НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№6(63)

логотип газеты "Личное дело"

"Как длинна история у Средневековья…"

    "Искоренение пыток - дело совести всех и каждого. Боль и страдание каждой отдельной жертвы преодолевают политические, религиозные и культурные барьеры, и поэтому все мы обязаны направлять усилия и стремиться к общей цели - гуманному миру, в котором нет места пыткам".

    Международный совет
    по реабилитации жертв пыток

фото Анатолия ЗернинаСегодня Россия стремиться стать полноправным членом европейского сообщества. Соответственно, ей необходимо обеспечить выполнение требований, предъявляемых для вступления в это сообщество. Одним из таких требований является обеспечение соблюдения прав человека. Каким образом идет этот процесс в России? Возьмем хотя бы проблему пыток и жестокого обращения. Пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращение и наказание согласно международным стандартам считаются одной из самых грубых форм нарушения прав человека, с которой нельзя мириться.

Запрет применения пыток и другого бесчеловечного или унижающего достоинства обращения или наказания в свете действующих международных документов является абсолютным. Напомним, что это право не имеет ограничений и не может их иметь в силу прирожденного достоинства, присущего каждой человеческой личности. Статья 21 Конституции РФ гласит:

Достоинство личности охраняется государством.

Ничто не может быть основанием для его умаления.

Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Российская Федерация выразила свое согласие соблюдать международные правила, касающиеся запрета пыток, насилия, другого жестокого или унижающего достоинства, ратифицировав ряд документов: Европейскую конвенцию по защите прав и основных свобод, человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Европейскую конвенцию по предупреждению пыток и бесчеловечных или унижающих достоинство обращения или наказания. Участник вышеперечисленных международных договоренностей берет на себя соблюдение следующих обязательств:

    абсолютный запрет на пытки и другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания;

    привлечение к уголовной ответственности и наказание виновных в их применении;

    обеспечение жертвам пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания право на компенсацию, включая реабилитацию;

    подготовка персонала правоприменительных органов, гражданского или военного, медицинского персонала, государственных должностных лиц и других лиц, с целью недопущения применения пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания к лицам, подвергнутым аресту, задержанию или тюремному заключению.

Что такое "пытка"? Еще до рассмотрения понятия "пытка" хочется отметить, что отнюдь не все виды плохого обращения могут быть охвачены понятием "пытка" или "бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания". Плохое обращение может называться "пыткой" или "бесчеловечным и унижающим достоинство обращением или наказанием", если оно в своем развитии достигло минимального уровня жестокости. Надо сказать, что определение минимального порога жестокости очень относительно. В каждом конкретном случае сопутствующие обстоятельства, а именно, длительность действия (включая бездействие), влияние его на физическое и психическое состояние человека; пол, возраст и состояние здоровья человека, оказывают решающее значение в определении степени жестокости.

В соответствии со статьей 1 Конвенции ООН под пыткой понимается "любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия".

Итак, "пытка", во-первых, это осознанное и преднамеренное причинение боли, физических и нравственных страданий. Во-вторых, это действие преследует конкретную цель получить от человека необходимую информацию или наказать за действия совершенные или предполагаемые путем использования методов устрашения, запугивания и принуждения. В-третьих, действие исходит от представителя органа государственной власти или по его согласию другим лицом.

Таким образом, пытка - это умышленное применение бесчеловечного обращения, цель которого заключается в том, чтобы добиться информации или признаний, что вызывает весьма серьезные и жестокие страдания. Любая пытка является бесчеловечным и унижающим достоинство видом обращения. Отличие "пытки" от "бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания" в наличии конкретной цели, которая достигается; в степени интенсивности и продолжительности причиняемых страданий; а также используемыми способами причинения страданий.

Что такое "бесчеловечное и унижающее достоинство обращение или наказание"? Понятие "бесчеловечного и унижающего достоинство обращение или наказание" в международных документах не раскрывается. Толкование того, какие действия можно рассматривать как "бесчеловечное и унижающее достоинство обращение или наказание", имеется в решениях Европейского суда по правам человека (далее Суд) и является результатом длительного и сложного процесса формирования судебной практики по данному вопросу. Вместе с тем Суд оставляет за собой право рассмотрения дел, сохраняя право переоценки собственных суждений, не увязывая их с предыдущими прецедентами. Так, вполне возможно, что с течением времени действия (бездействия), которые прежде не были признаны нарушениями, могут быть причислены к таковым.

