НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№1(58)

логотип газеты "Личное дело"

"Город упущенных возможностей…"

Помнится, в Крыму одна женщина спросила меня: "А Вы откуда?" - "Из Перми," - ответил я. - "А-а, это там, за Волгоградом!" - махнула женщина рукой. "Ага, там," - согласился я.

Недавно прочитал в комментариях автора, Виктора Астафьева, к роману "Прокляты и убиты" потрясающую вещь о городе, в котором живу: "Особая статья - отношение высших чинов к роману, - оно не просто ненавистно, организации пропартийные выступили даже с коллективными протестами. Так, Пермский комитет ветеранов войны свою коллективку даже заверил где-то в верхах, спутав книгу с военным уставом, а писателя, превратив в персональщика, изменившего своей жене или пропившего взносы. Недаром же я из этого шибко патриотического города подался в болотную вологодскую глушь, и не зря, ох, не зря все, кто вступал со мною в литературу, и даже те, кто начал работать после меня, давно уже оказались на пермском кладбище - так красные патриоты и идейные пермские дубари "залюбили" их, "задушили" в отеческих объятиях".

Сразу вспомнилось, что вслед за Астафьевым Пермь покинули такие писатели, как Анатолий Королев, Леонид Юзефович, Анна Бердичевская, Юлиан Надеждин, Алексей Решетов и другие. Они бежали из города оборонных заводов, знаменитого балета и политических зон. Что изменилось? Концерты барда и композитора Евгения Матвеева проходят в знаменитом питерском клубе "Восток" и очень редко - в каком-нибудь второстепенном зале Прикамья, потрясающий исторический роман Вячеслава Иванова готовится к изданию не в Пермском книжном издательстве, а в столичном "Вагриусе". Пермь продолжает оставаться культурной провинцией. А та же самая Вологда, куда уехал когда-то Астафьев, славится не только "свирепым конвоем", кружевами, но и мощной писательской традицией, которую основали такие авторы, как Николай Рубцов, Василий Белов, Александр Яшин, а с ними - Астафьев. И именно с этим именем ассоциируется Красноярск, а не с Краслагом. Как Флоренция - с Данте Алигьери. Так создается образ города.

"Как формируется имидж региона? Или Почему Пермь путают с Пензой?" - так называлась дискуссия, которую 26 декабря провела Пермская гражданская палата - в рамках проекта "Пермская ассамблея - гражданские дискуссии" при поддержке института "Открытое общество". (Фонд Сороса).

"Все, что связано с Пермью, отличается какой-то нестильностью, - сказала ведущая дискуссии Светлана Геннадьевна Маковецкая, возглавляющая общество развития предпринимательских инициатив, - почему так происходит? Кто за это отвечает? Почему в результате мы теряем инвестиции? Отчего являемся городом "упущенных возможностей"?

Конкретные примеры того, как воспринимается наш город со стороны, привел председатель Пермской гражданской палаты Игорь Валерьевич Аверкиев. Пермский правозащитный центр не смог получить деньги во Франции для беспризорников и осужденных - только потому, что там никак не могли сообразить, где это - Пермь? Германия предлагала установить освещение на центральных улицах города в обмен на небольшую уличную рекламу своих предприятий - и в результате выбрала Самару по той же причине: где это, Пермь? А недавно по одному из центральных телеканалов передали, что "в Сибири умер Радуев…" Какая разница!

Алексей Георгиевич Копысов, представлявший ПО "Единая Россия", напомнил, что Прикамье в Госдуме представляют пять депутатов, а, например, Самару - полтора десятка. Разве на этом не сказался имидж города - и наоборот?"

"Разработка и принятие проекта памятника Татищеву в Перми превратились в обыкновенный фарс - материал для Гоголя и Салтыкова-Щедрина, - профессионально отметил Владимир Васильевич Абашев, доктор филологических наук, возглавляющий общественный фонд культуры "Юрятин", - и кому вообще нужен памятник Татищеву, когда подобные стоят по всему Уралу? Или вспомните, какую брошюру выпустили в Перми к визиту делегации ЮНЕСКО - неграмотную и безвкусную.

При этом напомню, что с нашим городом связаны жизнь Нобелевского лауреата Бориса Пастернака - именно Пермь выведена под именем Юрятина в романе "Доктор Живаго", творчество Антона Чехова - именно в Перми происходит действие его пьесы "Три сестры". А Пермь, к сожалению, известна более как ссыльно-каторжный край.

