НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№5(62)

логотип газеты "Личное дело"

О выставке "Осторожно, религия!" и невероятных событиях вокруг нее

Развернутая в некоторых церковных приходах и "патриотических" изданиях кампания против Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова и участников выставки "Осторожно, религия!" (за три недели в газетах было напечатано не менее 20 возмущенных статей, а в прокуратуру поступило несколько тысяч таких же писем) 12 февраля этого года вышла на новый уровень: Государственная Дума приняла Обращение к Генеральному прокурору Российской Федерации, в котором просила "обязать соответствующих должностных лиц незамедлительно повести проверку по факту разжигания религиозной вражды организаторами выставки "Осторожно, религия!", а 28 февраля Таганская межрайонная прокуратура г. Москвы возбудила уголовное дело против организаторов выставки по признакам ст. 282 ч.2 УК РФ (в статье говорится о деяниях, направленных на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, совершенных, во-первых, каким-либо лицом с использованием своего служебного положения и, во-вторых, организованной группой лиц).

Выставка "Осторожно, религия!" была открыта в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова 14 января с.г. и после трех дней работы разгромлена "православными" погромщиками. В этой выставке участвовало 39 художников и две художественные группы. Вероятно, такого звонкого и удивительного по своей направленности "резонанса" не было ни у одной из выставок ни в СССР, ни в постсоветской России. Даже посещение и закрытие в декабре 1962 г. Хрущевым выставки художников-авангардистов в Манеже и разгром в Москве властями знаменитой "бульдозерной выставки" в сентябре 1974 г. "закончились" не возбуждением уголовных дел, а тремя встречами Хрущева с художниками и творческой интеллигенцией, разрешением властей организовать в Измайловском парке первую выставку неофициального искусства и организацией при Московском городском объединенном комитете художников-графиков секции живописи, в которую предлагалось войти всем художникам-нонконформистам.

Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова стали объектом для отработки механизма создания образа "современного врага российского народа" и методов мобилизации на борьбу с таким врагом не только националистических и православно-националистических общественных организаций, некоторых представителей церковной иерархии, но и представителей прокуратуры, правоохранительных органов, а в самое последнее время и широких кругов населения. Так формируется и действует механизм создания образа врага, который на "западные", сионистские" или "исламские" деньги не только сознательно и намеренно оскорбляет религиозные чувства народа, но и, что совсем уже отвратительно, вместо того, чтобы разделить с народом чувства боли и жалости к жертвам террористических актов в Москве и чувства негодования и возмущения террористами, их поддерживает. Я могу утверждать с полной ответственностью, что происходит именно это, потому что даже в такой общенациональной как "Известия", была опубликована статья, в которую корреспондент газеты вмонтировал якобы сказанные им директору музея во время интервью и притом в таком тоне, как будто речь идет об общеизвестном факте, следующие слова: "Ваш центр ведь поддержал захват "Норд-Оста"". (Ответственность за публикацию этого дикого и лживого утверждения целиком лежит на редакции "Известий"). Как ни странно, именно публикацией в "Известиях" завершился, с точки зрения логики, процесс создания исчерпывающего и полного образа современного "врага народа". Ведь "врагами народа" во все времена, по определению, являются те лица или организации, которые посягают на самые главные, искренние и бескорыстные чувства народа (к числу таких чувств безусловно относится религиозное чувство), и те лица или организации, которые поддерживают наиболее страшные угрозы или совершают наиболее жестокие действия, грозящие жизни ни в чем не повинных людей (к числу таких действий и угроз относится терроризм). Ирония событий при этом состоит в том, что на должность современного "врага народа" в России назначен (при равнодушии одних и злорадстве других) Музей и общественный центр "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова, на здании которого уже несколько лет висит плакат (единственный в Москве): "С 1994 года в Чечне идет война. Хватит!", а в экспозиции, библиотеке и программах которого (тоже единственный случай среди музеев Москвы) главное место занимает сохранение памяти о жертвах и преступлениях советского режима, в том числе репрессий против верующих и священников.

