НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№2(59)

логотип газеты "Личное дело"

Секрет превращения

Детский дом, каким бы хорошим он ни был, никогда не заменит семью. А ребенку нужна семья - и это подтверждает весь мировой опыт, убеждена Вероника Ослон - кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии, заведующая лабораторией профилактики социального сиротства Пермского областного института повышения квалификации работников образования, научный руководитель эксперимента по патронатному воспитанию в детском доме №2 г.Перми. О содержании этого эксперимента и перспективах развития самого патронатного воспитания - наша беседа.

- Вероника Нисоновна, поясните, пожалуйста, патронатное воспитание - нечто новое для России?

- Нет, первые патронатные семьи появились в России еще в XYIII веке. Но после революции 1917 года сама идея патронатного воспитания была отвергнута. В новой России уничтожалась старая идеология, и начиналось это с разрушения семьи. Предпочтение отдавалось коллективистскому воспитанию. Правда, во времена нэпа, Великой Отечественной войны патронатные семьи все-таки появлялись, но потом исчезали стараниями властей. В годы правления Хрущева лучшей формой воспитания ребенка считался интернат. Роль семьи принижалась. Родителей с легкостью лишали родительских прав. По всей стране открывались многочисленные детские дома, сады и ясли с круглосуточным пребыванием детей. Словом, делалось все, чтобы дети постоянно находились в коллективе, под неусыпным взором воспитателей.

- И каким образом возродилась идея патронатного воспитания?

- Еще в начале 50-х годов Всемирная организация здравоохранения провела мировое исследование состояния детей, воспитывающихся в сиротских учреждениях. Основной вывод исследования был неутешительным: все дети в той или иной мере отстают в своем развитии, их способности стать законопослушными гражданами значительно снижены. Они чаще пополняют собой колонии и другие исправительные учреждения, чем учебные классы или производственные цеха. В результате мирового исследования цивилизованные государства отказались от сиротских учреждений как модели воспитания, стали развивать семейные формы жизнеустройства детей-сирот.

В нашей стране к патронатному воспитанию начали возвращаться в 80-е годы, на волне перестройки и демократизации общества. Именно тогда в России появились детские учреждения семейного типа. Сначала это были семейные детские дома. То есть группу детей помещали на воспитание в семью, где у супругов были еще и кровные дети. Случалось, что под одной крышей собиралось до 20 и более человек. Все это называлось: большая семья. По существу это был детский дом.

Потом стали вводить модель приемной семьи. Родители в этом случае несут за приемных детей полную юридическую ответственность. Но и этот вариант оказался не идеальным, потому что у родителей возникало много проблем с воспитанием ребенка, помочь же им чаще всего было некому. Приемные семьи создавались, а службы помощи семье - нет. В то же время большая часть детей оставалась в детских домах. Приемные семьи не могли удовлетворить потребности всех сирот в семье. Нужна была такая модель семейного устройства детей, которая позволила бы реформировать систему детских домов. Этой моделью стала патронатная семья.

Обратите внимание: в патронатной семье опекуном ребенка остается детский дом. Детский дом и патронатная семья разделяют ответственность за воспитание ребенка и соблюдение его прав. Патронатный воспитатель (он же родитель) становится сотрудником детского дома, получает за это зарплату и денежное содержание на ребенка. Что важно: такая семья постоянно находится в сфере помощи специалистов детского дома, они ей помогают решать многие возникающие проблемы. В то же время ребенок помещен в нормальную, естественную для него семейную среду, в которой он чувствует себя защищенным. То есть ребенок находится как под защитой семьи, так и под защитой государства. Причем, воспитание в патронатной семье обходится в три раза дешевле, чем в детском доме.

- Где и как апробировалась эта модель у нас в Прикамье?

