НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№12(57)

логотип газеты "Личное дело"

В открытом городе Перми

Раньше, когда сей град был наглухо закрыт от досужего взгляда иноземца, про него говорили: "Пермь? Это там, где по улицам медведи ходят?!". Ныне на гербе города действительно изображен бурый медведь, держащий на своей хребтине Евангелие, а по завьюженным пермским проспектам уж не топтыгины шастают, а самые что ни на есть африканцы.

Но, прежде чем Пермь, нашпигованную оборонкой и политзонами, атаковали легионеры мировой закулисы, в прикамские пределы выдвинулся космический разъезд - пара-тройка оранжевых шаров с пришельцами. Уфологи, побывавшие близ деревни Молебка, описывают оных как существ трехметрового роста.

Затем явились двухметровые. И тоже - с оранжевыми шарами: призванные из-за бугра баскетболисты клуба "Урал-Грейт", нынешнего чемпиона России.

За двухметровыми повалил народ поменьше, но с четырех сторон: немцы, испанцы, итальянцы, французы, англичане, японцы, корейцы, китайцы и, наконец, почти что метровые вьетнамцы. Если смотреть с Запада, Пермь - последний город Европы, если - с Востока, Пермь - первый город Европы. Как удобно, так и смотри.

Нынешнему младому поколению и тем, кто не жил в закрытых городах, воспитавших, как Пермь, за колючей проволокой будущего вице-премьера правительства Израиля Натана Щаранского и протопопа новейшего времени Глеба Якунина, нелегко уяснить, что же означает сия прошлая закрытость. Не будем касаться явных диссидентов - возьмем детсадовскую материю.

В 70-е годы здешнего писателя Льва Давыдычева, автора и поныне популярных детских книг про второгодника Ивана Семенова и "Лёлишну из третьего подъезда", пригласил в гости знаменитый итальянец Джанни Родари. Дабы выехать за границу, Давыдычев пошел сдавать анализы по больницам - один-второй-третий… Потом нужно было еще навестить психушку. Писатель понял, что анализы на идеологическую пригодность ему придется сдавать вплоть до горбачевской перестройки.

Сколько себя помню, в закрытом городе Перми существовала элитная школа № 7 с английским уклоном. Не парадокс ли: город был накрепко законопачен от контактов с иностранцами, а школа - выпуск за выпуском - воспроизводила трёкающих по-английски? В пору поточного овладения всяческими заводскими специальностями местная газета поиронизировала: "…и только в 7-ой школе дети в массовом порядке осваивают профессии гидов-переводчиков".

И вдруг Пермская область клюнула на розу ветров! Произошло это в начале 90-х. Первым "открыл" Соликамск военный атташе Канады. Он явился в городской военторг и купил солдатский ремень. Сейчас жест этот кажется смехотворным и уж тем паче - немотивированным, однако, как беременной хочется печной известки, так и военному посланцу Канады требовался солдатский ремень СА. Состоялся глюк открытости.

После многолетнего воздержания пермяки жаждали кромешного распоясывания. Накануне приезда в город французских журналистов на первой полосе молодежной газеты появился слоган: "Бей французов, как Кутузов!". Его автором был ваш покорный слуга. Французы научили пермяков игре "пьетан", тут же переиначенной в "пью там". Бросаешь на землю шар (похожий на бильярдный), а затем другим шаром нужно было в него угодить или дотянуться пятерней, ежели шар падал рядом. Чтобы оправдать рискованный заголовок в газете, вскоре я стал первым бомбардиром, наголову разбившим земляков Бонапарта. Увидевши иноземцев в деле, никаких таких комплексов по отношению к ним пермяки не испытали.

Что касается оборонного комплекса, то, судя по всему, ко времени, когда Пермь была признана открытой, сверхсекретов, неведомых чужедальней разведке, в ее цехах не существовало. Об этом я сужу из рассказа Евгения Сапиро, доктора экономических наук, бывшего председателя Законодательного собрания области и экс-министра правительства Кириенко:

- Повезли нас в Японию, на фабрику, выпускающую экологическое оборудование. И вот ведут и через каждые 10 минут говорят: "Извините, у нас здесь закрытые разработки!". Когда японцы нанесли, что называется, ответный визит и посетили Мотовилихинские заводы, я, раззадоренный приемом в стране восходящего солнца, сказал нашим специалистам: "Возьмите бревно, накройте его брезентом и через каждые сто метров расшаркивайтесь: "Тысяча извинений, у нас тут тоже закрытые разработки!".

