НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№2(59)

логотип газеты "Личное дело"

Безопасная мухобойка или тюрьма без правил?

Древний Рим. Начало нашей эры

Римский философ Эпиктет подметил: "Где человек находится противясь, там его тюрьма". На своем опыте подметил: сам когда-то был рабом, а затем стал вольноотпущенником. С той поры опыт почти двух тысяч лет в жизни человечества подтверждает горькую справедливость его слов. Но перенесемся в наше время. Итак,

Красавица Пермь. Начало 21 века

Полтора года наша газета опубликовала материал о судьбе бывшего сидельца В., инвалида второй группы, без крова над головой. Другого места в социальных учреждениях Прикамья ему не нашлось, кроме как специального отделения Лысьвенского дома-интерната. А что значит спецотделение? - бывший спецконтенгент, прошедший аресты, суды, тесные камеры, житуху за высоким забором с колючками.

Причем, оговариваюсь, что по истечению определенного испытательного срока (примерно…дней и ночей) и при условии того же примерного поведения, инвалид может быть переведен в нормальное интернатское заведение. Куда например? Есть такое в области, туда В. и хотел попасть: Чайковский дом-интернат для престарелых и инвалидов.

Пермский региональный правозащитный центр, куда обратился инвалид за помощью, счел направление его областными органами соцзащиты в Лысьвенское спецотделение неправомерным.

Ну не спецотделение это для бывшего сидельца-инвалида, а та же ссылка, спецпоселение, какая-то интернатская социальная тюрьма без правил. Герой публикации обратился в Конституционный Суд РФ. Жалоба была рассмотрена в Секретариате Суда.

16 декабря 2002 года пришел ответ. В нем, в частности, говорилось: "…Вы ставите вопрос о проверке конституционности статьи 20 Федерального Закона от 2 августа 1995 года "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов", согласно которой граждане пожилого возраста и инвалиды, ранее судимые, принимаются на социальное обслуживание в специальные стационарные учреждения социального обслуживания на основании решения органов местного самоуправления, по тем основаниям, что эта норма, по Вашему мнению, противоречит статьям 19 и 21 (часть 1) Конституции РФ".

Иными словами: это о сомнениях автора жалобы в конституционной справедливости того, что человек наказывается дважды, находится в дискриминационном, неравном положении по сравнению с гражданами, не привлекавшимися к уголовной ответственности. Жалоба подкреплялась многочисленными ссылками на статьи Конституции и УК РФ.

Однако, в ответе ему недвусмысленно дали понять, что поднятый вопрос не относится к числу конституционных и не может проверяться Конституционным Судом. Однако, пояснили, что (ссылка на статью) осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Однако, (ссылка на статью) в данной ситуации по закону необходим дифференцированный подход к определению профиля социального учреждения, куда направляется гражданин: исходя из фактических обстоятельств, характеризующих его личность. Окончательное резюме: "…оспариваемая Вами норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы гражданина".

Ссылка, однако

Вышло по судьбе так, что минул вожделенный период испытательного срока, или два, а гражданин В., состоявший в переписке со слугами Закона, личным примером не стал подкреплять справедливость применяемых к нему требований. Застрял в спецконтенгенте по уши и еще три метра над головой. Ссылка, однако.

Обманка-2, или инвалид второго сорта

"В раю больше запретов, чем в аду," - утверждает еврейская пословица.

Указанный интернат совсем не претендует на социальный рай или ад. Расположен в поселке с любопытным и весьма лукавым названием: Обманка-2. И если только весьма условно и приблизительно наделить чертами "рая" и "ада" жизнь в Лысвенском доме-интернате в отделениях - для судимых и несудимых, то все смешалось в самом интернате.

Обманка-2 для всех страдающих что-то вроде земли обетованной второго разряда. Вот что думает директор Пермского регионального правозащитного центра С. Исаев: "Да, в социальные учреждения определяют людей, физически ущербных, нуждающихся в различного рода помощи. Среди них целый пласт тех, кто когда-то отбывал наказание, или "пришедших с улицы" (бродяги и т.д.), т.е. это люди с предполагаемым (что очень важно) девиантным поведением. Сначала их определяют либо в специальные отделения, либо в специальные дома-интернаты. Для того, чтобы, допустим, отследить их поведение за какой-то срок. Затем их могут поместить в обычный интернат для инвалидов.

В данном случае, что такое Обманка? Это психоневрологический интернат, где проживают по сути недееспособные люди. Там есть специальное отделение для лиц, отбывших наказание. Герой публикации находится в нем не по медицинским показателям. Почему его держат отдельно от людей обычных, которые по состоянию здоровья просто не могут обслуживать себя самостоятельно? О чем идет речь? На самом деле здесь можно говорить об определенной дискриминации граждан, которые имеют не совсем обычную биографию. Речь идет о гражданском равенстве, в конечном счете.

