НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№2(59)

логотип газеты "Личное дело"

Убица собак

(Бюджет для живодерни)

В Перми, несмотря на протесты общественности, продолжают убивать домашних животных, тратя на это бюджетные средства.

"ПАМ" не помилует
В декабре прошлого года в тридцати градусный мороз четыре активистки общественных организаций "Верность" и Доброе сердце" решили посетить муниципальный приют временного содержания собак и кошек. Они хотели выяснить, какое количество калориферов нужно для обогрева якобы недавно отремонтированного здания, куда с наступлением холодов были переведены все животные.

События развивались стремительно, как обычно бывает в кино, где время дорого. Не успели женщины войти в ворота приюта, как подъехал "УАЗ" белого цвета. Элла Ибрагимовна Кадырова, председатель благотворительного фонда "Верность", открыла заднюю дверцу уже знакомой ей машины и увидела там четыре окровавленных трупа больших красивых собак с ранениями, похожими на огнестрельные. Весь кузов "УАЗа" был забрызган кровью. Ирина Ивановна Суслова, член общественного совета благотворительного фонда "Верность", стала снимать на фотоаппарат содержимое кузова.

Но то, что общественницы увидели в самом приюте, вообще напоминало фильм ужасов: горы замерзших трупов собак, коробки, полные мертвых щенков. И тут к Ирине Ивановне, продолжающей щелкать фотоаппаратом, подскочил хозяин машины, Владимир Николаевич Плешков, вырвал у нее фотоаппарат, сел обратно и уехал.

Здесь мы ненадолго прервемся, чтобы объяснить читателям, кто такой В.Н.Плешков, и почему Элла Ибрагимовна посмела открыть дверцу его машины. Два года назад почти все СМИ областного центра рассказали о том, как Плешков, в то время директор ООО "ПАМ", на глазах у персонала и больных людей отстреливал собак на территории психоневрологического диспансера. Животные умирали не сразу, а в мучениях - на протяжении нескольких часов. Всего, как утверждал Плешков, он подстрелил пять собак, хотя ни он сам, ни возглавляемая им контора не имели лицензии на эвтаназию, захоронение и утилизацию животных. Подобные незаконные "мероприятия" Плешков проводил и в других местах. О чем имеются представления трех районных прокуратур города и области. Не за эти ли "заслуги перед Отечеством" господин Плешков трудится в отделе санитарного содержания территории муниципального управления внешнего благоустройства администрации Перми? И продолжает заниматься уничтожением животных, хотя в "Правилах содержания собак и кошек на территории города Перми" №154 от 2 ноября 2001 года сказано, что "не допускается отстрел собак и кошек из любого вида огнестрельного оружия, кроме случаев самообороны и экстренной защиты граждан". При чем "запрещено неоправданное уничтожение животных".

Мы пока не будем говорить, что Плешков убивает собак из огнестрельного оружия, так как экспертиза, проводимая в рамках уголовного дела, по слухам, не подтвердила факт явно видимого огнестрельного ранения взятой на экспертизу собаки. Иного защитники животных и не ждали. Летом они уже пытались привлечь работников приюта к уголовной ответственности за мор собак, находившихся на голом асфальте при тридцатипятиградусной жаре. Работники СЭС, которых вызвали только для того, чтобы они профессионально оценили случившееся, испугались. Как это - против городской администрации? И дали такое заключение: надо приюту выделять больше денег, тогда животные не будут дохнуть.

Но они будут погибать здесь всегда, потому что их смерть - очень выгодный бизнес. За каждую убитую собаку выплачивается из городского бюджета 144 рубля. Можно прикончить четыре, а отчитаться за сорок. Так в 1998 году муниципальная контора под названием "Спецкоммунтранс" умудрилась на бумаге истребить 6000 бездомных животных, и получить за свои "подвиги" 600 тысяч рублей. Но, как утверждают специалисты, в Перми никогда не было более 2000 бездомных собак, причем общественники имеют сведения о каждой их популяции.

Черный рынок торговли собаками в областном центре процветает. Недаром именно в Перми вышла в свет книга под названием "Как из собаки сделать людоеда", где рассказывается о том, что злобить собак нужно давая им на растерзание щенят и котят. Собак едят корейцы и вьетнамцы, для которых Пермь стала второй Родиной. Собачий жир, эффективный при лечении туберкулеза, идет в зонах по цене 100 долларов за трехлитровую банку.

