НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№2(59)

логотип газеты "Личное дело"

Я дарю тебе все

Маленький Алеша быстро освоился, оттаял всей своей душой, всеми своими потаенными привычками в новой семье. Папа - пилот, мама - педагог, своя сестренка появилась - старшеклассница. И в новой семье четырехлетнего Алешу приняли и полюбили сразу. Только одно непривычно смущало и мешало общению: мальчик плохо выговаривал слова. Они словно не слушались его, не желали наделять именами все то, что происходит вокруг. Отсутствием слов он словно защищался от того, что мутным темным пятном вставало в его памяти, копошилось по углам его прежней квартиры, по бесконечным коридорам задерганных приютов, резко сквозило в разговорах чужих взрослых людей.

Скоро новые родители заметили странное: мальчик увлеченно играл в свою любимую и единственную игру - закатает рукав рубашки на руке, приставит карандаш к венке, подержит и уберет; приставит, подержит и уберет. Сомнений не было: мальчик играл в свой, хорошо известный ему мир.

Все объяснялось до серой обыденности просто. Свою малышовскую фирменную привычку Алеша взял из прежней жизни, из своего не слишком счастливого детства. Золотое семейное правило "Семья - это то место, где человек должен учиться творить добро" там ценилось не больше битой грязной посуды в мойке.

Когда-то проживал Алеша вместе со своей мамой в отдельной благоустроенной квартире в дальнем микрорайоне Перми, окрашенном на милицейских оперативных картах как место активного распространения наркотиков. И хотя молодая мама и не догадывалась о существовании таких милицейских карт-раскрасок, но шаг за шагом подвела свою молодую и некрасивую жизнь к тому, что зимой и летом стала ее жизнь одним цветом.

Раз попробовав дурманное зелье, мамочка ловила внутривенный дозированный кайф уже постоянно. Так, наверное, легче срамоту и ломоту выдавать за теплоту, доброту и заботу. Но для методической заправки шприца наркотической заразой, жидким мультяшным безумием с картинками столь же методически требовались деньги… Не будем задерживаться на всех страницах этой истории, заглянем в финал. Квартира постепенно превратилась в "место встречи изменить нельзя" для страждущих и вколовших очередную дозу. Сама мамочка попалась на незаконном сбыте наркотиков и получила немалый срок наказания. Лишена родительских прав.

Родственники Алеши не пожелали принять участия в его судьбе. Родной дядя отказался прямо в зале суда. Мальчика определили в соответствующее детское учреждение: забота под полным приглядом всей страны.

Правда, мучил родственников "квартирный вопрос": что делать с оставшейся квартирой? Мальчик прописан там, и если официально оформить опеку над ним, то у опекуна появляются свои права и виды на осиротевшую благоустроенную жилплощадь.

Спасенье пришло в полузабытом лице бабушки. Забрала Алешу к себе… Ну, не читала она умных книжек что ли, не знала, что человек является воспитанником всех окружающих его предметов, всех тех положений, в которые его ставит случай.

Выпал бабушке, Большой Маме, случай проявить свою доброту, теплоту и заботу. Но… мальчик оказался уже неуправляемым, проблемным, диковатым, как уличный котенок, случайно забежавший в чужой дом. …Бегает, кричит, тычет себе карандашиком в руку…Ухаживать за ним надо, переучивать, переустраивать его маленькую восприимчивую жизнь. Неподъемные труды тяжкие! Это как Великую Китайскую стену переложить по кирпичику.

Вернула бабушка, родная душа, занозистого внука в приют: сами воспитывайте!

На том ее квартирная "ломка" пока и прекратилась.

Из приюта Алешу перевели в детский дом. В нем то и работала воспитателем Нина Владимировна, его нынешняя добрая, ласковая мама. С мужем они растили единственную дочь, школьницу. Мечтали о мальчике, о полной - по всем жизненным установкам - счастливой семье. Но не дала судьба им сына, а годы идут.