Понятие "бесчеловечного обращения" включает в себя действия, вызывающие у человека сильные страдания, физические и нравственные, которые применительно к ситуации не могут быть оправданы. "Бесчеловечным" обращение можно назвать в тех случаях, когда жестокость имела место, но не может квалифицироваться как "пытка", поскольку степень и интенсивность действий для этого недостаточны.

Под "унижающим достоинство обращением" следует понимать то обращение, которое порождает у человека чувство страха, тревоги и неполноценности, которое способно унизить человека, сломить в конечном итоге его физическое и психическое сопротивление, вынуждает его действовать вопреки своей воли.

О "бесчеловечном наказании" может идти речь, когда наказание сопровождается насилием, к примеру, телесными наказаниями.

"Унижающее достоинство наказание" - это наказание, которое особенно сильно унижает человека и отличается по интенсивности от элемента унижения, присутствующего в любом наказании.

Можно ли найти оправдание пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию? Статья 15 Европейской конвенции по защите прав и основных свобод позволяет при определенных обстоятельствах отступать государствам от взятых на себя обязательств. Тем не менее, никакое обстоятельство "не может служить основанием для какого бы то ни было отступления от положений" о запрещении пыток и других видов бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания (статья 3). Не подлежит ограничению право человека быть свободным от применения пыток и другого бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания и в соответствии с частью 3 статьи 56 Конституции РФ. Стало быть, какими бы убедительными не были доводы в защиту применения пыток и другого жестокого обращения, они несостоятельны изначально в силу того, что ни одна цель не оправдывает бесчеловечного обращения. Даже состояние войны или угроза ее наступления, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение не являются исключением из общих правил.

Есть ли в России "пытки"? Сказать о том, что у нас иногда пытают - это, к сожалению, почти ничего не сказать. Да, конечно, далеко не каждый человек в своей жизни сталкивается с этой проблемой, однако, это не делает проблему менее злободневной. Если это утверждение у кого-то вызвало удивление, рекомендуем обратиться к альтернативным докладам неправительственных организаций в международные организации; рекомендациям, выработанным по итогам наблюдений (посещений) международных экспертов за соблюдением запрета о применении пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания. Кроме того, довольно часто в последнее время публикации и репортажи отечественных средств массовой информации посвящаются противоправной, антиобщественной деятельности силовых структур.

Сфера применения пыток и бесчеловечного унижающего достоинство обращения и наказания за последние годы в России не изменилась - неадекватное использование силы исходит от сотрудников (служащих) силовых структур (органов Министерства обороны, правоохранительных органов, органов исполнения наказаний и др.)

Большинство эпизодов применения пыток и жестокого обращения, резко осуждаемых международными организациями и общественностью, были отмечены и остаются актуальными на территории затянувшегося конфликта в Чеченской республике.

Особое внимание следует уделить случаям произвола и насилия в органах внутренних дел. Злоупотребление властью отдельными представителями правоохранительных органов при задержании, проведении дознания и следствия, к сожалению, не поддается пока полному искоренению из практики несения службы в этих органах. Проблема заключается в том, что никто никогда открыто не заявляет об использовании незаконного метода в своей работе. Это весьма трудно доказуемый факт. Нет свидетелей, нет видимых последствий, зато наличествует круговая порука среди сотрудников правоохранительных органов, их некомпетентность, личная заинтересованность в исходе дела и т.д. и т.п.

Также в России существует отдельная категория людей, условия бытия которых без преувеличения можно назвать "пыткой". К этой категории относятся подозреваемые, обвиняемые, осужденные. Условия содержания в большинстве российских изоляторов временного содержания, следственных изоляторов, в некоторых исправительных учреждениях остаются по сей день тяжелыми. Проблема переполненности камер, антисанитарии, нехватки медицинских препаратов, как это не печально остается до конца нерешенной (справедливости ради нужно сказать, что только-только ситуация начала немного улучшаться). А в сопровождении устоявшихся среди сотрудников мер поддержания порядка в местах лишения свободы, а именно: словесных оскорблений, грубого обращения, применения насилия - вынуждены констатировать, что о гуманности и уважении достоинства, присущего человеческой личности, здесь говорить не приходится. Самое ужасное, что в таких условиях могут находиться и находятся, не только мужчины, а также женщины и подростки.

