НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №4(61)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№4(61)

логотип газеты "Личное дело"

Я увожу к погибшим поколеньям

5 марта - своеобразная "круглая дата", пройти мимо которой невозможно, в этот день 50 лет назад умер Сталин, "отец всех народов", обрекший на смерть и пытки миллионы наших предков и сограждан. Кстати, 21 декабря, в день рождения Сталина СМИ напечатали результаты опроса на тему о возможности реабилитации "вождя всех народов". Большинство опрошенных ответили, что ничего невероятного в идее не видят...

В преддверии этого событья в Общественном центре имени Андрея Сахарова прошла выставка пермского скульптора Рудольфа Веденеева. Для названия автор взял строку средневекового японского поэта Басе: "Цены не имеет в мире поминовенья день". Но больше подошли бы терцины из Дантова "Ада": "Я увожу к отверженным селеньям, /Я увожу сквозь вековечный стон, /Я увожу к погибшим поколеньям..."

В выставочном зале, бывшем гараже органов безопасности - сарае с неоштукатуренными стенами, зияющими старой кирпичной кладкой, были собраны модели установленных и проекты еще не реализованных памятников жертвам тоталитаризма. География их обширна: Пермь и Пермская область, Соловки, Колыма, урановые рудники Чукотки, где нашли конец тысячи невинно замученных людей.

...До чего же странной, словно пришелица из другого мира, выглядела эта выставка в сегодняшней Москве - огромном капиталистическом мегаполисе, сытом, самодовольном, сверкающем огнями реклам, ресторанов, казино, давно не верящем ничьим слезам! Выставка как кость в горле тем, кто, живя исключительно сегодняшним днем, старается как можно скорее и капитальнее забыть прошлое.

В провинции все по-другому. Там больше бедности и совести. И больше времени думать о вечном. Там не забывают родных и близких, перемолотых жерновами истории в двадцатом столетии. Носителями памяти выступают писатели, журналисты, поэты и художники - такие, как Рудольф Веденеев. Кстати, для него лагерная тема далеко не умозрительна: в пермском процессе 1970 года он был осужден за то, что говорил правду о вводе наших войск в Чехословакию, и отбыл несколько лет в одном из пермских лагерей. С тех пор он отдает свой талант делу увековечения жертв политических репрессий. Уже воплощены в жизнь монумент "Гильотина XX века" (установлен в Перми); памятные знаки-кресты в Перми на местах расстрела великого князя Михаила Романова и фрейлин императорского двора; мемориал в зоне "Пермь-35". Готовы проект памятника жертвам террора в Юго-Камске и другие. Некоторые из своих работ автор устанавливал на собственные средства.

Большей частью скульптуры Рудольфа Веденеева сделаны из сварной стали: корявых, зазубренных комков металла, покрытых ржавой, как спекшаяся кровь, окалиной. И если у Эрнста Неизвестного или Вадима Сидура есть все-таки попытка некой эстетизации ужасного, то скульптуры Веденеева как лагерная проза Варлама Шаламова: голая суть без прикрас и покровов. Такова "Гильотина XX века" жуткий агрегат из ржавых исполинских пил. Деревянная композиция "Деревья табу": воздев к небу руки-ветви, деревья сгрудились вокруг россыпи свежих пеньков. Чуть оптимистичнее мемориальная композиция в бывшей зоне "Пермь-35": разорванные решетки и доска с надписью: "Отсюда уходили на волю последние политические заключенные коммунистического режима". Композиция была открыта в 1992 году и демонтирована в конце 1990-х под предлогом то ли реставрации, то ли реконструкции. Скульптурная часть экспозиции дополнялась циклом картин, запечатлевших бывшие лагерные места бараки, карцеры, кладбища.

Смысловой центр выставки проект монумента "Жертвам террора всех времен": высокая решетка, кренящаяся под грудами человеческих тел. Впрочем, скорее это души людей, рвущиеся в пустое небо. Вот что говорит об этом проекте сам мастер: "Идея памятника - завещание миллионов, погибших от пули, доноса, тотального сыска, непосильного каторжного труда... Камни, ставшие их братской могилой без начала и конца, молчат. Погибшим уже ничего не надо, ничего они не просят, последней судорогой воздеты их руки. Поставить им всем памятник немыслимо, но и жить с сердцем, сжатым болью и тоской об ушедших, нельзя. Памятник нужен нам, живым: согреть окоченевшие души памятью о других".

Олег Торчинский

Размещено 07.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №4(61)