НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№6(63)

логотип газеты "Личное дело"

Ленивая кровь пермяка

фото Сергея ТрутневаВо время одной из общественных дискуссий, которые организует Пермская гражданская палата, самое заинтересованное отношение вызвал вопрос, почему Пермь путают с Пензой? Вызывает удовлетворение уже сама постановка проблемы, как создать неповторимый образ родного города, как формировать положительный имидж региона. Но пока на данном пути больше утрат, чем приобретений. И неудивительно, что в сознании россиян один город со стертой судьбой нередко подменяется другим. Что Пермь, что Пенза - какая разница?

Один из пермских историков, крупный специалист по элите, сказал по этому поводу: "Путать перестанут, когда из Перми выйдет Президент страны". Кстати, сам этот историк также стал жертвой подмены: в солидном политологическом журнале он был объявлен "открытием года", но представили его как преподавателя… Пензенского университета. Так вот, чтобы не ждать, как говорится в народе, морковкиного заговенья (Президента из рядов пермяков), давайте подумаем, что можем сделать мы сами, сегодня, на пути депровинциализации Перми.

***

Что мы потеряли и что приобрели на этом пути за последние годы?

Борьба за образ города идет с переменным успехом. Хорошо, что Пермь становится эпицентром правозащитного движения России. Сильные общественные организации, причем со своими "дочерними" молодежными структурами ("Мемориал", правозащитный центр, гражданская палата, медицинский правозащитный центр), яркие запоминающиеся акции, конкурсная система социально ориентированных грантов…

Несомненный плюс - движение за признание города первым европейским городом. Свежий взгляд на выгодное географическое положение столицы Западного Урала дает свои маленькие, пока незаметные дивиденды. Пермь - ворота в Европу! С нас начинается старушка Европа! - это, согласитесь, звучит. Несомненный минус - культурной столицей Пермь не прозвучала, даже в пределах такого искусственного образования, как Приволжский регион. Сомнительный отрыв в спортивном отношении ("зато мы первые в баскетболе") закончился практически ничем. Приезжие звезды-гиганты были столь же успешно перекуплены и уехали, и весь этот эксперимент с "Урал-Грейтом" напоминает то, как цыган лошадь продавал. Особенно если помнить, на чьи денежки экспериментируем. Популяризация баскетбола, раскрутка началась, но в рост, в массы данный вид спорта не пошел и не мог пойти. Ощутимым ударом по имиджу Перми (во всяком случае, в восприятии творческой интеллигенции) стало и проведение чемпионата Европы по боксу в 2002 году. Мало того, что для нас был выбран вид спорта, исправно пополняющий криминальные группировки. Именно в дни чемпионата был зверски убит известный хореограф Евгений Панфилов. На такое поистине символическое совпадение обратили внимание в Москве. Вдобавок чемпионат не принес Перми коммерческой выгоды, как сообщил об этом вице-губернатор. И это уже ни в какие ворота не лезет, ни в европейские, ни в азиатские.

К сожалению, принцип "кто платит, тот и заказывает музыку", работает и здесь. (Памятник экс-чемпиону по боксу и первый миллион рублей скульптору, изваявшему ему).

***

Продуманной, грамотной маркетинговой стратегии в регионе не существует. Ее нет по той же причине: в первую очередь принимаются во внимание интересы монополистов, "денежных мешков", как ласково называют в народе нуворишей. Один вид "главной улицы Перми" - Ленина - способен сказать о многом. На самых оживленных, центральных перекрестках - магазины с иностранными названиями: алкогольный супермаркет Норман (еще недавно был "Хлеб"); торговый центр "Американские джинсы" потеснил кафе "Космос"; по соседству расположились какие-то "Вусал", "Крепар" (происхождение первого названия мне не объяснили даже сами продавцы, о втором удалось узнать, что это сокращение от "КРЕпких ПАРней"). Современные приоритеты - как на ладони. А это ведь самая наглядная, настырная и всепроникающая агитация. О каком маркетинге пермских достопримечательностей можно говорить?

Неприятно в этом плане стремление к фейерверкам, фактически - пускание пыли в глаза. Не стало исключением, увы, и заметное мероприятие последних лет - фестиваль исторических городов 2002 года, проведенный при поддержке местных нефтяных магнатов. Пошумели и затихли, даже с художниками не смогли толком расплатиться.

Можно привести и другие примеры "пермских контрастов". Здание художественной галереи, музей поэта-авиатора Василия Каменского, ротонда Свиязева (на набережной Камы…)

В этом деле приходится исправлять ошибки прошлого. Необходимы переезды ряда культурных учреждений (галереи, краеведческого музея, зоосада), спасение старинного Егошихинского некрополя… Но исправляя ошибки прежних властителей, нельзя творить новые.