Здесь представлены лишь некоторые аспекты существующей в России проблемы применения пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения и наказания. К сожалению, передать реально существующее положение не представляется возможным ввиду скрытого характера применения пыток и жестокого обращения. Считаем необходимым привести те обстоятельства, которые с нашей точки зрения в свете обозначенной проблемы, являются предпосылками злоупотреблений и нарушений:

  1. применение пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения и наказания являются наиболее распространенными и допустимыми в закрытых и полузакрытых учреждениях, где человек находится в зависимом от представителя администрации положении, в частности в пенитенциарных учреждениях, местах содержания под стражей, воинских частях, психиатрических стационарах, в психоневрологических и других интернатах системы здравоохранения и социальной защиты, специальных учреждениях и детских домах системы образования и др.;

  2. осуществление прокуратурой двух взаимоисключающих функций, а именно, уголовного преследования и надзора за надлежащим ведением следствия затрудняет установление фактов противоправных действий и идентификации виновных в них представителей правопорядка, что указывает на неэффективность существующего механизма контроля за деятельностью правоохранительных органов;

  3. использование неправомерных действий и применение насилия спровоцировано отсутствием эффективной процедуры судебной защиты жертв от произвола;

  4. органами судебной власти не берутся во внимание заявления о даче показаний с применением пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения и наказания, о чем свидетельствует отсутствие информации о судебных решениях о прекращении или возвращении на дополнительное расследование дел, основанных на признаниях;

  5. отказ в оказании предусмотренной законом помощи, сокрытие и даже фальсификация внутренних документов, подтасовка фактов и т.д. является повседневной и широко распространенной практикой работы органов государственной власти;

  6. функция возложенная на правоохранительные органы по устранению причин нарушения прав граждан и восстановлению их попранных прав бездействует, а в некоторых случаях саботируется.

Может ли Россия противостоять "пыткам и другому бесчеловечному унижающему достоинство обращению или наказанию"? Поскольку наше государство является участником большинства международных документов, запрещающих пытки и другое бесчеловечное унижающее достоинство обращение или наказание, это вселяет надежду на то, что государственные власти в конце концов будут принимать конкретные эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры, направленные на искоренение пыток. Наивно думать, разумеется, что столь хорошо прижившиеся традиции времен инквизиции полностью исчезнут. Вместе с тем хочется верить, что пытки в России будут предотвращать, пресекать, а в случаях же уже имевших место событий жертва пыток получит справедливую компенсацию за нанесенный личности ущерб.

Одним из позитивных моментов на пути к выполнению Россией своих обязательств в борьбе против пыток будет признание в соответствии с уголовным национальным законодательством того, что "пытка" - это преступление. Последний предпринятый шаг в связи с этим - принятие Государственной Думой 19 марта 2003 года в первом чтении поправок к уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. Инициатором внесения поправок стал депутат Юлий Рыбаков. Суть поправок заключается, во-первых, в том, что понятие "пытка" приобретает вполне четкое определение. Пытки - это "причинение должностным лицом либо с его ведома или молчаливого согласия с иным лицом физических и нравственных страданий с целью принуждения к даче показаний иным действиям, противоречащим воле человека, а также с целью наказания либо в иных целях". Наказание за совершение преступления подпадающего под понятие "пытки" - лишение свободы на срок от трех до восьми лет, что причисляет его к категории тяжких преступлений. Во-вторых, по мнению депутата пытки, совершенные в отношении беременной женщины или несовершеннолетнего, а также повлекшие причинение вреда здоровью средней тяжести, должны иметь более суровые последствия (предусмотрено лишение свободы от пяти до двенадцати лет), а при наступлении особо тяжких последствий, то есть повлекшие смерть потерпевшего, срок, назначенный приговором суда, может достигнуть двадцати лет. В-третьих, большую значимость имеет определение круга лиц, признаваемых должностными лицами. Так, должностными лицами в соответствии с вносимыми поправками признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Проект предполагает исключение части 2 статьи 302 УК РФ, в которой идет речь о принуждении к даче показаний, соединенном с применением насилия, издевательств или пыток. С точки зрения депутата это позволит повысить эффективность предупреждения пыток и защиты общества от беззакония и произвола. Из пояснительной записки к проекту федерального закона "О внесении дополнений и изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации": "Статья 302 действующего Уголовного кодекса Российской Федерации, помещенная в раздел "Преступления против государственной власти", рассматривает пытки лишь как отягчающее обстоятельство принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний (либо эксперта к даче заключения). При таком подходе невозможен дифференцированный подход к данному особо опасному преступлению с учетом квалифицирующих признаков, степени тяжести возникших последствий. Кроме того, в статье 302 УК РФ дан исчерпывающий перечень субъектов совершения данного преступления (следователь или лицо, производящее дознание) и исчерпывающий перечень участников уголовного процесса, по отношению к которым применяются недозволенные методы. В результате диспозиция данной статьи не охватывает широкий круг преступлений, совершаемых как иными должностными лицами (например, работниками других подразделений милиции, пенитенциарных учреждений, военнослужащими командного состава), либо другими лицами по их подстрекательству, а также лиц, не имеющих процессуального статуса, родственников либо иных лиц, подвергаемых пыткам с целью добиться от них определенных действий. Кроме того, применение пыток возможно не только в рамках уголовного процесса, как это следует из статьи 302, но и при производстве по делам по административным правонарушениям, в других случаях, и может быть не связано с дачей показаний или экспертного заключения".

