НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№5(62)

логотип газеты "Личное дело"

Василий Каменский: жизнь с Маяковским

В апреле пермские краеведы Дмитрий Красноперов, Владимир Гладышев и Нина Князева приехали в Троицу, в Дом - музей поэта Василия Каменского. Проторенная тропа для писателей, журналистов, артистов, издателей. В тридцатые годы это была настоящая столбовая дорога. У меня в руках десятки писем к поэту с просьбой прислать стихи, пьесы, встретиться. В доме поэта бывали не только поэты, журналисты, краеведы. Он был открыт для всех. Как и душа самого громогласного поэта.

Вот строки из писем поэту в село Троицу:
"Уважаемый Василий Васильевич, разрешите обратиться к Вам, как к литературному, театральному деятелю, как к представителю искусства вообще, как к местному старожилу, для которого интеллектуальные интересы являются руководящими, как к любителю книги и литературно-театральной стороны, - с просьбой принять участие в организации университетского Музея, как путем личного пожертвования соответствующих материалов, так и склонением к тому же других лиц…
Организатор Историко-Литературного и Театрального Музея при Пермском Университете, профессор П.С. Богословский"

Из Института русской литературы АН СССР (Пушкинского Дома): "Рукописное Отделение Института русской литературы… поручило мне спросить Вас: не согласитесь ли Вы передать за вознаграждение какую-то часть Вашего личного архива Пушкинскому Дому?..
С приветом
Ученый секретарь Сектора Древнерусской литературы В.И. Малышев"

А вот письмо из уральской глубинки: "Дорогой Василий Васильевич. Фабрика по переделке - Кунгурская трудовая коммуна УНКВД по Свердловской области, приглашает Вас представителя пролетарской литературы, посетить нашу трудкоммуну для практического знакомства с нашим Сырьем - вновь прибывшими из тюрем и лагерей бывшими ворами и бандитами и с готовой продукцией нашей работы коммунарами выпускниками и кандидатами на выпуск.

Группа наших коммунаров проводивших летом текущего года шлюпочный поход Кунгур-Горький, и посетившая Вас, в Вашем рабочем домике, с живостью рассказала о встрече и проводимой Вами большой, ценнейшей литературно - художественной работой.
Управляющий трудкоммуной Погодин
Председатель центрального бюро актива Торжков".

Заблудшие, а чаще просто брошенные за колючую проволоку не за понюх табаку люди часто обращались к поэту. В моих руках журнал "К свету", отпечатанный на машинке, наверное, в единственном экземпляре с дарственной надписью - поэту В. Каменскому. Он издавался, в Екатеринославском ДОПРе в 1924 году. В журнале можно прочитать все - от статьи до заметки и фельетона. И, конечно, стихи.

    "Сегодня день сомненья, мук,
    Восторга ясных ожиданий,
    Пожатий крепко сжатых рук,
    Сегодня день свиданий..."

Журнал многие годы хранился в личной библиотеке поэта. О чем думал Василий Каменский, читая эти бесхитростные строки. Возможно, вспоминал дни, проведенные им в одиночной камере Николаевской тюрьмы Верхотурского уезда. Или вспомнил другого узника - Владимира Маяковского, дружба с которым озарила всю дальнейшую жизнь Василия Каменского. Они называли себя футуристами. А Велемир Хлебников называл себя и своих друзей будетлянами. Он просто и по-русски выразил смысл этого слова: "Будетляне - это люди, которые будут. Мы накануне".

Они познакомились осенью 1913 года в Москве, на квартире их общего друга Давида Бурлюка. В. Каменский, автор повести "Землянка" и многих поэтических произведений, уже имел литературное имя и был хорошо знаком с известными писателями и поэтами А. Куприным, А. Блоком, Л. Андреевым, А. Ремизовым, критиком К. Чуковским. К тому же известным в России пилотом - авиатором, членом Императорского Всероссийского аэроклуба. Совершил десять публичных полетов, не раз рисковал жизнью. И вот теперь он спешил в Москву, куда вызвал его телеграммой Давид Бурлюк.

В книге "Жизнь с Маяковским", изданной в 1940 г. и ставшей теперь библиографической редкостью, В. Каменский писал об этой первой встрече: "Ветром влетел в просторную комнату старого дома. Всюду картины. На полу беспорядок полный, как после землетрясения. За столом двое. Здоровенный Бурлюк со встрепанной прической, в малиновом жилете, в кожаных огромных отцовских ботах и худущий черноватый юноша с большими сверкающими очами, в цилиндре набекрень, одетый, впрочем неважнецки - в черной блузе без пояса. Руки крупные, розовые. Красивое мужественное волевое лицо. Встретились шумно и бурно. Бурлюк басил по - дьяконски:
- Это есть Владим Владимыч Маяковский, поэт - футурист, художник и вообще великолепный молодой конь. Мы пьем утренний чай и читаем стихи. Маяковский мне показался молчаливым, скромным, даже застенчивым. Бурлюк предсказывал ему гениальное будущее. И фигура, и голос, и плавающие жесты, и напористый стихийный темперамент, и вообще горячее обаяние Маяковского (сидишь около него будто у большого соснового костра), - все это сразу подкупило меня".