…Алешу она заприметила с первых дней его появления в детском доме, сердцем выделила его в толпе таких же, как и он, неприкаянных ребятишек. "А что если он… Мы еще сможем поднять его. Да и дочка братику обрадуется…"

Мужу о своем выборе сказала не сразу.

После первого разговора муж как бы по своим делам зашел в тот самый детский дом: на мальчонку посмотреть. На семейном совете решили: возьмем к себе.

И долго не откладывая, оформили документы.

Первые дни в новом доме Алеша вел себя скованно. "Что же еще хотят от меня эти взрослые?". И все-таки здесь ему необъяснимо нравилось. Наверное, так было впервые. Весь же предшествующий опыт склонял к обратному, к тревоге, к невнятному ожиданию возвращения куда-нибудь еще, в какой-нибудь другой общий дом, где так резко звучат голоса, так много незнакомых людей.

Говорят, опыт предшествует урокам. Талантом семейной жизни, своими направленными на обучение доброте бесхитростными уроками удалось семье Нины Владимировны сделать так, что Алеша почти совсем забыл свой печальный опыт первых лет жизни. Давно зовет он своих новых родителей мамой и папой, отчаянно подружился со старшей сестренкой. Пошел в первый класс. В школе его хвалят. А когда на переменке ему машет рукой одна из старшеклассниц, на вопросы товарищей "Кто это?" с гордостью отвечает: "Моя сестра!". И никто из окружающих не догадывается о его прежней судьбе.

На этом можно было бы и закончить рассказ об одной из пермских патронатных семей, но не все столь гладко и безоблачно. При разговоре со мной патронатные родители мальчика были обеспокоены только одним: как бы печатным словом не нанести вреда мальчику. Сразу скажу, условия нашей договоренности я выполнил: имена героев материала изменены, конкретное место действия не указано. Поэтому не исключена другая вещь: вдруг кто-то в этой публикации узнает себя, свою судьбу.

Счастливое семейство у Нины Владимировны. Правда, набегают иногда тучки среди ясного дня. Родная мать мальчика из колонии передала маляву, что, мол, освободится и обязательно вернет сына. Алеша всякий раз вздрагивает, когда из детского дома приглашают на праздник - а вдруг заберут и оставят. Формально он все еще воспитанник детского дома. Как-то родителей пригласило к себе руководство детдома: есть вариант отдать Алешу в американскую семью. У родителей, полюбивших как собственного сына и обиходивших мальчишку, ноги подкосились. Руководство выложило свои аргументы: "Вы что думаете, в Америке ему хуже будет, чем у вас?".

Ситуация сейчас такая, что Алеша не усыновлен в новой семье. Причина прозаическая: невысок общий семейный доход. Глава семье вышел на пенсию, да и у воспитателя зарплата, известно, какая. В семье четыре человека. Спасает огород в деревне, куда семья выезжает вместе. Ух, тогда наступают летние радости для Алешки!

И если отнять те финансовые крохи, которые выделяет государство на воспитание Алеши, трудно будет сводить концы с концами. Договор о пребывании мальчика в семье, время от времени перезаключается. По достижении определенного возраста Алеша будет решать сам, где, с кем, как ему жить. Думается, в данном случае ответ подразумевается только один.

Годы детства - это годы воспитания сердца. Не сомневаюсь, этому уже научили сына в семье Нины Владимировны.

Судьба Алеши, к сожалению, исключение. Обычно в патронатных семьях воспитанники детских домов не задерживаются, их возвращают обратно. Как горько поведала мне заместитель детского дома №2 О. Мальцева, большинство воспитанников детских домов во в взрослой жизни уходят в криминал.

А я не могу забыть, как в самой младшей группы в детском доме воспитанники наперебой кинулись ко мне: не за ними ли на этот раз пришли? А самый шустренький схватился за руку и ткнул в нее любимую игрушку, которую только что держал во рту: на, держи, я дарю тебе все.

Владимир Викторов

Размещено 02.03.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)