий" часть 3. Уточняющий пункт "а" - насилие.

Пролог

Степан Ананьев, наверное, не самый плохой солдат, если дослужился до звания "старший сержант". Но и не самый хороший, так как караул застукал его в парке боевой техники. При этом обнаружилось, что в находившейся там аппаратуре кто-то пошуровал и извлек платы.

Подозрение пало на Ананьева. Допрашивать его взялся сам командир части. В течение дня старшего сержанта периодически вызывали к полковнику. Раз от раза он возвращался все сумрачнее, с новыми отметинами "разговора" на лице.

А вечером Степан исчез. На языке военных "самовольно оставил часть", прибавив к инкриминируемой ему краже еще и побег.

Суд

В этой сцене Степан Ананьев выступает уже в качестве истца, предъявив в военную прокуратуру заявление о том, что полковник во время допроса избивал его и подносил к шее горящую зажигалку. Сейчас на молодом лице следов не видно, однако на суде врач судебно-медицинской экспертизы подтвердил результаты обследования Ананьева: сломанный нос, термические ожоги, синяки и кровоподтеки на лице.

При этом полковник Побирохин сидел, низко опустив голову. Этот высокий, физически очень мощный человек сжался так, как будто ему невыносимо стыдно. Вся поза говорила - красноречивей его слов, отрицавших факт рукоприкладства. Хотелось сказать ему по театральному высокопарно: "Не верю, Сергей Петрович".

Но тем не менее полковник сам старался быть в этом действе режиссером.

Иначе зачем бы ему привозить на суд своих свидетелей - солдат, которые одинаково вяло повторяли, что не заметили на лице Ананьева следов избиений. Заметим, что этим парням еще служить и служить…

Не потому ли другие свидетели, в ходе следствия дававшие показания в пользу обвинения, начали отказываться от своих слов. Кульминацией суда стал отказ от своих слов офицера части 32 755, юриста по образованию. "Но вы же сами подписывали протокол",- изумился судья. Тем не менее и этот офицер на суде отвечал, что нет, не видел он на лице Ананьева ничего такого.

Полковник уже сидел, развернув широкие плечи, на которых трещала армейская рубашка. Эх, такому богатырю вести бы полевые учения, а не разборки с подчиненным солдатиком устраивать.

Приговор

Ход дела повернули правдивые показания единственного свидетеля обвинения, служащего той же части Х-ва. Каково-то ему сейчас служится и живется в этом маленьком мирке с суровыми законами под названием "военная часть"? Ведь полковник Побирохин вернулся туда в прежнем качестве, как командир части. Суд учел его прекрасное личное дело, награды перед Родиной, и заменил 286 статью Уголовного кодекса на 64-ю, по которой назначается "более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление". Виновным в превышении должностных полномочий его признали, но наказание назначили в виде административного штрафа. Значит, сегодня за пытки и мордобой всего лишь штрафуют, если руку к лицу подчиненного приложил высокий чин? Невольно вспоминается дело с военкомом Даниловым…

Полковник должен выплатить 200 минимальных оплат труда в пользу государства, а бывшему подчиненному Ананьеву возместить моральный ущерб в три тысячи рублей. Вот только кто возместит ущерб чести российской армии?

Эпилог

Изменится ли что-нибудь в части 32 755, сказать трудно. Эта часть находится на особом контроле у прокуратуры: из 16 заведенных дел шесть приходится именно на эту часть. Переведенная не больше двух лет назад к нам из Тоцкого, живет она плохо, бедно. Распространены "дедовщина", кражи и самовольные побеги. Офицерский состав увольняется из-за бытовых проблем. Полковнику самому приходится командовать сержантским составом. Материальные проблемы, задержка зарплаты - это уже беда всей российской армии. Но все же военная прокуратура, по словам заместителя прокурора Альберта Иванцова, собирается направить окружному начальству представление на Побирохина с просьбой отстранить его от занимаемой должности. "Такой командир не должен стоять во главе части", - заметил Иванцов.

Однако придет другой командир… И если закрутится похожая история и дело дойдет до суда, то по такому же сценарию. Очень уж он отладился за последнее время - и это прокуратура признает: "противодействие следствию организует командование". Сейчас здесь ведется аналогичное дело - командир избил подчиненного так, что тот получил сотрясение мозга и ушибы. И опять же здесь командный состав изо всех сил скрывает событие. И опять меняют показания свидетели.

Поэтому пока солдаты молчат, их командиры будут бить их. О правах человека здесь речи ведутся редко. Такое вот нынче в армии кино.

P.S.
Телефон доверия военной прокуратуры Пермского гарнизона 16-15-09.
Телефон военного прокурора В.В. Перешеина 16-09-68

Марина Вяткина

Размещено 25.10.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №10(55)