Узницы поневоле
Итак, Плешков отобрал у женщин фотоаппарат и уехал. А работница приюта, санитарка, долго ругала активисток матом. За всем этим наблюдали два заторможенных молодых человека, как оказавшихся позднее, "волонтеров". Потом один из них облил засов, запирающий дверь ворот, чтобы женщины до весны не могли выбраться с территории приюта. А еще "волонтеры" пытались натравить на беззащитных "пленниц" собак: полуживых от холода и голода овчарку и ротвейлера, на которого одна из женщин, сама промерзшая до костей. Но собаки не кидались на них. Тут "волонтер", чтобы разозлить ротвейлера, грубо сорвал с него шаль, наступив при этом на ногу несчастному псу. И тот действительно разозлился - и чуть не съел "волонтера".

Две другие активистки, оставшиеся за воротами приюта, перекликались с "пленницами" три с половиной часа. Так долго ехала милиция к месту незаконного задержания женщин.

За это время Кадырова и Суслова внимательно рассмотрели пейзаж: повсюду из-под снега виднелись обглоданные трупы животных, часть из них с ранениями, похожими на огнестрельные, некоторые погибли от истощения и холода. Как утверждают специалисты, содержание животных гладкошерстных пород в вольерах открытого типа при температуре - 20 градусов опасно для их здоровья, а при -30 градусах несовместимо с жизнью. И никакие калориферы тут не помогут, так как в стенах помещения, где содержатся собаки, зияют дыры и гуляют сквозняки.

Вообще вокруг приюта много лжи и недоразумений. Так исполняющая обязанности директора приюта Татьяна Анатольевна Копылова везде твердит, что собак кормят четыре раза в день, но почему же спины торчат у них от голода как у динозавров. Копылова говорит, что в приюте содержится 168 животных, но активистки не насчитали и тридцати живых.

Статья вне закона
30 декабря Кадырова и Суслова обратились к заместителю главы администрации Перми Александру Юрьевичу Феневу с требованием закрыть "фабрику смерти". Женщины хотели распределить животных по благотворительным приютам, имеющим, в отличие от муниципального, отапливаемые вагончики. Господин Фенев обещал дать ответ по телефону до Нового года. Но и в новом году звонка из мэрии не последовало. Александр Юрьевич отдыхает до 13 января.

Звонили активистки и начальнику управления по экологии и природопользованию Вере Александровне Седининой, разговор с которой свелся к одному - сами виноваты, что вас незаконно удерживали, не ходите и не смотрите. А в приюте, мол, полный порядок. Сединина там бывала и не нашла ничего противозаконного.

Ну, не выносят чиновники общественного контроля над расходованием бюджетных средств. Почему? Да потому, что деньги, отпускаемые муниципальному управлению "Пермская городская служба по организации содержания домашних животных", исчезают без особой пользы для этих самых животных. Но, по всей вероятности, с большой пользой для таких людей, как Плешков, на протяжении многих лет нарушающего статью 245 Уголовного кодекса Российской Федерации "Жестокое обращение с животными": "Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено ...из корыстных побуждений". Это преступление наказывается штрафом "либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев". Почему же Плешков остается безнаказанным, ведь в комментарии к статье сказано, что "данное деяние посягает на общественную нравственность"? По всей видимости, прокуратуре как-то не до общественной нравственности, и не до того, что происходит на территории муниципального приюта. У нее есть более важные дела.

Поэтому и продолжает существовать "фабрика смерти". На этот год из городского бюджета ей отпущен один миллион рублей. Но по-прежнему, как и шесть лет назад, бездомные и потерявшиеся собаки и кошки могут надеяться только на помощь общественных организаций "Верность" и "Доброе сердце". Четвероногих друзей здесь обогреют, накормят и найдут заботливых хозяев. Абсолютно бескорыстно.

Кто-то скажет, подумаешь собаки-кошки. Люди под забором умирают. Но у человека есть выбор. Животные же его лишены. И я не верю, что те чиновники, которые истребляет беззащитных животных, или с чьего барского позволения это происходит, не представляют угрозы для общества, постепенно теряющего нравственные ориентиры. В таком случае пусть работает закон. Кстати, если учесть всю муниципальную компанию ("деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо неоднократно"), организовавшую вместо приюта живодерню, то все эти "художества" могут попасть под вторую часть ст. 245.

Ирина Артемова

Размещено 02.03.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)