НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2002 г.

О газете
Архив

№12(57)

логотип газеты "Личное дело"

Молодежь и государство. Кто кому нужнее

(Российско-германские диалоги)

Диалог Россия-Германия на протяжении ряда последних лет идет как на высшем уровне (президент РФ - канцлер ФРГ), так и на уровне НГО (то есть - негосударственных, общественных организаций). На высшем - это так называемые "Петербургские диалоги", хотя, не смотря на название, они проходят по очереди, то в Санкт-Петербурге, то в одном из городов Германии. На уровне НГО - это конференции, проводимые в Берлине в конце каждого уходящего года по инициативе трех организаций ФРГ - "Русско-немецкий обмен", фонд имени Генриха Бёлля (известного писателя социал-демократа) и Евангелической церкви. И приглашаются на них преимущественно представители "третьего сектора" (еще одно название НГО). Называются конференции всегда одинаково "Осенние встречи". В последней из таких встреч приняла участие автор предлагаемой ниже публикации.

Найди десять отличий

Вообще-то, и "Петербургские диалоги" предполагают участие в них не только Владимира Путина и Герхарда Шредера, и не только представителей законодательных и исполнительных властей обеих стран, но также представителей гражданского общества, к которому как раз и относятся негосударственные, общественные, организации. Однако, если с немецкой стороны это условие непременно соблюдается, то с нашей - чаще всего вместо представителей НГО участвуют все те же чиновники высшего ранга. Это отражает реальную российскую ситуацию: наше государство, начиная с "верхов", пока еще не понимает, какую важную роль в решении самых насущных проблем общества может и должен играть "третий сектор". Исполнительная власть РФ, в отличие от Германской, все берет на себя, подчиняя властной вертикали решение даже тех проблем, с которыми в западных странах с большим успехом справляются негосударственные организации.

К примеру, почти все социальные учреждения ФРГ созданы и опекаются не государством, а различными общественными организациями, получающими от правительства так называемый социальный заказ и соответствующие деньги на его выполнение. Мне довелось самой побывать в их домах для престарелых людей, для детей-инвалидов и убедиться, что там помогают нуждающимся людям гораздо лучше, чем в наших подобных заведениях.

"Осенние встречи", как уже было сказано выше, предназначены, в основном, для диалога между немецкими и российскими НГО. Но на них всегда приглашаются и чиновники из правительств обеих стран. Хоть и не самого высшего ранга, не "командиры", а "исполнители", однако, согласитесь, ведь именно от работоспособности и настроения исполнителей чаще всего и зависит конечный результат запланированного в высших сферах дела.

Что нас объединяет

Проблема для обсуждения на "Осенних встречах", как правило, выбирается самая актуальная на текущий год, но которую верховная власть обеих стран или одной из них просто не видит или видит, да не может решить. В этом году для обсуждения в Берлине была выбрана тема "Государство и молодежь. Кто кому нужнее". С немецкой стороны в ней участвовали представители всех трех организаций-инициаторов конференции. С российской - представители НГО Москвы, Воронежа, Краснодара, Ульяновска - по одному от каждой организации. Пермскому "Мемориалу" было выделено два места (кроме автора этих строк, в "Осенних диалогах" участвовал и юрист-правозащитник Роман Маранов), видимо, с учетом того, что наша организация в последние семь лет уделяет проблемам молодежи очень пристальное внимание, вовлекая ее в волонтерское движение и помогая защищать свои конституционные права.

Вопрос "Кто кому нужнее: молодежь государству или государство молодежи" вроде бы риторический. Однако для поиска однозначного ответа на него применительно к сегодняшней ситуации в России и Германии не хватило даже трех дней, плотно насыщенных дискуссиями. А ситуация такова: обе страны сегодня вынуждены по-новому строить жизнь после глобальных перемен, произошедших с ними в течение довольно короткого для истории отрезка времени. Россия в 1991 году решительно отказалась от своего коммунистического прошлого и даже не захотела строить горбачевский "социализм с человеческим лицом", а с размаху бросилась в объятия капитализма, не зная, "с чем его едят". Германия, сломав берлинскую стену, объединилась из двух половинок в единое целое. Всякие революции, даже бархатные, влекут за собой потрясения. Итог их оказался непредсказуемым для обеих наших стран: стагнация в экономике (хотя и в разной степени для России и Германии), закрытие многих предприятий, скачок безработицы. Особенно болезненно все это переживает молодежь. Отсюда - уход в наркотики, алкоголизм, политический экстремизм… Об этих проблемах много говорили на конференции в Берлине как российские, так и немецкие участники.

Приватизированный патриотизм

Все же Германии легче справляться с накатившими проблемами, чем нам. Немецкие участники "Осенней встречи" объясняли это тем, что одна из половинок Германии до объединения имела опыт жизни при настоящей западной демократии и рыночной экономике. Теперь она передает его второй половинке - бывшей ГДР. Кроме того, немцы и россияне совершенно по-разному относятся к своему тоталитарному прошлому. Расставшись с национал-социализмом, народ Германии в массе своей до сих пор ощущает чувство вины за то, что натворил Гитлер в завоеванных им странах. И продолжает разными способами искупать эту вину, в чем участвует и молодое поколение немцев, отправляясь волонтерами в Польшу, Чехию, Венгрию, Россию… Причем, большую планомерную работу над изменением общественного сознания немцев, над созданием новой духовной опоры вело само государство ФРГ.