- А вообще, - продолжает Сапиро, - когда Пермь стала открытой, - мы готовы были разоблачится до нижнего белья. В закрытых и открытых воротах должен быть смысл. Конечно, внутренний цензор все равно сидит в нашем менталитете. Особенно - в тех, кто воспитывался до перестройки. У нового поколения нет страха перед силовиками. И все равно, из чувства целесообразности, будь ты преклонных лет или, наоборот, юных, "бесстрашных", человек, если он ощутит в собеседнике или партнере "образ врага", будет темнить. И это - нормально. Нужен оптимум.

От себя добавлю: нехватка этого самого "оптимума" в открытом городе иногда выпирает, как внезапная кочка на ровном месте. Выпускников школы № 7 в Перми - будто рекламных листков в почтовых ящиках. Они ходят по улицам и попутно слушают английскую речь. Буквально на днях пермское "попутное" око зафиксировало американскую парочку - белого и черного, а "попутное" ухо - почти что сенсационный сюжет. На вопрос, чем вы тут, братцы-американцы, занимаетесь, прозвучал ответ:

- Да ракеты стратегические утилизируем!..

Так это или не так, но близость к сенсации здесь в том, что несколько лет назад пермяки потрясали плакатами против строительства на одном из оборонных объектов города тех самых стендов по утилизации да еще с привлечением к оному заокеанских мудрил. Если верить двум прохожим американцам, эта утилизация движется полным скоком и даже не тихой сапой (ежели хотели сотворить сие вглухую, к примеру, не прислали бы чернокожего закоперщика).

таков он, бывший легионер команды "Урал-Грейт" Рой ТарплиПо гамбургскому счету Пермь как открытый город притягивает мир тремя своими персингами-заманками: аномальной зоной, бывшей политзоной № 36 и командой "Урал-Грейт". Слава последней пронеслась, как вихрь, не только по всей России. Почему сюда прибыл один из игроков НБА Рой Тарпли? Наверное, потому, что почувствовал в "Урал-Грейте" проблеск будущей звездности. Само собой, когда пермская команда, отчехвостившая ЦСКА, стала чемпионом страны, в город устремились многие баскетбольные умельцы - в том числе, чернокожие.

В снежной Перми они - как фотонегативы. Понятное дело, передвигаются преимущественно в суперавтобусах, но, когда, паче чаяния, расправляются во весь свой великанский рост где-нибудь у голубых елей Законодательного собрания, к экзотическим баскетболистам, норовя их "проявить", тянутся местные ребятишки, да и прицениваются красны девицы.

Роя Тарпли во время его игры за "Урал-Грейт" сопровождала чернокожая, ревниво-бдительная подруга, а посему обзавестись в открытом городе пермской женой он не успел. Но, скажем, один из литовских гигантов, долгое время выступавший за этот клуб, обрел здесь девочку-отдушину, которую "не забыл", когда пришла пора расставания: купил ей в одном из престижных районов Перми квартиру (это - к вопросу о том, каков гонорар у приглашаемых в команду столпов баскетбола).

В Перми есть свой памятник Пушкину. Однажды, 6 июня, когда к нему традиционно стекаются горожане, я вдруг увидел копию Александра Сергеевича. Это был эфиоп Хасаматдин Хусейн, студент медицинской академии. То, что Хусейн приехал давать клятву Гиппократа именно в Пермь, не удивляло (медицинские кадры здесь славятся), то, что он пишет стихи по-эфиопски - понять можно, но то, что Хусейн слагает вирши на русском и даже в рифму, да еще стремиться их обнародовать, вот это потрясало, как сублимированный удар Тайсона, Льюиса и Хасима Рахмана!..

А еще в Перми есть президент совместного американо-российского предприятия "Полхом" Жан Маалекович Хоменко… Да мало ли этих "еще" в сугубо открытом городе?

Рынок поделен между азербайджанцами и таджиками. Русские девки служат у них на подхвате. В синагоге работает сторожем полумолдаванин и член Союза российских писателей Вячеслав Букур, больше известный как муж культовой рассказчицы Нины Горлановой. Управленцы исподволь продвигают в массы учение Рона Хаббарда. Филологи, преподающие в вузах русский язык и литературу, все чаще изъясняются словами типа "фундирующий локус", "хтонические глубины" или "субститут Перми"… В квартире моей разрывается телефон: японцы хотят посетить аномальную зону и ищут сталкера. Голландцы намереваются навестить бывшую политзону и тоже ищут провожатого. Этажом ниже каждые выходные пьет и пляшет армянская диаспора…

Юрий Беликов,
собственный корреспондент
всероссийской газеты "Трибуна",
специально для "Личного дела"

Размещено 30.12.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)