***

В последнее время заметно желание городских и областных властей активно влиять на формирование имиджа Перми. Свежие примеры - участие городской администрации в акции "Общая память" (работы по музеефикации Егошихинского некрополя); инициативность областной администрации, которая в начале 2003 года устроила в Перми всероссийский "междусобойчик" - либеральный форум, основанный на использовании имен и наследия наших земляков П.Б. Струве и М.А. Осоргина. При всех недочетах и известной ангажированности, я считаю, форум сыграл положительную роль. Особенно если после него молодежь понесет с базара книги "не милорда глупого", а сочинения упомянутых мыслителей.

Номенклатурный подход к решению проблемы, узковедомственный, аппаратный уровень обсуждения кандидатур способен вызвать обратный эффект. Примеры: неразбериха с установкой памятника Василию Татищеву, возня вокруг памятника Пастернаку. Ведь, кажется, давно ясно: нет талантливого образа в основе проекта - нет и памятника! "Скульптуры у нас нет", - заявил нынешний руководитель пермской организации Союза художников. Трудно с ним не согласиться. Нужны открытые всероссийские конкурсы. Устаревшие, "кухонные" методы формирования имиджа очень рельефно выступают при формировании состава претендентов на звание почетный гражданин Перми (Пермской области). Тема щепетильная, поэтому скажу: недоумение при утверждении того или иного "вечного гражданина" выражается в массах очень часто. Слишком часто. (Для меня лично никогда не будет понятно, почему в этом "синклите" оказался скромный диктор пермского радио, с голосом которого в памяти моего поколения ассоциируются самые забубенные годы застойного времени - и ничего более).

Ниша при выработке стратегии, однако, не заполнена. Не случайно представители общественных организаций столь часто выражают недовольство. Пермская гражданская палата не только критикует власть, но и впрямую взялась за выработку курса на формирование "правильного" образа Перми (при поддержке института "Открытое общество" (Фонда Сороса). Не все удается так, как задумывалось. Думаю, пользы будет больше, если удастся конкретизировать усилия именно на маркетинге достопримечательностей. В определенном смысле "заземлить" работу. Характерная деталь: ведущая гражданских дискуссий, проводимых Пермской ассамблеей, представилась как "модератор". Насколько оправдано очередное заимствование из иностранного? Напрашивается иной вариант (все-таки женщина): "модераторша"… Нет, уж лучше остаться "ведущей"!

Роль СМИ в формировании образа Перми трудно переоценить. И она, увы, больше негативная. Засилье рекламы (деньги, деньги!...) Публиковать материалы о достопримечательностях в большинстве редакций не хотят. Подводит погоня за сенсациями, "желтизна". Так, областная газета весьма подпортила впечатление от долгожданного вечера хореографии Дж. Баланчина, "жахнув" на первую полосу материал о двойном убийстве, якобы, произошедшем в театре в этот же вечер.

Негативный образ Перми гости города увезли точно.

***

Между тем, в Перми и Пермской области можно выделить еще многое из того, что способно составить незаемную и незаумную славу нашей малой Родины. Подводит нас неумение "раскрутить", заинтересовать спонсоров, выгодно подать. Если пермское завоевание остается неизвестным широким массам, всей России - это не работает на светлый и неповторимый образ Перми. Кто знает о памятнике сердцу у кардеологического центра Суханова? Как могли власти расписаться в полнейшем бессилии перед натиском вандалом, расхитителей цветмета (позорное отступление с галереей "отцов медицины", хищения на кладбищах и т.п.)?

Много положительного присовокупил к образу Перми фонд "Юрятин". Исключая его политику замалчивания и преуменьшения значения фигуры Вас. Каменского: тут проскользнула откровенная вкусовщина, необъективность.

Эту политику тем более трудно понять, что общая направленность деятельности фонда вызывает симпатию общественности. Да, действительно: миф важнее факта. Присутствие чеховских трех сестер для Перми столь важно, что просто странно, как еще не появился у нас соответствующий памятник. При этом автор интересного исследования "Пермь как текст" В.В. Абашев (директор фонда) упорно не замечает "короля футуристов", одаренного литератора, который был и первым пермским авиатором. Влияние В.В. Каменского на Пермь - уже не просто миф, но факт.

Еще о стратегии достопримечательностей. Наш список довольно обширен: естественные достопримечательности (Кама, Стикс, в области - Чусовая, Белая гора, Молебка и т.п.), масса объектов культурного наследия, легендарные личности, театры. Но все ли пригодилось ваятелям образа Перми? Улица имени Сергея Дягилева (или Дягилевых) в Перми не появилась - общее упущение. Сделать Дягилевские чтения регулярными также сил не хватает. Точнее, силы есть - консолидации нет, честолюбцев слишком много. И вот уже Екатеринбург ("столица Урала" не дремлет!) перехватывает инициативу. А что, говорят соседи, Дягилев - он принадлежит всем, он и наш тоже, тем более что мы входили в Пермскую губернию. Напомним: на правах уездного города.

