НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№6(63)

логотип газеты "Личное дело"

Генерал-полковник Э. Воробьев: "Я отказался служить в той армии, которую используют против своего народа"

Интервью с отступлениями

Отступление 1

На снимке Михаила Фадеева: генерал-полковник Эдуард Воробьев выступает во время гражданской дискуссии "Военно-патриотическое воспитание: насущная необходимость или анахронизм?" в ПермиС Эдуардом Аркадьевичем Воробьевым мне довелось впервые встретиться в 1999 году в аэропорту Шереметьево-2 перед отлетом в Германию нашей делегации, состоявшей из представителей общественных организаций, депутатов Государственной Думы и двух чиновников (Главной военной прокуратуры и аппарата Президента РФ). Если бы мне не сказали заранее, что этот человек, с такой мирной внешностью, детской улыбкой и легкой картавостью - генерал, ни за что бы не догадалась. Между тем, он сорок лет прослужил в войсках, прошел путь от рядового солдата до заместителя главкома сухопутных войск. Дальнейший путь на армейский Олимп прервал его совершенно не генеральский, точнее не свойственный для обычного российского генерала поступок: он отказался выполнять приказ высшего военного командования. Это произошло перед началом первой Чеченкой кампании в 1994 году. А как произошло? Вот как отвечает на этот вопрос сам генерал.

- 17 ноября 1994 года меня во главе большой комиссии направили в Чечню. Официально - чтобы оказать помощь тогдашнему командующему Северо-Кавказским военным округом генерал-полковнику Митюхину в организации работы на пункте управления. Как оказалось на самом деле, на замену Митюхину перед началом кампании. Хотя мне стало известно об этом не из приказа высшего командования, а от своего однокашника, который служил там. В течение трех дней я наблюдал, какое необученное, неподготовленное пополнение прибывает в войска округа. Оно-то и должно было участвовать в штурме Грозного.

- Тогда, Эдуард Аркадьевич, Вы и подали рапорт о своей отставке?

- Да. Это была моя позиция и как гражданского человека, и как военного. Я отказался служить в той армии, которую используют против своего народа. И сейчас считаю, что армия не должна применяться в своей стране в политических целях. Если возникла необходимость усмирить восставший народ, для этого есть другие специалисты. Мы же не ввели в Чечне ни военное, ни чрезвычайное положение. Официально там проводится антитеррористическая операция против какой-то группы боевиков. А если это так, давайте применять там внутренние войска - такие как "Альфа" и прочие. Армия для этого не предназначена.

Отступление 2

Целью нашей делегации в 1999 году было изучить организацию альтернативной гражданской службы в трех странах: Германии, Италии и Болгарии (перечисляю по порядку посещения этих стран). Тогда Эдуард Аркадьевич был уже генералом запаса и депутатом Государственной Думы - заместителем председателя думского Комитета по обороне. И горячо поддерживал проект федерального закона об АГС, внесенный группой депутатов во главе с "яблочником" Юлием Рыбаковым. В то время большинство депутатов Думы, чиновники верхних эшелонов власти и, тем более, военные, и слышать не хотели, о какой-то альтернативе военной службе, хотя в Конституции РФ с 1993 года в статье 59-ой записан пункт о том, что гражданин имеет право на замену военной службы альтернативной, в соответствии со своими личными или религиозными убеждениями. "Россия не готова к этому. В нашей стране нет прецедентов, не отработан механизм альтернативной службы" - вот были основные доводы противников принятия закона об АГС. Конечно, они были правы: и механизм не отработан, и прецедентов не было. Откуда им взяться, если государство не предпринимает никаких усилий, в этом направлении? Вникнув в суть организации альтернативной службы за рубежом, мы в Перми первыми в России принялись за эксперимент по отработке модели АГС. Депутат Воробьев всячески поддерживал нашу работу. А когда мы поняли, что борьба за демократичную альтернативную службу в России не может быть успешной без борьбы за реформу армии, причем не за такую реформу, какую предлагает Министерство обороны, снова генерал запаса оказался одним из самых надежных наших союзников в Государственной Думе.

- Эдуард Аркадьевич, движение правых сил, одним из лидеров которого Вы являетесь, не поддерживает генштабовскую программу реформирования армии, а предлагает свою. Я прошу Вас сейчас сказать о расхождениях в этих программах, касаясь только одного аспекта - перехода от призывной на контрактную систему комплектования вооруженных сил. Иначе придется "скакать галопом по Европам".

- Согласен. Переход на контрактную основу, пожалуй, самая близко воспринимаемая и обществом, и отдельным человеком составная часть военной реформы. Она важна и актуальна не только как инструмент повышения престижа армии, оздоровления обстановки и укрепления воинской дисциплины. Но и с точки зрения преодоления негативного отношения молодых людей к военной службе. По данным социологических исследований с негативной установкой на военную службу сегодня пребывает 35% призывной молодежи, а в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других городов - до 40%. С переходом на контрактный принцип комплектования вооруженных сил необходимость в призыве отпадет. Это поможет снять определенную напряженность также в отношениях между обществом в целом и армией.

- Но минобороновская программа реформ тоже предполагает переход на контрактную армию.

- Да, однако только частей постоянной боевой готовности, остальные, так называемые линейные части, будут комплектоваться все теми же призывниками. Мы считаем, что переводить на профессиональную основу комплектования надо все вооруженные силы, а не только соединения и части БТП. И осуществить такой полный перевод необходимо в период с 2004 по 2007 годы. А чтобы страна имела еще и военнообученный резерв, в нашей программе предлагается призывать всех юношей соответствующего возраста и здоровья в учебные центы на 6-8 месяцев (срок будет зависеть от военно-учетной специальности). По истечении этого срока военнослужащий увольняется в запас или по желанию может продолжить службу, заключив контракт на 3 или 5 лет. При таком подходе сохранится и альтернативная гражданская служба.

- Если федеральный закон об альтернативной гражданской службе не изменится к началу 2004 года, на нее же никто не пойдет. Я знаю, что Вы внесли в Государственную думу свой проект поправок к этому закону. В чем их суть?

- Если коротко и в общих словах, то суть такова. Юноша, подавший заявление с просьбой направить его на альтернативную гражданскую службу в соответствии со своими убеждениями, не должен доказывать наличие их у себя, а должен лишь толково изложить, в чем они заключаются. Направлять альтернативщика для прохождения АГС на гражданские должности в войска можно только с его согласия. Должно быть исключено из закона преимущество экстерриториального принципа перед территориальным. Экстерриториальный плох не только для служащего АГС, но и для экономики страны. Срок АГС не должен быть наказанием для тех, кто имеет убеждения, не позволяющие проходить военную службу. Сейчас он самый длинный в мире - 3,5 года. Предлагаем для начала сократить его, минимум, на полгода. А вообще-то, он не должен превышать военную службу на один-два месяца.

Отступление 3, последнее

С апреля СПСовцы, в том числе и от имени генерал-полковника Э. Воробьева, вели сбор подписей за отставку сегодняшнего министра обороны РФ, тормозящего, по их мнению и мнению многих правозащитников, проведение военной реформы. 1 июня во время акции "Защитим детей от "дедовщины" эти подписи были переданы Президенту страны.

Ирина Кизилова
Размещено 26.06.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)