НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№5(62)

логотип газеты "Личное дело"

Сутенерская фура

(рассказ о том, как уральские дальнобойщики выходят на "большую дорогу" работорговли)

Фото Веры СидоровойЭтот небольшой провинциальный райцентр Пермской области стоит на федеральной трассе, ведущей из Санкт-Петербурга в Екатеринбург. Каждый день мимо проходят громадные фуры с дальнобойщиками за рулем, которые останавливаются пообедать в местном кафе. Что они везут? Товары? А может быть - наркотики? оружие? проституток? рабов? И вместе со всем этим - пену и подонки постперестроечного общества.

На фото - девушка в белом школьном фартуке. Красавица с большими глазами и стройными ножками. Снимок показывает ее мама, Марина Александровна Белобородова, которая вместе с мужем в настоящее время живет в Прикамье (имена-фамилии героев изменены). Всю жизнь они проработали на севере, в Мурманской области, вернулись на родину, поселились в Елово.

В июне 2000 года Елена закончила школу. Вся жизнь впереди! Ее пригласили на проводы в армию местного юноши. Сначала гуляли дома, как водится, а потом пошли на берег Камы. Рано утром все сели на машины и поехали к остановке - провожать призывников на автобус. А когда проводили, Елену попросили: "Ты подожди здесь, сейчас за тобой вернутся". Было несколько машин, но мест не хватило…Она осталась одна. Где-то минут через двадцать подъехал МАЗ с фурой, остановился.

- Ко мне подошли два мужика - один схватился за запястье, другой ткнул что-то в руку - было похоже на укол. В голове все поплыло… - рассказывает она, - кажется, я пыталась кричать… Они посадили меня в кабину, где сидела еще одна еловская девушка, знакомая, которая вскоре ушла.

Елену куда-то повезли, очнулась она в какой-то комнате, лежа на кровати. За окном - большой город. Позднее, по разговорам мужчин, поняла, что находится в Екатеринбурге, вычислила - двухкомнатная квартира, пятый этаж серого кирпичного дома, с лифтом. Их было трое - двое те, что вывезли из Елово, и еще один, охранявший ее и еще одну девушку, которая жила в комнате за стеной. Общаться пленницам не давали, но друг друга они иногда видели.

Со следующего вечера ее начали вывозить "на работу". Перед этим кратко предупредили: "Одно слово - убьем!". Есть основания думать, что не блефовали… Вывозили девушек одновременно, но на разных машинах, с водителем и одним из мужчин в качестве сутенера. Каждый день в течение месяца. Перед каждым выездом вкалывали наркотик. Ей запомнилось: частенько машина стояла у здания с вывеской "БАР". Вывозили на трассу Екатеринбург-Пермь, где мотель "Три медведя", продавали дальнобойщикам и другим взрослым людям, проезжавшим по делам. Она молча кусала ногти. У нее болела голова. Через некоторое время заметила, что в волосах появились вши, конвоировавшие ее в неволе, как свердловские выродки.

Елена узнала свою соседку не сразу - как оказалось, она, брюнетка, ходила в белом парике. Елена увидела без парика - и вспомнила, что встречала ее в Елово. Потом слышала, как девушка за стеной ревела каждую ночь. Дней через десять соседка куда-то исчезла. Ни шагов, ни плача. Из разговоров, подслушанных у двери, Елена поняла: ее убили…

После этого прошло еще, примерно, три недели. Она услышала, что мужики были взволнованы, они торопились, произнесли фразу: "Увозить ее надо отсюда!". "Неужели меня тоже убьют?" - подумала она.

Родители не сразу поняли, что дело серьезное. Обратились в милицию, но там первые дни вообще заявление у них не принимали. Потом они начали обходить всех, кто был на проводах. В конце концов, две девушки, что "катаются" с дальнобойщиками, после серьезных разговоров с ними, поведали, что Елену увезли на МАЗе с фурой. Другие добавили: "Лене отомстили…" За что? Будто бы она публично сказала, кто тут в Елово занимается проституцией. Ну, чтобы больше не говорила так …