Мы же, российские участники конференции, говорили с сожалением о том, что наши соотечественники, казалось бы, навсегда покончив с тоталитарным коммунистическим режимом в начале 90-х годов, в массе своей, не пережили покаяния, не почувствовали вины за миллионы погубленных в лагерях ГУЛАГа ни в чем не повинных своих же, людей. Слом старой и отсутствие новой духовной опоры особенно сильно ударило по нашей молодежи. И тут же нашлись радетели за молодое поколение: с одной стороны, бывшие коммунисты, с другой - жириновцы и иные ура-патриоты (сюда я бы отнесла и военных чинов из Министерства обороны и Генштаба). Приватизировав святые понятия "патриотизм" и "защита Отечества", сузив их до невыносимо-примитивного понимания, они предлагают свести весь широкий спектр воспитания молодежи к военно-патриотическому воспитанию. То есть к тому, что мы уже проходили при коммунистах. И что самое опасное для общества: некоторые высшие государственные чиновники нового поколения восприняли эти призывы и уже разработали с их учетом проект молодежной доктрины (слово-то какое, от него так и пахнет военщиной). И пытаются вновь, как в советские времена, внедрить в общеобразовательные школы и иные, сугубо гражданские учебные заведения предмет "НВП" (начальная военная подготовка".

Защищать без оружия в руках

Организаторы Берлинской конференции дали нам возможность познакомиться с тем, какие пути служения Отечеству (кроме военной службы) предоставляет молодым немцам их государство. Один из них - социальный добровольный год и экологический добровольный год. Если окончив общеобразовательную школу, юноша или девушка еще не определились, где бы хотели учиться или работать, то они могут принять участие в добровольном годе. Для этого в соответствии со специально принятым федеральным законом для них определены места в различных социальных или экологических организациях, где им будут за работу платить зарплату, меньшую, чем штатному сотруднику, но достаточную, чтобы прожить год даже без поддержки родителей. Общество благодаря молодежи может лучше решать социальные проблемы. А молодым людям этот год тоже несомненно полезен: он позволяет "остановиться, оглядеться", лучше понять жизнь, кое-чему научиться. Все это называется одним словом "социализироваться". После социального года молодые люди имеют некоторые преимущества при поступлении в вузы.

Еще один путь служения Отечеству без оружия в руках - альтернативная гражданская служба (цивильдинст). На неё в ФРГ направляется больше юношей призывного возраста, чем на военную службу (150 тысяч человек). Для них резервируется 180 тысяч рабочих мест, то есть с запасом. Для того, чтобы получить направление на АГС в Германии, молодым людям не требуется доказывать свои убеждения. Достаточно написать заявление, приложить к нему свою автобиографию и небольшое сочинение на тему "почему я не хочу проходить военную службу" и все это направить в федеральное управление по делам АГС при Министерстве по делам молодежи, женщин и социальной работы. Ответ приходит в течение месяца тоже в письменном виде. За редчайшим исключением он положительный. После этого юноша должен найти себе место для прохождения АГС в социальной сфере, в здравоохранении или в экологии. Цивильдинст длится на 2 месяца дольше военной службы. То есть 12 месяцев.

А теперь сравните вышеописанное с тем, что предлагает российским юношам принятый летом этого года наш федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе". Претендент на АГС должен доказывать свои убеждения в призывной комиссии. Если докажет, военкомат вправе направить его даже без его согласия проходить АГС на гражданских должностях в военные структуры (это тех-то, чьи религиозные верования или убеждения противоречат несению военной службы!). И только насытив свои (надо думать немалые) потребности в бесплатных мойщиках туалетов и строителей генеральских дач, военкомат может уделить толику альтернативщиков социальной сфере, здравоохранению или экологам. В то время как именно эти сферы вопиют от нехватки рабочих рук.

На нынешней осенней встрече нам, пермякам, тоже было что рассказать интересного партнерам из Берлина. И о волонтерах нашего "Мемориала". И об эксперименте по отработке модели прохождения альтернативной гражданской службы в Прикамье. И о Школе прав человека… Так что, участвуя в подобных встречах, представители русских и немецких негосударственных организаций учатся лучше понимать как друг друга, так и проблемы своих стран. А, значит, и находить пути их решения.

В нынешней конференции вместе с представителями НГО принимал участие заместитель начальника службы занятости Министерства труда и социального развития РФ Владимир Жарков. Посещая места служения немецкой молодежи, участвуя в дискуссиях и встречах, российский чиновник проявил себя думающим и понимающим человеком. Очень надеюсь, что его поездка в Германию не была напрасной. И хотя от его ведомства при таком российском законе об АГС мало что зависит, но все же, все же, все же…

Ирина Кизилова

Размещено 30.12.2002

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2002 г. / №12(57)