НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№5(62)

логотип газеты "Личное дело"

Прозрачный вид на жительство

"Поезд следует до станции Шаля", - прохрипел динамик, хлопнули закрывающиеся створки дверей и состав, вырвавшись из электрических сумерек города, врезался в густую масляную апрельскую ночь.

Фото Веры СидоровойЗапоздалых путников мало. Сегодняшний пассажир предпочитает совершать свой вояж днем, опасаясь ночных поездок. А в электричке идет другая, особенная жизнь, которую мы стараемся не замечать. Вагон становится временным жильем российских граждан без определенного места жительства.

Они разместились в салоне вагона кучками по три-четыре человека: делятся впечатлениями минувшего дня, выпивают, ужинают перехваченными где-то кусками хлеба и укладываются спать тут же, на лавках. Напротив меня расположился молодой человек лет двадцати пяти, одетый в легкую, совсем не зимнюю куртку и хлопчатобумажные брюки неопределенного от длительной носки цвета. Из разговора с ним я выяснил, что его зовут Николай, что бичует он уже второй год - после отсидки. Родители умерли давно, а родственникам оказался не нужен. Так и живет, ночуя в электричках. О себе говорит лаконично: "Фамилия моя никому не интересна. Бич я - вот и все тут. Паспорт еще в прошлом году по пьянке стащили".

В другом конце вагона в это время затеялась драка. Лохматый пацан в кожаной, слишком для него большой куртке, сцепился с заросшим седой щетиной стариком, одетым в старую, залатанную во многих местах телогрейку. Старик, вероятно, больной или ослабевший от голода, вяло защищался. Пацану наконец надоела канитель - и он отвязался. Дед достал из грязного рюкзака бутылку "Трои", стакан и гнилое яблоко. Парень подсел поближе, ссора закончилась.

В другом конце вагона послышался шум: два милиционера в наполовину гражданской одежде поднимали уснувших бичей ударами дубинок, били не очень чтобы здорово, но все же…Одного, видимо, возмутившегося, вывели в тамбур и добавили кулаками. Профилактики, может, ради или чтобы спортивную форму не терять. Косо посмотрев в нашу сторону, блюстители закона отправились в другой вагон. Воцарились тишина и порядок.

Шаля. Милиция ведет вереницу бичей в помещение линейного отделения. Через некоторое время их выпустят в зал ожидания, подойдет к перрону электричка, и они возвратятся в Екатеринбург.

- На кой они нам шут, эти паспорта? - резюмирует старикан с лохматой бородой в старой потертой шубейке, - и без них мороки хватает.

Он вскинул на плечо мешок с бутылками и довольно резво поспешил на перрон. Какой может быть вид на жительство, если жилья как такового нет?

Но есть другого вида бичи, у которых вроде бы и есть жилье, но в то же время его нет. Когда-то Леонид Николаевич сам заработал квартиру, имея профессию строителя, а сегодня сестра выгоняет его, требуя плату как с постояльца. А денег у него нет. Изредка Леонид Николаевич подрабатывает на шабашках (за еду) или сторожит на дачах (тоже эа кусок хлеба). Несколько лет назад он вернулся после отсидки. С тех пор живет без паспорта. Нет денег, чтобы за него заплатить. Постоянной работы не имеет, хотя когда-то был инженером. По-прежнему - друзья, выпивка. Невелики вроде бы деньги - пятьдесят рублей за документ и восемьдесят за фотографию, но нет их.

- Почему бичи тащат документы друг у друга? - спрашиваю у него.

- Потому что дураки, либо случайно прихватят с вещами. Раньше, когда старые паспорта ходили, можно было купить "ксиву", фотку переклеить, а сейчас сама форма документа исключает подделку. Да и будь такая возможность, зачем нужны неприятности с законом?

Так и живет Леонид, пробавляяясь грошовыми заработками, рискуя окончательно потерять собственное жилье и, не имея работы, прозябая на жалкие гроши. Прозрачный, скажу я вам, вид на жительство.

В наши предперестроечные годы тюрьмы были переполнены бичами. В связи с резким увеличением числа неработающего люда законодательство усилило наказание за тунеядство и бродяжничество (с 6 месяцев до 3 лет). Леса наводнились безработными, был нанесен ущерб природе, многие виды растений и животных оказались почти полностью уничтоженными. И никто у людей не спрашивал паспорта, не предлагал крышу над головой.

Поэтому сегодня - что с документом, что без него - бич, бродяга, пария - это человек в отечестве и без отечества, бесправный, забитый, не только существующий, но и множащийся вид. Поэтому необходимы серьезные социальные, экономические меры. Бездомные за документ держаться не будут.

Юрий Мильчаков

Размещено 29.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)