НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №3(60)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№3(60)

логотип газеты "Личное дело"

Искусство как препятствие,
или Пермь - столица кича

За равнодушие к культуре общество, прежде всего, гражданскими свободами расплачивается. Сужение культурного кругозора - мать сужения кругозора политического. Ничего так не мостит дорогу тирании, как культурная самокастрация. Когда начинают потом рубить головы - это даже логично.

И. Бродский

Пермский регион известен в России, прежде всего, как огромная промышленная зона. Нефть, газ и другие полезные ископаемые, которых по подсчетам скептиков нам хватит еще на 60 лет, - вот что мы конвертируем на общероссийский рынок. А вот в области современной культуры вообще и современного художественного искусства в частности Пермь мало известна.

Сто лет одиночества

На выставке-продаже "Арт-Пермь"В Перми есть не мало замечательных художников. Но сегодня этого мало. Чтобы выставляться, чтобы происходил контакт художника со зрителем, нужны профессиональные выставочные площадки. А на почти полуторамиллионный город их всего четыре. Проводились исследования, которые показали: на 100 тыс. населения положен, как минимум, один выставочный зал. То есть в городе постоянно действующих выставочных площадок должно быть больше десяти.

Но дело даже не в этом. Из четырех, только одна работает по-настоящему хорошо - Пермская галерея. С одной оговоркой. Галерея занимается классикой, а не актуальным искусством. Изредка галерея все-таки радует зрителями отличными проектами и показывает актуальное искусство, причем не только наше, но и импортное.

Политика же остальных выставочных залов культурно невменяема. Нам показывают московских, питерских и забугорных творцов, которые никому не известны у себя на "родине", и выдают их за, как минимум, "ведущих художников современности". Поэтому вкусовщина нечистых на руку пермских галеристов культурно дезориентирует пермского зрителя.

В Перми не развит арт-рынок, нет коллекционеров. Хотя по количеству миллионеров в России, официально зарегистрировавших свои доходы, Пермь находится на четвертом месте. Однако у "новых богатых" и высокопоставленных чиновников пользуется успехом не современное искусство, а "высокий штиль" Айвазовского и Шишкина.

Еще одна проблема. Современная художественная культура города профессионально никак не освещается. Хотя грамотные искусствоведы в городе есть, но они не востребованы. Кроме буклетов в Перми не издаются ни художественные альбомы, ни монографии. По проблемам современного искусства не проводятся семинаров и конференций. Таким образом, пермские художники не вписаны в общероссийский и общемировой контекст. Одним словом, Пермь существует в медвежьей берлоге собственной культурной невменяемости. Варится в собственном соку своей исключительности и им же питается. Находится на необитаемом острове. Когда же закончатся столь мучительные сто лет одиночества?

Попытка раз

Титанические усилия изменить ситуацию делались не раз. Примечательно, что почти всегда это были личные инициативы отдельных художников, а не творческих союзов и тем более не власть предержащих. Уже пятый год в начале января в Перми проходит Международная выставка-продажа "Арт-Пермь". Изначально организаторы задумывали выставку как демонстрацию высокого профессионального уровня пермских художников, воспитание культурного самосознания, формирования вкуса у зрителей. Идея хорошая.

Нынешняя выставка началась со скандала. Один из вдохновителей, инициаторов и организаторов - художник Юрий Лапшин отказался принимать участие в выставке. Причина - низкий художественный уровень.

И действительно то, что было представлено на выставке, можно было бы назвать так - профанация. Только в одном случае, это была хорошо завуалированная профанация, в другом - явная.

Как пример первой - галерея "НАУ", которую не так давно зарегистрировал пермский художник Мацумаро Хан. В экспозиции "НАУ" были представлены якобы оригинальные произведения Михаила Шемякина и Игоря Макаревича. Заметим, что эти имена знаковые для актуального искусства. Однако представленные работы относились не к оригинальному творчеству, а к так называемому "авторскому принту". Специалисты знают - это серийная печать картин с авторского подлинника. Все равно, что распечатывать картинки с помощью специального принтера или ксерокса. В итоге получается не высокохудожественное творчество, а высококлассная печатная продукция. Этакое техническое клонирование с оригинала. И вот это "искусство" оценивалось галереей в тысячах "зеленых".

Никого не удивило, что на выставке было множество духовных, религиозных объединений, которые под видом духовной живописи "пиарили" своё вероисповедание. Это пример завуалированной профанации. Диапазон "кружков по интересам" был очень широк: от рериховствующих до славянствующих. Сомнительное качество художественной продукции здесь выдавалось за "новую искренность". Понятно, что делалось это с одной целью - привлечь с помощью "озарений" в свой "кружок" опять-таки не искушенного в искусстве зрителя.

Выставка не радовала и с точки зрения тематики, представленных работ. А ведь для Перми этот год юбилейный. Как художественное пространство Пермь была осмыслена в творчестве немногих художников. Пермь, как ссыльное место, как одна из точек советской зоны, архипелага ГУЛАГ, давно уже заняла свое место в творчестве Рудольфа Веденеева.

Древние мифы Перми оживляет в своих работах Алексей Залазаев. Своих подземных чудищ скульптор стилизует под пермский звериный стиль.

И Веденеев и Залазаев скульпторы. Видимо, скульптура, как телесно-осязаемое искусство нуждается в конкретной точке приложения. Должна расти из места, локуса, земли. Ведь "чтобы стоять, я должен держаться корней".