Фото Веры СидоровойЕловская милиция отказала родителям в возбуждении уголовного дела - "по данному факту заведено розыскное дело и объявлен розыск". Милиция утверждала, что девочка уехала сама. В кафе "Вираж", где останавливаются водители машин, идущих по федеральной дороге в столицы и обратно, мать повесила фото дочери. Одна женщина, работавшая там, пришла и сказала: "Есть слух, что ее увезли в Екатеринбург, в машине серого цвета…". Это подтвердила и та девчонка, которая сидела с шоферами в кабине. Родители решили ехать. Но в ГАИ там помочь не смогли: таких машин серого цвета в Екатеринбурге много… Вернулись домой, нашли еще одну девушку, третью, которая сказала: "Чего вы ищите? Шофера с этой машины останавливались местной милицией, пьяные, составлен протокол…" Вскоре родители уже знали номер МАЗа и имена-фамилии водителей - Шкирко и Кузвесов - и даже прописку последнего. Поехали снова, нашли сначала мать, жену и наконец самого Кузвесова. Тот начал угрожать расправой. "Ты не только мою дочь увез, но еще одну, - ответила Марина Александровна, - и мы доведем это дело до конца. Милиция знает, что мы здесь…"

Дело в том, что в мае того же года в Елово пропало еще одна девушка, выпускница детдома, жившая в общежитии. Было замечено, что те две местные девушки, что катались с шоферами, обхаживали ее.

В УВД г. Екатеринбурга родители действительно обратились, написали заявление о пропаже дочери. Потом узнали, в какой фирме работают водители. Выяснили, что именно они в те дни были в рейсе - до Санкт-Петербурга.

Почти месяц пробыли родители в Екатеринбурге - жили, спали в собственном "РАФике", на котором приехали в город. Поставили машину напротив прокуратуры, чтобы угрожавшие думали, прежде чем напасть ночью. Милиция вызывала Кузвесова, допрашивала, потом отпускала. По совету милиции они съездили на пост ГАИ, где регистрируются машины, выходящие из города. Журнал в архиве - ответили им. А в архиве возмутились: год не кончился - с чего журнал будет в архиве?

Кузвесов утверждал, что вместо него ездил другой - нашелся шофер, который, как сегодня думают супруги, взял на себя эту роль, но заявлял, что ехали они не через Елово. Тут уж они засомневались в своей правоте. Поэтому однажды, когда Кузвесов заявился к ним вечером в машину, они стали разговаривать с ним "по-хорошему". Водитель принес вино, покушать, что было кстати. Остатки пенсий заканчивались, они каждый день недоедали и страшно устали (до этого обращались за помощью к вице-губернатору В.А. Щукину, который помог - выделил им деньги на бензин). Кузвесов, высокий и здоровый мужик, стал говорить о том, что, кажется, он видел похожую девушку в одном месте, нельзя ли взять ее фото - выбрал снимок со всеми данными девушки, написанными рукой матери на обороте, адрес и телефон. А по поводу второй девушки обмолвился: "Они же сказали, что она детдомовская - ее искать никто не будет…" Кто это "они"? - не поняли тогда родители. Сегодня у них есть своя версия…

"Вы не здесь дочь ищите, а в Перми", - сказал он на прощание. Знал - где.

Как потом выяснилось, это случилось сразу после того, как родители вышли на Кузвесова. Двое мужиков зашли в комнату и поставили девушке укол. Она помнила, что ее вывели из квартиры, спустили на лифте и посадили в машину…

Родители побывали в баре мотеля "Три медведя", что на федеральной трассе. Там им показали вырезку из местной газеты с фотографией: "А это не ваша дочь?". На снимке был запечатлен труп девушки, обнаруженный в том районе, у перекрестка дорог, под Красноуфимском. Марина Александровна обратила внимание на то, что у девушки нашли теплые вещи, как было сказано в тексте, хотя фото сделано в июле. И вспомнила, что первая девушка пропала из Елово в мае, когда еще было прохладно. Она взяла вырезку с собой.

Пришла в еловскую милицию. Показала фотографию убитой, спросила: "Это не та девушка, что пропала? Покажите мне ее фото". Ей не показали, а газету забрали, она пошла в паспортный стол - тоже не показали. Когда поехали с мужем в Екатеринбург снова, уже в третий раз, зашли в милицию Исерти - там ей дали распечатку. Знакомые в Елово узнали убитую.

У матери есть предположение о том, где находится та квартира, в которой держали девушек. Она выяснила, что Кузвесов был в рейсе в то же число, когда убили ту, чей труп нашли под Красноуфимском. Опять совпадение?

В дороге ей ставили укол еще один раз. Очнулась в машине, одна, рядом - какое-то кафе. Она тихо выпозла из кабины - и побежала в сторону указателя, на котором было написано: КИЗЕЛ. Только потом сообразила, что охранники, видимо, зашли перекусить…На электричке добралась до Углеуральска. На Пермь электричка уже ушла. Она стояла в лесополосе неподалеку от вокзала, куда спряталась, вовремя заметив, что рядом появилась машина сутенеров. Похоже, ее искали. Девушка была страшно перепугана - не покидала мысль, что ее тоже убьют. Неожиданно рядом появилось двое мужчин - один средних лет, другой молодой. Она успокоилась, когда поняла, что те собирают грибы.