Стоит вообще задуматься над контекстом тех ограничений, которые устанавливаются для граждан ведущих подобный образ жизни, зачастую находящихся в экстремальной ситуации, оказавшихся без паспорта, без жилья, отбывших наказание. Кстати сказать, физически ущербных людей, которые нуждаются в том, чтобы где-то проживать, и могут воспользоваться той системой социального обслуживания и социальной помощи, что гарантируется сегодня государством.

Этих ограничений немало: помещение людей в специальное отделение или интернат, в приемник-распределитель. Причем в последнем случае это делается сегодня, оказывается, снова по санкции прокурора. Туда можно попасть, например, на 10 суток. Это же закрываемое помещение. Человек 10 дней находится практически в неволе.

Кругом атрибуты несвободы, по сути, то же самое делают в заключении. И в контексте всех ограничений возникает картина: это люди, которые законодательно относятся к людям второго сорта, не совсем граждане.

Поэтому неслучайно мы обратились в суд, дабы вымарать из соответствующей статьи Закона это положение (об устройстве в специальные стационарные учреждения социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов ранее судимых). Суд, к сожалению, нам отказал".

Способствует ли данное положение дальнейшему обустройству и процветанию Обманки, соблюдаются ли гарантированные права гражданина В. в его нынешних жизненных минутах? Правильно. Ответ, к сожалению, отказной".

Мухобойка - лучший друг пенсионера

Выбора у нашего героя, инвалида второй группы, не было и пришлось ему ехать в Обманку-2, в спецотделение. Вид на местожительства совсем огорошил.

- Мы живем там как в тюрьме, как в колонии, - признался мне гражданин В. Условия практически невыносимые. Единственный плюс - хорошо кормят. А в остальном - ущемленье. В той же столовой сидим за одним столом с "психами". Психобольные, кстати, находятся на опекунстве, на полном обеспечении. А нам на руки до поры до времени выдавали 25 процентов от пенсии, остальное забирал интернат на свои нужды. С 1 января 2002 года появился Указ о том, что инвалидам в интернатах выплачивать все сто процентов пенсии. Как только это случилось, местное руководство нам посоветовало: либо отдайте 75 процентов добровольно, либо…

Про мухобойку что-нибудь слышали? А про самое безопасное место при этом? Лучше сидеть на самой мухобойке, чем летать вокруг.

Так и случилось: раньше интернатовских инвалидов хотя бы снабжали какой-то одежкой, а тут с первых месяцев после Указа: "пайка пониженная, ни вещей, ни медицинского обслуживания". Это не документальная цитата из обнародованного Указа, это слова моего собеседника. Короче, достали в интернате его и его товарищей по полной культурной программе, да так, что пришлось в принудительно-добровольном порядке подписывать с интернатом договора об отчислениях из пенсий на прежнем уровне. Кто отказался это сделать - самого отчислили. Вообщем, мухобойка - лучший друг инвалида. Выбора нет.

И что изменилось? Сразу возвернули скатерть самобранку, яствами уставленную: кормить получше стали. А вот махровые носки на осень привезли - только "опекунам". Телогрейки - им же. Зато (мой собеседник сразу подметил): пол-интерната, полдеревни в этих телогрейках ходит.

Не для дополнительной ли маркировки обитателей спецотделения - "Люди без махровых носков и без телогреек" - это сделано? Чтобы по деревне не разбежались.

Поговаривают, что и личные вещи здесь дают под расписку: в случае потери возместить нанесенный себе ущерб-кому бы вы думали? - конечно, интернату. Но это, может быть, выдумки каких-то злонаучных профессорских мух, залетевших к нам с другого измерения.

И как тут не вспомнить Л. Толстого: "Поступайте так, как будто вы одни в мире, и люди никогда не узнают о вашем поступке".

Похоже, в интернате этот летающий в воздухе призыв воспринят буквально, вроде как инструкции к действию. А постоянное моделирование трудной жизненной ситуации, "экстремальщины" в стенах спецотделения, которое охраняет улыбчивая милиция, а на ночь запирается добрыми железными дверьми, увы, совсем не способствует устранению обстоятельств, которые упорно свидетельствуют о наличии затяжной экстремальной ситуации в жизни человека. Инвалида, когда-то отбывшего наказание.

Во всяком случае, из полутора сотен сидельцев спецотделения за все время пребывания в нем гражданина В. никто так и не перевелся на обычный режим.

На данный момент Пермский региональный правозащитный центр помог подготовить гражданину В. новое обращение в Конституционный Суд РФ.

Владимир Викторов

Размещено 02.03.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)