Помимо введения в национальное законодательство определения "пытки", государство должно дать гарантию того, что лица, ответственные за грубые нарушения прав человека, понесут наказание, соразмерное содеянному, а также жертва пыток будет иметь подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации.

С практической стороны, государству нужно будет обеспечить:

    проведение быстрого беспристрастного расследования по каждому заявленному обращению о применении "пытки";

    право каждому, кто утверждает, что он был подвергнут "пыткам", предъявить компетентным властям жалобу и получить мотивированный ответ на нее;

    судебную процедуру восстановления нарушенных прав жертв пыток и другого бесчеловечного унижающего достоинства обращения и наказания;

    защиту потерпевшего, свидетелей от любых посягательств, которые могут последовать в связи заявленной жалобой или дачей свидетельских показаний;

    реализацию федерального законодательства путем приведения в соответствие ему других нормативных актов, включая подзаконные;

    профессиональную подготовку должностных лиц с целью недопущения применения пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (включая обеспечение нормативными материалами и исчерпывающей информацией относительно запрета пыток и другого бесчеловечного унижающего достоинство обращения или наказания);

    неукоснительное исполнение должностными лицами нормативных предписаний о запрете применения пыток и другого бесчеловечного унижающего достоинство обращения или наказания;

    эффективный контроль за деятельностью органов государственной власти (включая наблюдение за методами ведения следствия и дознания; условиями содержания в местах лишения свободы и т.п.);

    возмещение причиненного ущерба каждой жертве "пыток и другого бесчеловечного унижающего достоинства обращения и наказания".

Реализовать все то, что необходимо сделать для искоренения условий, способствующих распространению пыток и плохого обращения, нелегко для России, но осуществимо. Пожалуй, самое сложное это создание условий для действенного общественного контроля за соблюдением прав человека в местах лишения или ограничения свободы. Внедрение общественного контроля в сферу деятельности органов государственной власти, отличающихся на данный момент высокой степенью закрытости, вызывало и вызывает у большинства представителей власти сопротивление.

Часть 1 статьи 23 УИК РФ предусматривает содействие общественных объединений работе учреждений и органов, исполняющих наказания. Часть 2 указанной статьи гласит, что общественные объединения могут осуществлять контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Сходная норма содержится и в Законе Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", статья 38 которого устанавливает, что общественные организации контролируют деятельность учреждений, исполняющих наказания, и следственных изоляторов в пределах и порядке, установленных законодательством Российской Федерации. Кроме того, принимая во внимание положение Конституции РФ, а именно, часть 2 статьи 3 о непосредственном осуществлении народом своей власти, необходимость и актуальность принятия специального федерального закона четко определена. Но закона нет. Внимание, которое в течение нескольких последних лет уделяется этому вопросу, к сожалению, к ожидаемому результату пока не приводит.

Польза же от реального претворения в жизнь механизма предлагаемой формы соблюдения прав человека является обоюдной, как для граждан, так и для органов власти. Поскольку это будет означать существенное достижение в повышении правовой защищенности личности вообще, повышении уровня служебной дисциплины сотрудниками правоохранительных органов, органов, отвечающих за исполнение наказаний, и др. Приведет к предсказуемости поведения сторон.

Материал подготовлен
юристом ПРПЦ Еленой Першаковой
Размещено 26.06.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №6(63)