НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №3(60)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№3(60)

логотип газеты "Личное дело"

А человек - не мышка

А человек - не мышка(Продолжение темы: "с точки зрения закона - результат невозможный…")

После публикации статьи "Законность под пятой целесообразности" ("Личное дело", 2002, № 10) мне довелось выслушать критические замечания: дескать, сказанное в ней присуще далеко не всем судьям - многие не являются исполнителями воли прокурора, служат закону, не взирая на лица. И это действительно так.

Например, в той статье я писал о проблеме мотивированности судебных актов, особенно характерной для дел по жалобам на следователей и прокуроров. С тех пор в областном суде рассмотрено семь аналогичных жалоб, поданных мною на постановления Ленинского райсуда г. Перми. И все они удовлетворены. Суд второй инстанции в разных составах четко указывал на обязательность соблюдения требований ч.4 ст.7 УПК РФ: постановления должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Тогда ни у кого не получится выдать белое за черное.

Но при этом лишь по одному делу с третьего раза жалоба была удовлетворена по существу. В остальных же случаях судьи Ленинского райсуда упорно гнули свое, практически переписывая отмененные постановления.

Примечательно постановление судьи Р. Баянова от 25.12.02 по жалобе гражданина Ч.: "Заявитель просит привлечь названных им лиц к уголовной ответственности по статьям публичного обвинения. Функция уголовного преследования возложена на органы прокуратуры". И далее вывод: коль органы прокуратуры не нашли оснований для возбуждения уголовного дела, суд не усматривает нарушений.

То, о чем можно было только догадываться, наконец-то сформулировано как кредо: оценка деяния полностью отдается на откуп прокуратуре. Если она оценит как правомерное даже откровенные пытки допрашиваемых, то уголовное преследование исключается. Судья Баянов не позволяет себе рассуждать иначе, чем прокурор.

Суд второй инстанции отменил это постановление, но не в состоянии отменить проблему, которую можно обозначить как борьбу двух типов правосознания в судейском сообществе.

Конечно, угодничество прокуратуре присуще не всему судейскому корпусу области, но борьба партии закона с партией реакции еще в полном разгаре. В чью пользу она складывается, можно подумать, разбирая пример с уголовным преследованием Ч. и других, которое длилось более трех лет. Дважды суд возвращал дело на дополнительное расследование. При этом указывал на вольности обвинения и на фальсификацию сроков следствия, обязал провести судебно-бухгалтерскую экспертизу. Она - экспертиза - обвинение не порадовала. Но не извиняться же прокуратуре! Не такое у нее воспитание. Дело - в суд, любой ценой. На случай оправдательного приговора готов образ единственного борца за правду, которому противостоит суд.

Мешала "маленькая неприятность". Срок следствия, продленный Генеральным прокурором России, истек. Заместитель начальника ГСУ ГУВД И. Машкова, не стесняясь, направила дело без ознакомления с ним обвиняемых прокурору. Заместитель прокурора области В. Ларин "восстановил законность", возвратив дело для ознакомления с ним обвиняемых. Заодно он восстановил и срок следствия на месяц, не беспокоя Генеральную прокуратуру РФ ходатайствами.

Председатель Индустриального райсуда Т. Алыпова, рассматривая жалобу одного из обвиняемых на трюки со сроком следствия, опиралась на принципы УПК РФ, нормы Европейской Конвенции по защите прав и основных свобод человека. Постановлением от 03.09.02 она признала незаконными эти выкрутасы, дала аргументированную оценку неблаговидным мотивам фальсификаций. В предыдущей статье я сетовал на то, что судьи области подчас плетутся в хвосте передовых правовых идей, не понимают позиций Конституционного Суда РФ. В данном случае наоборот - Т. Алыпова предвосхитила определение Конституционного Суда РФ от 27.12.02, согласно которому прокурор не вправе возобновлять расследование при отсутствии новых обстоятельств. Человек - не мышка для кошачьих забав прокурора.

Следствие и прокуратура на суд чихнули. Но месяца им не хватило. Обучившись у старших товарищей фокусу по изобретению срока следствия, следователь Е. Мокерова прекратила уголовное дело, не указав основание прекращения. Тем самым давая повод отменить его и установить новый срок.

Судья Свердловского райсуда Л. Югова 24.09.02 по жалобе Ч. признала постановление незаконным и обязала обвинение издать новое - о прекращении уголовного дела в соответствии с законом.

Вместо этого прокуратура, отменяя незаконное постановление, опять восстанавливает срок следствия постановлением от 16.10.02. "Следствие" в этот период заключалось в том, чтобы уговорить обвиняемых согласиться с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: в связи с истечением срока давности или с "изменением обстановки". Двое согласились, а Ч. уперся.

Та же судья Югова его жалобу удовлетворила, а для непонятливых прокуроров и следователей написала: "Установочная часть постановления о возобновлении предварительного следствия ст. следователем Мокеровой Е.А. не соответствует решению суда от 24.09.02".

Но ни первое, ни второе постановление суда следователи и прокуратура исполнять не собирались, то есть не прекратили дело по реабилитирующим основаниям. Они верили в других судей. И их надежды оправдались!

Конечный итог для прокуратуры приятный - концы в воду. Уголовное преследование Ч. прекращено по нереабилитирующему основанию, хотя он никогда не соглашался с этим. С точки зрения закона результат невозможный. Но Россия создана для чудес, когда нужно спрятать произвол власти. Ч. теперь не имеет права на компенсацию вреда. А судебная защита его прав Свердловским райсудом оказалась никчемной.

На надзорную жалобу Ч. ответил судья областного суда И. Былев. Предыдущую статью я начинал с цитаты подписанного им ответа на одну из жалоб: вина ваша действительно не установлена, но отменять решение нецелесообразно. Вот оказывается кому доверено исправлять судебные ошибки - корифею целесообразности! Отказывая в удовлетворении жалобы Ч., он вынужден был, конечно, пройти мимо всех его доводов, преодолевая камень преткновения для беззакония - ч.4 ст.7 УПК РФ.

Чья партия в итоге торжествует? Есть следование букве закона Юговой, толкование событий по смыслу закона Алыповой, требования судебной коллегии по уголовным делам областного суда соблюдать принципы уголовного процесса. Но конечный результат - за абсурдными, алогичными, основанными на искажении фактов и закона решениями Баянова, Былева и других.

Так что борьба за право, о которой писал Р. Иеринг и на которую обречены все поколения людей, в полном разгаре. И не следует ошибаться, кому из судей вручать медаль Кони, а кого зачислять в клуб имени председателя Военного трибунала 30-х годов прошлого века Ульриха.

С.Б. Полякова
двокат, кандидат юридических наук

Размещено 02.04.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №3(60)