Молодой, как оказалось, по имени Федя, бывший милиционер, обратил внимание на то, что девушка не местная, на ее испуг и необычное поведение. "Я сейчас", - сказал он отцу - и вернулся к ней. В результате больше месяца прожила она в этой доброй семье, которой самой не хватало средств на жизнь. Боялась выйти из дома - ей казалось, что бандиты преследуют ее до сих пор, чтобы убить. А потом решила съездить к знакомой, работавшей в баре, в Закамске, чтобы занять денег на дорогу до Елово. Та сразу угостила спиртным, после чего Елену задержала милиция, которой она с испугу назвалась фамилией матери. Все эти подробности нужны только для того, чтобы понять, как появился на свет милицейский протокол о задержании Елены в Перми "в состоянии алкогольного опьянения", которым сегодня аргументирует свою позицию областная прокуратура.

"Ну что, дочь нашлась?" - позвонил из Екатеринбурга "заботливый" Кузвесов. - "Нашлась" - ответила мать.

На второй день после того, как Елена нашлась, в доме появились представители местной милиции с вопросами: "Где была? Как дела?". Родители написали заявление в прокуратуру Пермской области, оттуда пришел ответ: "Прокуратурой области Ваше заявление на неоперативное проведение мероприятий по розыску без вести пропавшей дочери Белобородовой Е.А. рассмотрено, изучено розыскное дело и отказной материал. Изучение показало, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято необоснованно. Прокуратурой области данное постановление отменено, по факту исчезновения Вашей дочери возбуждено уголовное дело и направлено в прокуратуру Еловского района для организации расследования… И.о. начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних советник юстиции И.И. Мельникова".

Девушка описала машину, на которой ее вывезли, и ту, на которой доставили обратно. Она еще находилась в состоянии шока - и, стыдясь, скрыла то, как использовали ее сутенеры. А в ноябре того же 2000-го года они получили уведомление, что уголовное дело №331, возбужденное по факту похищения Белородовой Е.А., прекращено - за отсутствием события преступления… Подписано следователем прокуратуры Еловского района, юристом 2 класса А.Н. Кузнецовым.

Мать назвала следователю имена нескольких свидетелей, видевших в тот день ту машину, перечисляла факты, которые можно было проверить, рассказала про убитую под Красноуфимском девушку. Но кому нужна детдомовская? - так, кажется, сказал сутенер-работорговец.

Сначала вовремя не открыли уголовное дело, а потом вовремя закрыли открытое. Была пущена в ход любимая байка органов о том, что молодые сбегают сами. Сказал - и все, ничего делать, никого искать не надо. Сама Елена продолжала молчать о том, что творили с ней сутенеры. Она боялась всех. Мать догадывалась, но ни о чем не спрашивала, боясь потревожить травмированную психику дочери.

Через некоторое время Елена вышла замуж. Муж попросил тещу ничего не предпринимать - не тревожить жену, пока она беременная. Роды прошли благополучно. И только недавно Елена все рассказала матери. Мысль о том, что люди, с такой легкостью совершавшие, а, может быть, и продолжающие совершать преступления, люди, на которых она вышла в результате собственного расследования, остаются на свободе, не давала Марине покоя. Она обратилась в Еловскую прокуратуру с просьбой познакомиться с делом, в котором не нашла многого из того, о чем говорила следователю. В марте этого года она снова обратилась в областную прокуратуру, написала жалобу на прекращение уголовного дела по факту похищения несовершеннолетней дочери. Вот где пригодился прокуратуре милицейский протокол - да в Перми она была! Кроме того, в ответе прокуратуры, подписанном начальником отдела по надзору за расследованием преступлений О. А. Черемных, сказано что Елена "по своей воле выехала из Еловского района и проживала в не установленном месте, не желая возвращаться к своим родителям, т.е. отсутствует само событие преступления". Да, зато в ответе присутствует один из основных методов работы правоохранительных органов - имитация события расследования. Поэтому, может быть, в нашей стране ежегодно бесследно исчезают десятки тысяч людей, а в лесах по весне обнаруживаются десятки тысяч неопознанных трупов, которые похоронные команды цинично называют "подснежниками".

В своих письмах в органы прокуратуры редакция обязательно назовет реальные имена действующих лиц - с надеждой на то, что уголовное дело будет возобновлено и доведено до конца.

Юрий Асланьян

Размещено 29.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)