Юрий Чернышов выступил с ироничными фотоколлажами. Ленин и львы, Пушкин и "пушкинята", трехфигурный монумент героям фронта и тыла, кстати, прозванном в народе "три сестры", - вот объекты для насмешек, на которые сквозь объектив фотоаппарата смотрит Юрий Чернышов.

Все остальное, за небольшим исключением, не искусство для народа и даже не искусство для искусства, а искусство для продажи.

Одной из удач выставки можно считать неплохо организованное пространство экспозиции. Центральное место занимала стоящая внимания продукция пермских творцов, периферию - все остальное. Такое расположение давало возможность разобраться, где высокое, а где массовое искусство.

В целом выставка показала, что потребность в ней есть как у художников, так и у зрителей. Об этом говорит хотя бы то, что посещаемость ярмарки с каждым годом возрастает, как и цена билета. Но еще пара таких выставок и зритель, у которого есть художественный вкус, туда не пойдет. Поэтому уже сейчас на ярмарке не выставились те художники и галереи, которые ориентированы на такого зрителя.

С точки зрения коммерческой выставка также была провальной. Люди, которые могут себе позволить купить картину, туда не идут - слишком демократичное место. Основные зрители ярмарки - неимущие люди. Они приходят не для того, чтобы купить, а чтобы посмотреть. Это школьники, пенсионеры, учителя и другая невысокооплачиваемая интеллигенция. То есть те, кто нуждается в формировании художественного вкуса. А он не воспитывается, а развращается. Ситуация двусмысленная.

- На момент открытия "Арт-Перми" у "Пермской ярмарки" были стереотипы работы с различными организациями, - комментирует Юрий Лапшин. - Будучи взрослым и одновременно очень наивным человеком, я думал, что смогу сломать их. Но ошибся. Как это ни парадоксально, но самой удачной была первая выставка. В том числе и с коммерческой стороны. Ограниченное количество участников, высокий профессиональный уровень, достаточно свободного пространства - вот её особенности. Постепенно количество участников прибывало, свободное пространство сужалось, а обилие ширпотреба и мусора превышало все остальное. 80-90 процентов зрителей оказалось культурно дезориентировано. Когда мне стало понятно, что систему не сломать, я отказался принимать участие в выставке.

Но положение не такое уж безвыходное. Похоже, сами художники нашли выход. Внимательно посмотрев выставку, можно было обнаружить новую тенденцию. Все чаще художники выставляются не сами, а находят галерею, искусствоведа, куратора, менеджера, арт-диллера, то есть того или тех, кто доступно объяснит публике их творчество. Это дифференцирует художественное пространство. Так принято во всем цивилизованном мире - на выставках художника выставляют галереи, у которых есть статус, свое лицо, свой авторитет, наконец. Они выставляют то, что лежит в рамках их интересов, и полностью отвечают за это. Направленность галерей может быть разнообразная: актуального искусства, классического, примитивного и т.д. Но галерея должна нести ответственность и перед тем, кто купит у неё картину, и перед организаторами выставки, и перед художниками.

Одна из них - галерея "Серебряный свет" - уже много лет работает в Перми. Возглавляет её фотохудожник Владислав Бороздин, который одновременно является председателем пермского отделения фотохудожников России и фотоклуба "Пермь".

- Художественный уровень выставляемых произведений должна отслеживать отборочная комиссия, - считает Владислав Бороздин. - Например, на выставках фотоклуба "Пермь" такая комиссия есть. На наших выставках имеет значение только уровень отдельно взятого произведения того или иного художника не зависимо от того член или не член он творческого союза. Это надо для того, чтобы не было обид и кастового деления между профессионалами и любителями. Фотоклуб более демократичен. Нами изначально был сделан упор на то, чтобы всем вместе выставляться без какого-либо разделения. В галерее "Серебряный свет" я выставляю то, что мне нравится и отвечает моим художественным интересам. Там представлен мой субъективный взгляд на искусство фотографии. Но за качество работ авторов, которые выставляются под маркой галереи "Серебряный свет", целиком отвечаю я. На "Пермской ярмарке" надо ограничить и количество экспонатов, чтобы создать высокую экспозиционную стройность.

Сегодня, как грибы, появляются галереи-однодневки. Никто не помнит, какие были в прошлом году и еще через месяц все забудут, какие были в этом. Это же касается и творческих союзов. Тем не менее, хорошо, что они есть. По крайней мере, видна их политика, их уважение/не уважение к публике. Кто-то успевает снимать сливки и выдавать профанацию за искусство, а кто-то, наоборот, с каждым годом завоевывает себе авторитет и уважение зрителей.

Пермь - столица кича?

Да, пока на пермском арт-рынке царит хаос…

Я не знаю крупных городов, крупных культурных городов, достопримечательностью которого был бы рынок в центре города. Провинциальные - другое дело. Там ядро города - рынок и автовокзал. Приезжие прямиком с вокзала отправляются за покупками на рынок. Это такое место, где ни в чем нельзя разобраться: где высокое, а где низкое, где качественное, а где поддельное. Все перемешано. Ничего не актуализировано. Есть одно - товар.

Удивительно, что называющая себя культурным городом Пермь, начинается с рынка и автовокзала. С точки отсчета мещанской периферии. И, похоже, что она продуцируется и на культурную ситуацию.

Если так будет продолжаться дальше, то пермское искусство будет препятствием. Препятствием для воспитания художественного вкуса.

И если Пермь воспринимается в российском контексте как гражданская столица, то в художественном смысле - это периферия.

Именно так. Периферия и столица кича.

Георгий Ютов

Размещено 02.04.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №3(60)