Назвав себя будетлянами, поэты мечтали о таком искусстве, искали такие слова, которые как раскаленные угли, разжигали бы массу, улицу, молодежь. Так родилась мысль начать поездку поэтов - футуристов по городам России в 1913 -1914 годах, известная как "турне трех". Выступления в Харькове, Одессе, Киеве, Тифлисе и других городах еще больше сблизили поэтов.

В. Маяковский знал о глубоком интересе В. Каменского к атаману казацкой и крестьянской голытьбы Степану Разину, охотно читал с эстрады стихотворение своего друга "Сарынь на кичку!":

    На струг вышел Степан -
    Сердцем яростным пьян.
    Волга - синь - океан.
    Заорал атаман:
    "Сарынь на кичку!
    В Казань,
    В Саратов!
    В дружину дружную
    На перекличку
    На лихо лишнее
    Врагам!

Вернувшись из поездки по городам России, В. Каменский приступает к созданию романа об атамане понизовой вольницы. Вспомним то время. Идет первая мировая война. Огромные жертвы. Поэты сердцем чуют нарастание социального взрыва. И нужно было обладать смелостью, чтобы сделать героем романа разбойника Стеньку Разина. Воодушевляли, торопили, подбадривали друзья. Из Астрахани прилетела на Каменку весточка от Велемира Хлебникова: "Дорогой Вася! Отчаянно радуйся - я пишу и протягиваю руки над Уралом. Где-нибудь будешь ты и попадешь под благословенье… Вообще, не пора ли броситься на уструги Разина?"

Привольный роман "Стенька Разин" вышел в свет в 1916 году и получил широкую известность. Некоторые критики в рецензиях на роман требовали для автора участи Стеньки Разина.

После 1917 года В. Каменский и В. Маяковский часто совместно выступали, в журнале "ЛЭФ", на многочисленных поэтических вечерах. На такие вечера приглашали и А.В. Луначарского, который позже писал в одной из статей: "Я помню тот зимний тот зимний вечер, когда мы по сугробам - я, в то время нарком просвещения, и Маяковский, развернувшийся как любимый поэт тогдашних веселых громких литературно - политических митингов, шли с одного из таких собраний, где Маяковский, Бурлюк, Каменский и некоторые другие с успехом читали свои стихи. - Мне очень понравились стихи Каменского, - сказал я. - Вася - чудесный парень, - ответил Маяковский. Я считаю его лучшим современным поэтом (помолчал). После себя, конечно. (Опять помолчал и прошел по снегу несколько шагов своими длинными ногами). Только он другой. Весельчак, гармонист, песельник (новая маленькая пауза). Но, конечно, будетлянин.

О Владимире Маяковском и его друзьях - поэтах написано много. С особенным чувством читаешь строки поэтов, работавших с ним рядом. После выхода в свет поэмы "Маяковский начинается" автор подарил эту книгу В. Каменскому с надписью:
"Дорогому и единственному Василию Васильевичу Каменскому, капитану корабля, на котором адмиралом эскадры поэзии прошел сквозь жизнь Велемир Хлебников, где дальнобойным орудием поворачивался Володя Маяковский, на котором я взбирался юнгой на мачты Н. Асеев".

В. Каменский тяжело переживал раннюю гибель В. Маяковского. И в своем творчестве не раз обращался к образу друга. На одном из последних своих рисунков слабеющей рукой В. Каменский вывел: "Маяковский"… И друзья ему платили такой же любовью - они называли его "сонцевеющим". И сам он себя называл "солнцачом". Солнце текло в его жилах. Он родился задолго до того, как поднялся в воздух первый летательный аппарат братьев Райт, а в последний год своей жизни, безнадежно больной, лишенный возможности говорить и двигаться, поймал, как луч заходящего солнца, улыбку Юрия Гагарина…

В будущем году исполнится 120 лет со дня рождения поэта, писателя и драматурга Василия Каменского. Подготовка к этому заметному событию в культурной жизни Прикамья уже началась. Продолжается реконструкция литературно-мемориального Дома - музея поэта, областной краеведческий музей готовит новую экспозицию. Снова в рейсе теплоход "Василий Каменский". А мы помечтаем о том, чтобы над Камой встал ему памятник.

Иван Ежиков

Размещено 30.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)