НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№1(58)

логотип газеты "Личное дело"

Чаепитие с администратором

Канула в ненасытную Лету перестроечная припевка о чиновниках:
Мы не пашем, не сеем, не строим,
Мы гордимся общественным строем.

Нынешнему общественному мнению на изящном газетном блюде с общепитовскими голубыми каемочками подаются более горячие, по мнению самих авторов, темы: публикуются сравнительные списки классных чинов знаменитого петровского "Табеля о рангах" и современных должностей государственных и муниципальных служащих; предлагается каким-либо образом упорядочить деятельность современного российского чиновного люда, исключить элементы коррупции в их работе. И все-таки, похоже, в России эти темы из разряда вечных.

Дмитрий Васильев, один из сопредседателей программы "Коррупция и государственные реформы" (программа посвящена изучению приоритетных направлений реформирования государственного устройства России, анализу возможных препятствий на пути антикоррупционных реформ), считает заметной антикоррупционной инициативой проект закона "Кодекс поведения государственных служащих Российской Федерации". Закон почти единогласно (один голос против) был принят Госдумой в первом чтении в мае 2002 года.

Его целью, уточняет Д. Васильев, является установление для всех чиновников правил служебного поведения." Эти правила должны сделать поведение чиновников более ответственным, менее коррумпированным, более прозрачным, подконтрольным и подотчетным гражданам". Подобное привилось во многих странах. В России законодательство, регулирующее этические аспекты поведения госслужащих, практически нет. Однако в самом представленном проекте кодекса есть свои недостатки: отсутствие эффективных процедур контроля за исполнением его положений, использование терминологии, отсутствующеей в российском законодательстве, частичное несоответствие нашим культурным традициям. Множество критических замечаний со стороны экспертов, правительства и администрации президента привели к тому, что рассмотрение законопроекта во втором чтении было отложено до осени.

На первый взгляд, подобные нововведения позволят нам приблизиться к европейским стандартам в борьбе с коррупцией. Но в том то и дело, продолжает Д. Васильев, что российские разработчики слепо скопировали Модельный кодекс поведения государственных служащих, подготовленный Комитетом министров Совета Европы в 2000 году. В рекомендациях намечен общий круг этических проблем госслужбы, базовые подходы к их решению для разработчиков аналогичных кодексов. В российском проекте не учтены особенности формы европейских кодексов. Система большинства европейских кодексов поведения двухуровневая. Так в кодексе поведения первого уровня отражены стандарты поведения, общие для всех госслужащих. Без дальнейшего уточнения и детализации они с трудом могут быть применены на практике. А вот подробные правила поведения отражены в кодексах второго уровня. Они разрабатываются и принимаются органами исполнительной власти. В них детально характеризуются конкретные проблемные ситуации, с которыми может столкнуться государственный служащий, содержатся правила поведения в подобных ситуациях.

Так "кодексом первого уровня государственному служащему может быть предписано проявлять осторожность при получении ссуд от кредитных организаций. Тогда как в кодексе второго уровня могут содержаться правила, устанавливающие, какому должностному лицу государственный служащий должен сообщать о получении ссуды, у каких организаций государственным служащим конкретных государственных органов запрещено брать кредиты и ссуды". (по Д. Васильеву)

Другой важнейшей особенностью европейской модели является системный подход к управлению этикой государственных служащих. Там практикуется целый комплекс мероприятий, направленных на улучшение морального климата государственной службы: например, существуют различные комиссии по этике, специальные виды законодательств (о декларировании доходов, о свободном доступе к официальной информации, программы обучения этическим стандартам…). Речь идет не о декларации благих намерений, а создании механизма реализации этических стандартов поведения чиновниках в рамках правовой системы конкретной страны.

Вывод, сделанный экспертом, неутешительный: проект российского кодекса поведения соответствует кодексам первого уровня европейской модели, а потому является неудачной копией одной из частей европейской модели, имеющей скорее декларативный характер, и фактически не может быть реализован на практике.

В данном случае форма закона не поспевает за практикой, хотя слова и благие пожелания давно опередили у нас все мыслимые формы передвижения, а скорость изреченной мысли (вылетит - не поймаешь) подобна скорости распространения света.

