НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №4(61)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№4(61)

логотип газеты "Личное дело"

Бюро негласной охраны "государственных тайн"

Люди говорят, за миллион (долларов, разумеется) можно купить любого патриота. Это неправда - некоторые меньше трех не берут (миллионов, понятно). А еще рассказывают, что милиционеры на вокзале (не в Перми, конечно) берут с бичей деньги за ночевку, по червонцу. (Вот почему они так поют: "И бегу я к началам ночей, обходя баб, ментов и врачей...") Каждый зарабатывает, как умеет: кто на родине, кто на бичах, кто еще как...

Год назад И.В. Аверкиев направил письмо директору Пермской областной регистрационной палаты М.А. Макаровскому с просьбой предоставить информацию об одном из пермских общежитий. И получил ответ, что может получить необходимое - за сто рублей. На второй запрос, который был подписан уже главным редактором газеты "Личное дело" И.В. Аверкиевым, ответ пришел такой же твердый: за сто рублей. Может быть, юрист Макаровский плохо знает законы? Имеется в виду Закон РФ "О средствах массовой информации", по которому представитель прессы может запрашивать и получать информацию, доступ к материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. (статьи 39-40). Какую это "тайну" стережет г. Макаровский? Вот выдержка из ответа: "Согласно п.1 ст. 8 Федерального закона, информация о зарегистрированных правах на объекты недвижимого имущества предоставляется за плату, если иное не установлено законом. Круг лиц, которым информация предоставляется бесплатно, определен п.2 ст. 8 ФЗ..." Но в нашем случае это "иное" законом установлено - имеется в виду Закон о СМИ. В нем ничего нет о том, что журналист должен получать информацию от государственных органов за деньги! Похоже, мы имеем дело с первым барьером на пути к информации - самым безобидным, как колючая проволока.

Следующий запрос на общежитскую тему был отправлен редактором в конце 2002 года первому заместителю губернатора, председателю департамента имущественных отношений Пермской области А.А. Темкину. Из одиннадцати вопросов письма ответы были получены на шесть - остальные пять не вошли "в компетенцию департамента". Отфутболивание - это второй барьер, КСП - контрольно-следовая полоса. Среди тех, которые не входят в компетенцию департамента имущественных отношений области, такие: соответствует ли в настоящее время группа указанных в запросе домов статусу "общежитие"? когда в последний раз менялся статус? предоставляются ли дотации и льготы на содержание общежитий? Ответы на них, оказывается, не входят "компетенцию"... При этом указанные общежития год назад (после незаконной приватизации ОАО "Трест№7) снова стали федеральной собственностью и находятся в ведении департамента. Что, хозяин не в "компетенции"?

Ответы на остальные вопросы даны не полностью - в лучшем случае, в худшем - вообще являются ответами на другие вопросы. Это третий барьер, очень серьезный, известный у специалистов как "основное ограждение", самый высокий забор, оборудованный электронной системой охраны. При соприкосновении с ним бегущего часовой имеет право стрелять на поражение: Имитация ответа - опасное препятствие.

В результате редакция и читатели газеты получила пятую часть того, на что имеет право по закону.

Светлана Константиновна Попова, председатель комитета по статистике, на вопрос, имеются ли в ее ведомстве данные о количестве общежитий в области, сообщила: "У нас имеются данные о площади тех общежитий, которые не на балансе предприятий. Только о площади. Эти данные мы получаем из БТИ...".

Да, маловато для статистики. Редакции необходимы данные об общежитиях, которые состоят на балансе предприятий и относятся к федеральной собственности! Поэтому я начал звонить в пермское Бюро технической инвентаризации. Есть мнение, что слово "бюрократия" (букв. - "господство канцелярии") произошло от "бюро", с чем я категорически не согласен. Нарушение закона - это серьезней, чем обыкновенное "господство" чиновника.

Я позвонил туда, представился сотрудником газеты. Но когда сказал, какая информация меня интересует, из приемной ответили откровенно: "Не знаю, дадут ли Вам: Попробуйте с заместителем директора переговорить, Верой Федоровной Романовой". Ну, Вера Федоровна ответила так: "Площадь может быть назовем, количество (общежитий в Перми), может быть, назовем, а вот численность проживающих семей, человек - ничего не знаем..." - "Хорошо, мы с Вами можем встретиться?" - "Нет, нельзя: Заявка должна быть от администрации города" - "При чем тут администрация? - удивился я. - "А что - просто так, Вы пришли - и мы Вам все сказали?" - Чувствовалось, Вера Федоровна ошарашена - для нее доступ журналиста к информации казался дикостью. Каменный век, а не БТИ. - "Вы знаете о том, что существует Закон о средствах массовой информации? - "Ну, и что?" - "И что там сказано?" - "А что там сказано?" Я прочитал чиновнику отрывок из Закона, который она должна знать лучше меня. После чтения вслух Романова стала приветливей: "Хорошо, Вы от себя то письмо напишите: я хотела бы, чтобы Вы с Валентиной Михайловной тогда поговорили..."

Как выяснилось, Валентина Михайловна Болотова - это директор БТИ города. Начало разговора было спокойным, но безнадежным, как запущенная болезнь... ":не скажу, что очень закрытая информация, но я ее никому не выдаю, кроме администрации города и собственника. Поэтому, уважая журналистику, я отказываюсь, потому что это не тот вопрос...". Безупречная логика, подумал я: "Речь идет о том, что Вы только что нарушили закон..." - "Ну, начинается, приходите сюда..." - "Давайте назначим время..." - "Говорите спокойно: Что значит, назначим время?.. Я не могу с Вами назначать время, потому что у меня все распланировано..." - "Ну, тогда пусть Ваши подчиненные дадут информацию" - "Никто Вам не даст без моего разрешения...". Еще один шедевр логики - ну, и так далее... Похоже, директор бюро в принципе не знает о существовании Закона, что, понятно, не освобождает ее от ответственности. Не знает - и знать не хочет. Еще раз вслушайтесь в эту фразу Болотовой: "Я ее никому не выдаю..." И закончила она разговор приговором: "Пожалуйста, пишите в газете, что я не дала Вам эту информацию". То есть она, а не закон определяет, кому и что выдавать. Она не дала - она, а не закон! Вот он - кураж... И куда только прокуратура смотрит! Помните определение "административный восторг"? Чем мельче чин, тем больше желание проявлять свою власть. Вахтеры действительности: "Ну, ты, валенок, куда двигаешь?" Откровенное нарушение Закона - в ответ на устное обращение похоже на четвертую линию охраны, МЗП - мало заметное препятствие, невидимые спирали проволоки. Ничего не докажешь, если разговор не записан на диктофон или нет свидетелей. У нас записан...

В завершении вспомним, что информация - это правда, в лучшем случае - истина, та самая, которая делает человека свободным. И никто не имеет права лишать нас информации с помощью многоуровневой системы охраны. Никто - даже такой большой человек как директор бюро. Понятно, что не сам А. А. Темкин, заместитель губернатора, готовил ответ на письмо. Поэтому редакция обращается к Анатолию Аркадьевичу с просьбой о более полных и точных ответах на вопросы из письма нашего редактора, которые мог бы дать специалист департамента в устном интервью, записанном на диктофон. Кроме того, нас интересуют данные об общем количестве общежитий в области и проживающих в них. Надеемся на сотрудничество.

Павел Кичигин

Размещено 07.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №4(61)