Думаю, что причинами происходящего можно назвать отсутствие амбиций, неважную работу пиарщиков пермских корпораций и властных структур. Поэтому не привлекаются профессионалы, эксперты - с университетских кафедр культурологии, музеев".

С другой стороны, может быть, перед пиарщиками просто не ставилась такая задача. Ее надо поставить. Что вообще нужно делать в этой ситуации? И надо ли делать?

Юрий Евгеньевич Пшеницын, предприниматель, председатель ассоциации выпускников Президентской программы, возвращаясь к сноске Абашева о том, что "имидж - явление многоуровневое", заметил: "Пермь знают те, которые сотрудничают с предприятиями города. В Японии встречал - знают, во Франции - не встречал". На что тут же отреагировал Алексей Копысов: "Кому мы нужны - знают, кто нам нужен - нет. Мы более известны как бандитский город, благодаря публикациям наших журналистов в центральной прессе".

Но Алексею Георгиевичу быстро напомнили, что Пермь занимает первое место в стране по количеству преступлений на тысячу жителей. Чего уж тут на зеркало пенять.

Кстати, об изображениях. Визуальным символом города часто представляют кафедральный собор, сфотографированный с той стороны Камы, поэтому гостям Перми трудно бывает его идентифицировать. Это заметил Денис Григорьевич Галицкий (Уральское агентство поддержки МСП). А с идеей сделать символом Прикамья Белогорский монастырь не согласилась Маковецкая: кроме православных в регионе проживает достаточно мусульман, чтобы не делать этого).

"Мы не можем корректировать собственную историю, что не значит, будто мы не должны делать этого. Надо делать то, на что мы сегодня способны. К сожалению, пермские власти не зондируют культурный слой, поскольку культуру они, вероятно, понимают как ряд мероприятий. Руководители всех уровней не силах справиться с этой задачей в силу своей клановой разобщенности. В той же науке ситуация складывается такая: серые начинают - и выигрывают," - это мнение Вячеслава Михайловича Ракова, доцента исторического факультета ПГУ.

Кто будет формировать имидж Прикамья? И вообще - кому это надо?

Наталья Петровна Сенють, выпускница Президентской программы, приехала в Пермь из Белоруссии и работает здесь уже десять лет на руководящих должностях. Что заметно ей? С одной стороны, в городе можно найти работу - и не одну. С другой, - отношение работодателей к персоналу все более ухудшается: "Приносят подписывать бизнес-планы, в которых зарплата определяется на уровне трех тысяч. Я делаю замечание - "а что, кто-то недоволен?" - спрашивают. При этом сами живут в шикарных условиях. Могу назвать это только одним словом - жлобство".

Спрашивается, зачем рядовому пермскому жителю имидж города, к чему инвестиции, если он знает: его личный потолок - три тысячи рублей в месяц? Руководители региона не только разобщены, но и морально не готовы к тому, чтобы заниматься работой такого уровня. По этому поводу Юрий Пшеницын вспомнил слова японских бизнесменов: "Будем работать с Россией через десять лет, когда сменится слой менеджеров".

Да, у японцев еще есть десять лет, а у нас может не быть, если к решению российских проблем не подключиться гражданское общество. Что делать? По этому поводу Павел Печенкин, руководитель киностудии "Новый курс", вспомнил анекдот из жизни - о том, как командой профессионалов создавался образ города Кошкина, что в Самарской губернии: в Интернете был создан сайт про кошек, в городе организован музей кошек и гончарное производство, выпускающее керамические изделия в форме кошек, в которую заливали алкогольную продукцию, разрешение на продажу которой было получено от правительства породнились с городом Мышкиным, потом построили мельницу, посадили лен на 17 тысячах гектаров, стали выпускать экологически чистый хлеб и, наконец, породнились с городом Мышкин.

"А что мы строим? - продолжила Светлана Геннадьевна Маковецкая. - Спортивную столицу? Ассоциируется ли "Урал-Грейт" с Пермью? Или к чему нам чемпионат Европы по боксу, если массовый спорт в Прикамье просто не развит? В результате мы строим имидж мэра и губернатора, но не Прикамья. Я лично мечтаю о том, что бы на каждой денежке, выпущенной на Гознаке, стояла фраза: "Напечатано в Перми".

А может быть собрать и напечатать "Белую книгу Перми" - реестр всего лучшего, что мы сегодня имеем?

Идея была поддержана участниками дискуссии. Надо думать, что подобное издание может стать отправной точкой по созданию имиджа города и региона.

Юрий Асланьян

Размещено 25.01.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №1(58)