На фоне Дягилева видно, какой совсем "не раскрученной" остается фигура Михаила Осоргина. Уральский филиал Академии художеств по части достопамятных пермяков берет еще не все.

Мало в Перми выпускается символики, отражающей местную специфику, то, чем можно гордиться. Более других перестроились в этом отношении, пожалуй, областной краеведческий музей и галерея. Хотя со стороны посетителей галереи приходилось слышать и такие претензии: цена входного билета высокая, как в столице, но полного набора услуг, "как в том же Эрмитаже или Пушкинском" (кофе негде выпить), - не предоставляется.

***

Рейтинг Перми на "рынке" хороших новостей пока невысок. Практически не замеченным (а значит, бесполезно для имиджа) прошли такие события в культурной жизни, как открытие своего отделения журналистики (госуниверситет), своего отделения искусствоведения (педагогический университет). Называемся "первым европейским городом" - но пресловутая "азиатчина" в некоторых отношениях так и прет! Негативные эмоции остаются у гостей из-за рубежа, которым приходилось бывать в Перми в июне. В этом месяце день города отмечается так разгульно - и одновременно с днем памяти убиенного в Перми Михаила Александровича Романова. День в день… Безнравственность такого "символического" сочетания очевидна, но не для нынешних властителей.

Незаметно обрастает мхом инновационный блок о возрождении Белогорского монастыря, "Уральского Афона". Когда-то без сомнения положительно окрашенная, эта достопримечательность не только Перми, но всего края, "зависла" (как зависает в компьютере программа) из-за непомерно растянувшихся сроков реставрации Крестовоздвиженского собора. Пример того, как новость со знаком "плюс" превращается в свою противоположность.

***

Что мешает нам развиться, "догнать" Европу (перегонять уж не будем)? Наследие "проклятого прошлого"? Ленивая кровь пермяка?

Около ста лет назад со страниц одного столичного журнала прозвучало страстное обвинение пермяков в неразворотливости, инертности и попрошайничаньи. Статья публициста М. Меньшикова, перепечатанная в "Пермских губернских новостях", так и называлась: "Ленивая провинция".

"…Эх, спать горазды, господа провинциалы!", - восклицает автор статьи. Он издевательски комментирует высказывания пермского краеведа И. Кривощекова, который писал, что "апатия населения поддерживается искусственно, как об этом можно судить по отсутствию газет в городе, имеющем 100 тысяч жителей".

Неужели и газеты вам должно наладить правительство? - возмущался столичный критик. Он прав был в одном: никто не запрещал тогда Перми "иметь дельную, хорошо осведомленную печать". Как никто не запрещает этого и сейчас. Но… в итоге получается, что и от соседнего Екатеринбурга Пермь значительно отстала, и не только в отношении газет.

Годами внедряла в нас однопартийная власть рассеянный склероз. Потому и мог здесь десятилетиями работать главным пермским архитектором человек, имя которого стало нарицательным: многое снесено в "игошинскую пору". Но и после этого, при новой власти ключевой пост занял зодчий, который не стыдился во всеуслышание заявлять, что Пермь по ошибке отнесена к историческим городам (С. Шамарин), мол, чего тут сохранять? Прямо, какое-то пермское проклятье!

И сегодня в Перми возможны такие деяния, как строительство безликих, бездарных многоэтажек в охранных зонах (например, на Осинском спуске, воспетом Пастернаком), как снос и уродование памятников.

На флаге города - официально утвержденном символе Перми - почему-то белый, полярный мишка, ну, ведь нелепость! Когда ветер развевает стяг (красного цвета), то кажется, что это просто простреленное, продырявленное знамя отступивших большевиков. Как тут не вспомнить писателя советской поры М. Слонимского, который создал издевательский имидж города, приютившего его в военную пору. Он призывал нарисовать в гербе Перми таракана - как символа города.

К какой разновидности новостей отнести сообщение, что мемориальную доску на ул. Розы Землячки, которую Солженицын называет яростной фурией террора, - периодически заливают красной краской? Я склоняюсь к тому, что это положительная новость, больше работающая на имидж Перми как города, устремленного в будущее, а не сползающего в сонное провинциальное болото. Властью были проигнорированы просьбы, требования пермской общественности о том, что давно пора убрать с карты города имя партийной деятельницы, чьи руки по локоть в крови. Крымская резня периода гражданской войны, уничтожение тысяч военнопленных, организованные Розалией Землячкой (Залкинд), Бела Куном (мемориальная доска в честь этого деятеля-интернационалиста все еще висит… на здании городской администрации!) и другими комиссарами.

Как известно, каждое действие вызывает противодействие. И бездействие - тоже.

В.Ф. Гладышев
Размещено 26.06.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)