Хотя я и не являюсь искусствоведом, но вынужден начать именно с вопроса о том, в чем заключается суть дела с точки зрения искусства и насколько обоснованны претензии погромщиков и поддерживающих их граждан.

Насколько можно было понять из оставленных погромщиками на стенах выставочного зала надписей: "Кощунство", "Вы ненавидите православие. Будьте вы прокляты" и из православно-патриотических статей объектом возмущения являются именно те работы, в которых художники использовали значимые для православных верующих религиозные символы для создания различных художественных образов (все другие представленные на выставке работы, например отражающие языческие верования, или работы, в которых вообще не использовались символы православной религии, возмущения, кажется, не вызвали).

Прежде чем продолжить объяснение происшедшего, хочу пояснить, что по жанру выставка религия!" являлась выставкой "актуального искусства". Это профессиональный термин, подразумевающий определенный характер и определенные принципы конструирования и воплощения в материале смыслов создаваемых в этом жанре инсталляций, объектов и других произведений. Так же, как произведения любого "жанра" (не могу подобрать более правильного слова), например древняя эллинистическая скульптура или живопись художников-импрессионистов, работы в жанре актуального искусства требуют для их адекватного понимания определенного навыка и уровня образования.

Одна из работ, на которой погромщики намалевали "Гады", представляла собой написанный автором на полотне оклад иконы размером в человеческий рост с отверстиями для лика, руки и книги. В состав работы входила также стопка книг различного содержания, размещенная на столике рядом с окладом, и установленный напротив фотоаппарат с надписью, приглашавшей всех желающих сфотографироваться (в отверстие оклада, как на пляже, можно было просунуть голову).

Смысл этой, на мой взгляд, глубокой, интересной и абсолютно православной по духу работы можно передать словами из Библии: "Не сотвори себе кумира", иначе говоря, "не совершай подмены", "не возводи, не ставь на степень религиозной веры никакие собственные пристрастия и свою убежденность в правоте каких-либо теорий и учений, о которых ты можешь узнать из разных книг".

При взгляде на названную работу и размышлении о ней этот смысл возникает в уме именно за счет того, что зрителям предоставляется совершенно неожиданная и ошеломляющая физическая возможность, просунув голову в отверстие оклада и взяв в руки какую-либо из лежащих рядом в стопке книг (одна из книг в стопке была религиозного характера), мысленно представить себя "на месте Бога" с "любой книгой вместо Библии".

Другая вызвавшая негодование работа, представляла собой среднего размера постер с несколько стилизованным ликом Христа, логотипом Соса-Соlа и надписью по-английски: "This is my blood" ("Сие есть кровь моя"). Смысл ее, по-моему, хорошо передается словами "не торгуй тем, чем нельзя торговать" (нельзя торговать убеждениями, нельзя спекулировать на доверии или на вере других людей кому-либо или во что-либо и т.д.). Этот смысл восходит к духу христианской заповеди: не обращай имя Бога ни на что, кроме него самого. Автор выразил этот смысл простым, точным приемом (взятым из современной рекламы и намеренно доведенным до логического и абсурдного предела). Безграничное желание любой ценой навязать людям что бы то ни было (даже доказать ту истину, в которой ты уверен) находит свое адекватное образное выражение в том, что об обычной банке кока-колы сам Христос сообщает зрителям, что в этой банке якобы заключена частица Бога - "This is my blood". Ирония обращена не на Христа, а на существенные и очень неприятные черты современной ситуации, в частности, на то, что имя Бога используется для санкционирования или освящения того, что Богом не является (государство, бизнес или внутренний мир и убеждения людей). Те, кто искренне или лукаво возмущаются этим произведением, либо просто не поняли его, либо преследуют совершенно иные цели, чем защита религии и чувств верующих людей.