- Сначала, с 1998 года, модель патронатной семьи отрабатывалась в Перми на уровне двух экспериментальных площадок - детских домов №2 и №16. А через два года она вышла в жизнь, так как Законодательное собрание области приняло региональный закон о патронатном воспитании. То есть Пермская область одной из первых в России стала внедрять семейные формы жизнеустройства детей-сирот. К сожалению, федеральное законодательство в этом отношении отстает. Законы, подобные пермскому, приняты, насколько я знаю, еще в Москве, Самаре и республике Марий Эл.

- И много ли в нашей области патронатных семей?

- Сейчас у нас 160 патронатных семей. При одном только детском доме №2 создано 23 семьи. В них живет 40 детей. А всего в патронатных семьях воспитывается более 300 детей. Эти цифры, конечно, меняются и растут.

- Патронатные родители - кто они?

- Большинство патронатных семей - это родители в возрасте от 30 до 40 лет, у которых подрастают или выросли свои дети. Российская семья, как правило, детоцентрирована. (В этом ее отличие от западной.) То есть отношения между женой и мужем нередко поддерживаются через детей. И когда дети подрастают, у родителей возникает то, что психологи называют ожиданием, страхом пустого гнезда. Вот тогда-то у многих и возникает желание или родить еще одного ребенка, или взять на воспитание из детского дома. Словом, жестких критериев подбора родителей у нас нет, но желательно, чтобы у взрослых был опыт общения с детьми - родительский опыт.

- При этом семья должна быть обязательно полной?

- Вовсе нет. Неполная семья тоже может дать ребенку заботу и ласку, в которых он нуждается.

- Но вот родители найдены. Что потом?

- Детский дом начинает готовить их к приему детей. Педагоги рассказывают патронатным родителям о проблемах, с которыми им придется столкнуться. Ведь воспитывать-то придется чужого ребенка, причем, далеко не из лучшей семьи, с тяжелым жизненным опытом. Сколько сил нужно, чтобы его понять, полюбить, обеспечить его безопасность! А иначе нельзя. Это не котенок, которого нужно только пригреть. У ребенка сложный внутренний мир. И если семья уверена, что справится со всеми проблемами, то мы знакомим ее с ребенком, которого для нее подобрали. Бывает, что сами взрослые выбирают другого, чувствуя, что именно этот ребенок им больше подходит, и с этим приходится соглашаться. Затем начинаются совместные занятия, психологические тренинги - в детском доме. И только после этого наступает этап гостевой семьи, когда ребенка приглашают в дом и наблюдают его реакцию, отмечают возникающие проблемы.

- Неудачи бывают?

- Бывают. Например, четыре года назад был случай, когда патронатная мама повела малыша на прогулку, и он пережил нервный срыв: испугался новой, неожиданной для него обстановки. Мальчик с рождения находился в доме ребенка и не смог акклиматизироваться в семье.

Но неудачных случаев мало: один из 38 в нашем эксперименте.

- То есть ребенок вписывается в семью? Как это сказывается на нем?

- Патронатное воспитание буквально преображает ребенка. Сразу видно по детям, кто живет в детском доме, а кто - в семье. У семейных - другое выражение лица, другой взгляд, блеск в глазах, другое самоощущение. Кроме того, происходит резкий скачок в интеллектуальном развитии. Детский дом №2, кстати, коррекционный. Дети попадают сюда по психиатрическому диагнозу. Но в семье они преображаются. Поэтому многие теперь учатся по нормальным программам, в обычных школах.

- В чем, по-вашему, секрет превращения?

- В семье! В той атмосфере, где у ребенка есть стойкое ощущение безопасности. Где у него есть близкие люди, которые заботятся именно о нем, а не о группе детского дома. Где у него совершенно иные горизонты развития. Где появляется шанс на достойную жизнь. И в этих условиях маленький человек раскрывается только с лучшей стороны.

Например, вспомнился Паша М. Представьте себе маленького заброшенного зверька с вечно пьяной мамой и злобным отцом - голодного, вшивого. Его забрали из семьи. Целый год мальчик не мог наесться в детском доме. Он отставал на три года в своем развитии: в восемь лет выглядел пятилетним, и уровень развития был соответствующим.

