НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№2(59)

логотип газеты "Личное дело"

Они пропали за Родину

Из российской армии начали бесследно исчезать солдаты

То, что солдаты-срочники бегут из воинских частей - давно не военная тайна. Прошлый, 2002 год ознаменовался позорными для российской армии событиями - не единичными, а массовыми побегами. В знаменитой Таманской дивизии было два массовых побега. Что уж говорить о частях, расположенных на "задворках", по окраинам нашей необъятной? Но не только побеги, "дедовщина", неуставные отношения офицеров по отношению к подчиненным и откровенная разруха доказывают, что наша армия в глубочайшем кризисе - появилось еще одно явление, пока проявляющееся как симптомы чего-то странного, непонятного и оттого страшного. Речь пойдет об исчезнувших служащих срочной службы. Они уходят в армию, затем бегут оттуда и пропадают, словно растворившись в небытии.

О причинах побегов
Очевидно, Толя Югов, убегая из своей военной части N 52985, принадлежащей Хабаровской МЧС, не знал, что его мама умерла. Толю воспитывала только мама, у дядьев свои семьи, свои заботы. Хватилась его только родная тетка из Перми. Не так уж много она смогла узнать из переписки с командованием части при помощи Совета родителей военнослужащих Прикамья: Анатолий сбежал через месяц после начала службы. Началась она не со стрельбищ и плаца, а со строительных работ. Из четверых убежавших с трудового фронта поймали всех, кроме Анатолия Югова.

Так как Югов "самовольно покинул часть", как водится, завели уголовное дело по статье 337 ч.4 УК РФ. А тетке выслали, опять же как водится в таких случаях, грозное уведомление незамедлительно сообщить о местонахождении военнослужащего.

О причинах побега - ни слова. Хотя причина банальна до слез - дедовщина. Об этом тетка знает из единственного письма от племянника, которое он написал матери сразу после призыва. Там он написал, как зовут обидчика - некий Кошумов. Вот отсюда бы повести ниточку, расследуя причины побега. Однако Югов объявлен во Всероссийский розыск, а Кошумов до сих пор служит.

Фотография в конверте
Случай с Александром Магаряном - один из самых таинственных.

Магарян попал служить в часть N 13024 в Приморском крае. Пропал из Владивостокского госпиталя, где лежал с черепно-мозговой травмой. Где и как он получил травму - можно только догадываться. Но то, что его то и дело переводили из разных частей, расположенных в Приморье - это факт, о котором родители узнали только сейчас, после официальных запросов. Не известили родителей и о том, что он убежал из части почти год назад, и уже не впервые. Переводы, травмы, побеги теперь дают пищу для размышлений - почему солдат не служил нормально? Но простые крестьяне-родители из села Никулино Добрянского района могли только морщить лбы над письмами, где многие строчки были густо зачеркнуты чужой рукой.

Вот так солдата Магаряна, призванного отдать свой воинский долг Отечеству, вычеркнули из списков. Нет, дело-то уголовное завели.

Но где он сейчас? Остается надеяться, что хотя бы этого парня все-таки злая сила не вычеркнула из жизни окончательно - прошлым летом родителям пришел конверт с фотографией сына. Там он изображен в странном, непривычном виде: благополучный, здоровый и с толстой золотой цепью на шее. Как будто хотел сказать - я живой, мама. Только вот когда он появится перед родителями и четырьмя братьями и сестрами воочию?

Сколько всего пропавших?
Если о судьбе Саши Магаряна можно догадываться, то об остальных ни слуху, ни духу. Вообще случаи аналогичны и развиваются по одной схеме: призвали, убежал, исчез. Действия командования частей проходят тоже по своей схеме: завели уголовное дело, объявили розыск.

Да и то, по словам председателя Совета родителей военнослужащих Прикамья Александры Вракиной, далеко не всегда заводят дело сразу, как это положено. Командиры начинают что-то предпринимать, когда родители и комитеты солдатских матерей присылают запросы и бьют тревогу.

На контроле у Вракиной сегодня пять дел о пропавших солдатах-срочниках. Но ведь это только пятеро родителей обратились. Кстати, если посмотреть дела, то почти все парни родом из сел и глухих деревень. Скорей всего, цифра была бы выше, если жители глубинок знали, куда и как обратиться по поводу пропавшего.

Не только здесь, в Прикамье, бесследную пропажу солдат считают проблемой. В Союзе комитетов солдатских матерей России одна из сотрудниц Мария Федулова сказала:
"Случаев обращения по этому поводу у нас очень много. Только за 2002 год - 96 пропавших, и это мы считаем только тех, кто служил в обычных войсковых частях, а не в Чечне. К слову, и в Чечне абсурд: если мальчонка в течение двух суток не вернулся из боевых действий, то считается самовольно покинувшим часть".

Что думают генералы?
В Союз комитетов солдатских матерей, расположенный в Москве, обращаются со всей России. Но не каждый доберется до столицы, поэтому можно предположить, что исчезнувших с лица русской земли русских парней гораздо больше. Поэтому и нет реальной статистики. В военной прокуратуре Пермского гарнизона называют число самовольно покинувших часть - около 100 официально разыскиваются военкоматами, прокуратурой, милицией. Около десятка человек считаются с 1996 года теми, о ком неизвестно абсолютно ничего.

В розыске так называемых СОЧинцев не помог объявленный военной прокуратурой телефон доверия. Кстати, летом прошлого года вице-губернатор Валерий Щукин на переговорной площадке с участием с Совета родителей военнослужащих Прикамья, Комитетом солдатских матерей, Пермским отделением общества "Мемориал" обещал провести встречу, чтобы выработать конкретные меры по решению проблемы. Однако до сих пор этой встречи не произошло.

Решаться ли беглецы являться перед властями, становится гражданами и жить легально, если после очередного массового побега один из высоких военных чинов грозно сказал в телеэфире на всю страну: "Будем всех ловить и судить!"

Лаконично так сказал. Хочется заметить - всех не переловите. Потому и служба солдат-беглецов получается лаконично-короткой, а продолжается ли их жизнь - вообще неизвестно.

Марина Вяткина

P.S. Союз комитетов солдатских матерей России рекомендует направлять запросы о пропавших солдатах-срочниках по адресу: 117049 г. Москва, ул. Житная, д. 16, Главное управление уголовного розыска МВД РФ.

Размещено 25.02.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)