НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№1(58)

логотип газеты "Личное дело"

"Печаль, рождаемая дождем…"

Питер Хёг, "Условно пригодные",
Серия Fabula Rasa, Издательство Symposium,
Санкт-Петербург, 2002 год

"Условно пригодные" - четвертый роман датского писателя Питера Хёга. Его имя стало знаменитым после издания романа "Смилла и ее чувство снега". Книги писателя переведены уже более чем на тридцать языков мира и издаются миллионными тиражами. Но личность самого автора остается все также малоизвестной. Он избегает встреч с журналистами, отключает свой домашний телефон. Оставляя желающим заглянуть за грань его писательского воображения, лишь возможность угадывать, какая печаль наложила отпечаток на его лицо и создаваемые его фантазией образы.

Подобно импрессионистам, изучавшим оттенки игры света на окружающих нас предметах, Питер Хёг словно поставил перед собой задачу изучить различные оттенки человеческой печали, воплощая их в персонажах своих произведений и оживляя причудливой сюжетной линей, балансирующей на грани реальности и грезы. И в романе "Условно пригодные" Хёг, использовав существующий в литературе образ "infant terrible" (трудный ребенок), задающего наивно-опасные вопросы. Он поместил своего героя в "предельную" для каждого ребенка ситуацию, ситуацию одиночества, без семьи, без взаимопонимания, в ситуацию "условно пригодного" для жизни, но при этом одарил (или проклял) его даром "печали, рождаемой дождем". Дождем, который делает прозрачными или видимыми те препятствия, которые возникают на его пути. Как в сказке, перед героем стоит задача преодолеть или разрушить эти препятствия. Но дар героя, хотя и волшебный, несет за собой печаль, печаль одиночества человека, вырвавшегося или вытолкнутого за рамки, не такого, как все. Все препятствия не преодолеть и не разрушить, а преодолев, столкнешься только с пустотой, которая является последним и бесконечным препятствием, в котором нет жизни, а только обреченный полет вне времени в бесконечность. И роковым становится дар самого героя: все ли препятствия надо преодолевать, когда и зачем; куда идти после очередного преодоления?

Обманчиво детективный сюжет романа ведет не к разгадке, а к проблеме выбора перед лицом "вечных и проклятых" вопросов. Выбор автобиографической или полуавтобиографической сюжетной среды является для автора средством изображения видимой им картины мира в оттенках, различаемых деформированным печалью хрусталиком глаза. Внешнее благополучие элитарной школы, грязь и обреченность колонии для несовершеннолетних, равнодушие детских интернатов, исковерканные детские судьбы - все это предстает в его свете одинаково безликими декорациями, в которых необходимо выжить на пути к тому, что станет самым важным в жизни.

Можно по-разному характеризовать этот роман Хёга - как социально-философский или как автобиографический. И, соответственно, искать в нем присущие этим жанрам достоинства и недостатки. Но подобно найденному раз и навсегда Эль Греко причудливому стилю изображения окружающей его реальности, романы Питера Хёга являются произведениями, объективная оценка которых возможна только через призму его печального взгляда.

Сергей Максимов

Размещено 25.01.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)