В детском доме Паше стало, конечно, лучше. Но он страдал от одиночества, плакал по ночам, звал маму, пытался даже воспитательницу звать мамой, но ему не разрешили: так не принято в детском доме…

И вот Паша попал в патронатную семью. Мама и папа - всегда трезвые, всегда любящие. Ребенок расцвел. Из класса выравнивания, где он еле-еле успевал, мальчик перешел в обычный класс и первый же учебный год закончил на "четыре" и "пять". Патронатные родители перевели его в более сильную школу, и там он опять-таки справился. Он стал заниматься в спортивных секциях, и сейчас у него зеленый пояс по ушу. Он занимается музыкой, рисованием. Стал победителем олимпиады по математике. (И это при том, что когда-то имел психиатрический диагноз!)

Сейчас никому и в голову не придет, что этот ребенок столько страдал в своей жизни. Он спокоен, легко общается, привязан к своим новым родителям. Он действительно получил шанс на достойную жизнь.

- Что бы вы предложили усовершенствовать в региональном законе о патронатном воспитании?

- Все свои предложения мы, участники эксперимента, направили в Законодательное собрание области. Например, на наш взгляд, стоит расширить категории детей, которых можно отдавать в патронатные семьи. Это могут быть дети не только из детских домов, но и из социальных приютов. Ребенок вправе там находиться только полгода. А дальше куда? Снова в старую семью или в тот же детский дом?

К сожалению, законодательно не отрегулированы вопросы материального обеспечения патронатных семей, денежного содержания ребенка, заработной платы воспитателей ( патронатных родителей). В этих вопросах пока царит разнобой.

Но самое главное, на мой взгляд, законодательство должно быть таким, чтобы вырос престиж патронатных семей. Ведь отношение общества к этим семьям сейчас фарисейское: жалея сирот, оно в то же время считает, что самое лучшее - это закрыть их в детские дома.

- С развитием патронатного воспитания, видимо, изменятся и детские дома как таковые?

- И даже более того. Патронатное воспитание - это путь к реформированию всей системы сиротского воспитания. В детских домах останутся только дети, которые совсем не могут адаптироваться в семье. Остальные - станут воспитываться в семье на тех или иных условиях. Но чтобы подготовить эти реформы, изменить систему общественного воспитания детей-сирот, нужны кадры. Хорошо подготовленных к этому делу кадров у нас нет - как в системе образования ( в детских домах), так и - особенно - в системе соцзащиты и здравоохранения, где тоже занимаются проблемами социального сиротства. Поясню: если детский дом имеет дело уже с конечным результатом - ребенком без семьи, то соцзащита - с детьми, которые еще живут в семьях и которые могут быть спасены, реабилитированы именно в этих, родных, кровных семьях. Но все осложняется тем, что нет профессионально подготовленных кадров.

Поэтому Институт повышения квалификации работников образования со следующего года открывает факультет профессиональной переподготовки для всех специалистов, которые работают с детьми, нуждающимися в государственной защите, по специальности педагог-реабилитолог и организатор реабилитационной работы. Факультет будет создан при кафедре психолого-педагогической реабилитации детей, нуждающихся в государственной защите.

- А в чем проблема, почему у нас нет сейчас подготовленных кадров?

- Потому что никогда в жизни советская страна не признавала, что у нас есть проблемы с детьми-сиротами и детьми, которые живут в асоциальных семьях. Поэтому в стране нет ни одного учебного заведения - ни высшего, ни среднего специального, где готовили бы специалистов для работы именно с этими категориями детей. Эту традицию нужно сломать. И Пермский институт повышения квалификации работников образования начинает это делать впервые в России.

А завершение нашего эксперимента по патронатному воспитанию мы рассматриваем как первый этап реформирования детских домов. Они должны стать со временем консультационными, методическими центрами для патронатных семей.

Беседу вела Нина Бондаренко

Размещено 02.03.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №2(59)