К сожалению, нельзя сказать, что у нас в Прикамье коррупции нет, нет фактов нарушения этики поведения чиновников. Только вот чаще всего это в результате отсутствия гибкого, работоспособного законодательства носит неявный характер. Важно иметь соответствующий законодательный акт на уровне региона, приблизить его к ускользающим реалиям сегодняшнего дня. И вот весной минувшего года Главным управлением Министерства юстиции по Пермской области был рассмотрен проект Закона Пермской области "О дополнительных мерах по обеспечению прав и свобод человека и гражданина государственными и муниципальными служащими Пермской области", внесенный директором Пермского регионального правозащитного центра Игорем Аверкиевым (сейчас он председатель Пермской гражданской палаты). На контроле вопрос находился у уполномоченного по правам человека в Пермской области Сергея Матвеева.

В представленном проекте предлагается в качестве дополнительных мер по обеспечению прав и свобод человека государственными и муниципальными служащими Пермской области проведение для них экзамена на знание законодательства о правах и свободах человека и гражданина в Российской Федерации, а также присяги об их соблюдении при выполнении служебных обязанностей. Закон, как закон.

"Данный законопроект в целом не противоречит Конституции Российской Федерации, федеральным законам, а так же соответствует основным принципам государственной и муниципальной службы: приоритета прав и свобод человека и гражданина, их непосредственного действия; обязанности государственных и муниципальных служащих признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст.5 Федерального закона "Об основных государственной службы Российской федерации", ст.5 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации")". Это цитата из заключения, подписанного начальником государственно-правового управления аппарата Законодательного собрания Пермской области Л. Рудой, по существу обращения по данному вопросу уполномоченного по правам человека.

Однако, принятие отдельного закона, предусматривающего дополнительные требования к гражданам, поступающим на государственную и муниципальную службу, начальник управления считает нецелесообразным. Мотивировано это тем, что некоторые положения рассматриваемого законопроекта могли бы войти в другие законы Пермской области (о государственной службе, о муниципальной службе); для служащих и так уже предусмотрены особые требования и испытания при поступлении на должность и при исполнении служебных обязанностей (проведение конкурса на замещение вакантной должности, испытательный срок, ответственность за действия и бездействие). Кроме того обязательная проверка знаний законодательства о правах и свободах человека и гражданина у чиновников нынешних и будущих могла бы проводится при аттестации служащих или при проведении конкурса на замещение должности.

Подобной точки зрения придерживается начальник Главного управления Минюста РФ по Пермской области В. Перевалов. С данной точкой зрения, видимо, согласился уполномоченный по правам человека по Пермской области С. Матвеев, направивший законопроект в указанные инстанции для проведения правовой экспертизы на предмет его соответствия действующему законодательству.

Обеспечивать права и свободы человека и гражданина - вот альтернатива антикоррупционному вирусу, поражающему чиновничью кабинеты. Конечно, разработчикам создавать проекты, экспертам и народным избранникам решать, что достойно уровня отдельного закона, а что нет. Ясно одно: в рамках системных административных реформ необходим нормативный акт, в котором были бы отражены стандарты проведения государственных служащих. Тот же Д. Васильев говорит, что "необходимость принятия подобного документа предусмотрена, например, в "Концепции реформирования государственной службы Российской Федерации"", подписанной президентом в августе 2001 года. При этом, в соответствии с мировым опытом".

Опытом - но хотелось бы, что бы с не отдельно взятым, задунайским, провинциальным. Без масштабных системных преобразованием в борьбе с коррупцией не обойтись. Об этом свидетельствует мировой опыт. Именно для этого в России должна быть создана система управления административной этикой. А пока государственные и муниципальные чиновники могут тихо-спокойно заниматься своими важными делами, а каждый гражданин, обратившийся в служебный кабинет, потенциально может зависеть от персонального настроя любого чиновника. Как там у классика: пускай вся земля провалится, а мне лишь бы чай пить.

В. Викторов

Размещено 25.01.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)