В числе работ, с негодованием упомянутых в Обращении Думы, на выставке экспонировалась композиция из трех водочных бутылок с тремя головками лука вместо пробок, такие бутылки с головками лука отчетливо походили на церковные колокольни. Смысл работы понятен всем и отнюдь не заключается в пропаганде ленинской и советской идеи: "Религия есть опиум для народа". Во-первых, лаконичной и неожиданной для зрителей моделью церковных колоколенок из водочных бутылок и луковичных головок автор совершенно прозрачно и внятно выразил достаточно широко распространенное сегодня в российском обществе критическое отношение (которое я разделяю) к тому, что церковь часть своих доходов получает не из вполне достойных ее источников (например, СМИ много писали о том, что РПЦ имеет льготы в табачном бизнесе), во-вторых, автор, создал остроумный и очень лаконичный образ того, что, к сожалению, многие серьезные и глубокие проблемы жизни и даже мировоззрения по традиции решаются у нас в стране за бутылкой.

В Обращении Госдумы среди представленных на выставке "кощунственных" работ был упомянут также выполненный в технике офорта или компьютерной графики лист примерно 40 на 30 см. размером (работа была разорвана, и я не знаю, в какой точно технике она сделана). На первом плане композиции была изображена ослепительной красоты, прямо-таки светящаяся и мерцающая на темном фоне листа, обнаженная и целомудренная в своей красоте фигура распятой на кресте женщины, а на заднем плане темным тоном - угадываемая в полумраке фигура распятого на кресте мужчины (возможно, Христа, а возможно, нет). У меня не было потребности поговорить с художником о том, каков смысл этой работы, потому что глядя на этот лист я почувствовал, что люди всегда будут идти на муки и страдания за красоту женщины и что не только муки, но и красота спасает мир.

Последнюю работу, упоминаемую в Обращении, "стенд с изображением иконографии Спаса Нерукотворного, вместо лика которого вставлены фотографии Животворящего Креста Господня с развешенной на нем гирляндой из колбасных изделий" я сам, а также те художники и куратор, которых я об этом спрашивал, на выставке не видели. На имеющихся в музее фотографиях выставки снятых до и после ее разгрома ничего похожего нет. Вероятно, у тех, кто готовил текст Обращения, произошла "накладка".

На выставке было представлено и много других произведений, в которых религиозная, в том числе православная, символика вообще не использовалась. Например, замечательно веселой и остроумной была работа "Hello, Dolli" (большое панно-аппликация из ткани с изображением овечки Долли), представляющая шуточный отклик художника на то, как прямо на наших глазах возникает, может быть, новая религия, объектом поклонения которой станет "Святая Долли". Как известно, овечка эта появилась на свет благодаря клонированию и, таким образом, стала как бы первым воплощением (пусть ущербным) мечты людей о физическом бессмертии. Глубокой и интересной по замыслу была, по-моему, серия цветных, возможно постановочных, фотографий, на которых были запечатлены сцены обыденной жизни, так как она течет за дверью почти любой квартиры. Автор фотографий как бы зафиксировал и разбил на семь сцен поток обычной жизни и акцентировал и привлек наше внимание к происходящему одним только коротким общим названием этих сцен: "Семь смертных грехов". Эта работа напоминает, что мы перестали замечать и ощущать и в своей жизни, и в жизни окружающих ее греховность, перестали обращать внимание на то, что является грехом.

Хотелось бы напомнить, что использование в современном искусстве религиозных символов и помещение их в нерелигиозный художественный контекст для создания новых смыслов и образов, выражающих нерелигиозное, в том числе критическое отношение различных групп общества и авторов произведений к духовному миру человека и к различным явлениям окружающего мира (включая определенные аспекты религиозности людей и деятельности религиозных институтов), является естественной частью современной культуры, давно и прочно вошло в арсенал приемов литературы и изобразительного искусства и стало неотъемлемым элементом художественного творчества.

Юрий Самодуров,
директор Центра им. Андрея Сахарова

Размещено 29.05.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №5(62)