НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№12(57)

логотип газеты "Личное дело"

Блокадная доза

В декабре редакция "Личного дела" получила ответ председателя Законодательного Собрания области Н.А. Девяткина на обращение к нему председателя ПОО "Сахарный диабет" М.Л. Спиридонова, опубликованное в октябрьском номере нашей газеты. Г-н Девяткин прислал нам другой ответ - начальника управления здравоохранения области А. Ю. Зубарева Законодательному Собранию, в котором говорится об обеспечении больных диабетом инсулином и средствами самоконтроля.

Грустно читать ответ Зубарева, выполненный в стиле ни к чему не обязывающих обещаний: "планируется увеличить", "разрабатывается и будет представлена", "что позволит решить вопросы лечения" и т.д. Ничего конкретного, ни одной цифры - предельное отсутствие информации. Да, не каждый сумеет так написать.

Периодически раздавались тревожные звонки: там больному не давали инсулин, там давали, но не тот… Анатолий Юрьевич Зубарев уже отказывался общаться с ним - с Михаилом Львовичем Спиридоновым, председателем Пермской областной общественной организации "Сахарный диабет". Тогда - это было год назад - Спиридонов обратился к депутату Госдумы В.В. Похмелкину и областную прокуратуру. Председателю "Сахарного диабета" была нужна официальная статистика, которую ему выдавать отказывались. А почему отказывались?

По одним данным в настоящее время в области насчитывается 32 тысячи больных сахарным диабетом. Из них 5693 человека живут на инсулине, остальные - на диете и сахароснижающих таблетках. По другим данным - 34 тысячи. Около десяти процентов всех больных относится к первой группе - у них инсулин вообще не вырабатывается. Малейшая задержка с инъекциями может вызвать тяжелейшие последствия…

Каждому больному дозировка подбирается отдельно - разница бывает в несколько раз… Диабет - неизлечимое пока заболевание. Поэтому все зиждется на индивидуальном подборе дозы, марки и формы инсулина, на внедрении новых методов лечения. Мировая практика отработала такой метод как самоконтроль: человека обучают, как жить с диабетом, что делать. В течение недели больной проходит курсы, на которых обучается, как в течение дня делать себе анализ тест-полосками - на определение уровня сахара крови и подбирать себе точную дозировку инсулина: 3-4 анализа, 5-6 уколов. За счет этого человек может вести нормальный образ жизни, работать и заниматься спортом.

А что иначе? Страдают сосуды - глаза, почки, сердечные заболевания. Осложнения вызывают слепоту, язвы, которые приводят к ампутации конечностей - ноги отрезаются. Поэтому во всем мире стремятся не допустить осложнения, вызываемые уровнем сахара в крови.

Каковы масштабы процесса в стране? Существует так называемый национальный регистр "Сахарный диабет", ведущий статистику по этому заболеванию. Три месяца назад Спиридонову с большим трудом удалось получить регистр по Пермской области - около трехсот страниц… И он увидел, что в документе - абсолютный бардак: например, на учете состоит только 208 детей. Между тем известно, что в областном и городском диабетических центрах зарегистрировано 343 ребенка. Спиридонов не думает, что это делается специально, просто "система не работает", когда руководители не несут никакой ответственности за свою работу. Александр Михайлович Аликин, заместитель Зубарева, отвечает за лекарственное обеспечение больных. А за программу "Сахарный диабет" - другой заместитель, Сергей Михайлович Степнов. Спиридонов ходит от одного к другому - и ничего не может добиться. Поскольку в регистр введены данные далеко не полные, назвать цифру осложнений, вызванных болезнью, сегодня почти невозможно. Наверно, поэтому и отказывали Спиридонову в статистике.

Каждый год районные врачи-эндокринологи формирую заявки на лекарства и средства контроля, которые собираются облздравом, у Коршенинникова Виктора Владимировича, главного эндокринолога области. Но эти заявки реально никем не рассматриваются. А почему? Потому что необходимая сумма значительно превышает выделенную. Поэтому делается просто - заявки подгоняются под сумму. В результате нет индивидуального подхода - и следовательно нет лечения. Если в прошлом году тест-полосками для индивидуального контроля обеспечили хотя бы больных детей, то в этом году - не обеспечили.

Только после обращения к В.В. Похмелкину и в областную прокуратуру Спиридонову удалось получить статистические данные. В которых говорилось, что в 2002 году потребность в инсулине будет удовлетворена полностью, в таблетированных препаратах - наполовину, в средствах контроля - на 18 процентов. Вот слова Зубарева: "Ориентировочная стоимость необходимых закупок составляет 80 миллионов рублей". А выделено было всего 50,8 миллиона! При этом непосвященному может показаться, что не все так страшно: инсулином обеспечат всех. Но дело в том, что инсулин - это не просто лекарство, а белковый гормон: смена одной марки на другую требует нескольких месяцев. В нашей области марку инсулина больному могут менять ежемесячно - в порядке вещей. Это связано с теми самыми 100 процентами: на имеющуюся сумму закупаются самые дешевые марки гормона - в результате создается видимость стопроцентного обеспечения инсулином. Формально заявка выполняется. Больные не умирают, но продолжают слепнуть и терять конечности на операционном столе. Три самых актуальных категории больных, в пределах шестисот человек - дети, беременные женщины и диабетики с нарушением зрения - не обеспечиваются диагностикой, тест-полосками.

- Обеспечение инсулином сведено к минимуму, - говорит Спиридонов, - это блокадный Ленинград… Человек не может нормально жить, питаться, поскольку получает инсулин во флаконах, а не в картриджах со шприц-ручками. Поэтому у больного нет возможности подколоть инсулин перед едой вне дома. Он вынужден голодать…

Для детей и беременных необходимо 12 тысяч упаковок тест-полосок в год. В то время как областное управление здравоохранения утверждает, что этого количества хватит для всех больных диабетом области. Считать не умеют? В том то и дело, что умеют - деньги, которые выделены на закупки. Все умеют, но не хотят решать вопрос о дополнительном финансировании, хотя депутаты ЗС уже сами просили областное управление здравоохранения предоставить необходимые для этого данные. Реакция нулевая. В декабре главные детские диабетологи Перми и области - Лариса Николаевна Палагина и Галина Витальевна Чистоусова - направили в областное управление здравоохранения докладную записку о недопустимом дефиците средств диагностики, без которых невозможно лечить детский диабет, о возможном скачке осложнений.

- Если бы финансирование было увеличено на 20-30 миллионов, - продолжает Михаил Львович, - то лечение хотя бы было приближено к тому уровню, который рекомендуют мировые методики. Можно спасти 90 процентов молодежи. А что это значит? По данным Российского эндокринологического научного центра методики самоконтроля и интенсивная инсулинотерапия в 7-10 раз снижает временную нетрудоспособность больных первого типа сахарного диабета, значительно уменьшает затраты, связанные с лечением тяжелых осложнений. Экономия средств в конечном счете может быть громадной. Чтобы понять это, надо видеть. Надо быть зрячим - я имею в виду депутатов Законодательного Собрания области, принимающих решения о финансировании - не лечения, а жизнеобеспечения больных людей. Сегодня вся надежда на зрячих.

Слепые и безногие люди, доведенные отсутствием лекарств до инвалидности, обходятся обществу дороже. Конечно, если не говорить об обыкновенном милосердии - высшем проявлении человечности.

Юрий Асланьян

Размещено 30.12.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)