НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №7(64)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№7(64)

логотип газеты "Личное дело"

Экология

Газовая атака на деревню

На снимке: деревня ПаинцыЖители затерянной в лысьвенских лесах деревни Паинцы в феврале этого года стали жертвами аварии на прилегающем поблизости газопроводе.

Пострадавшие вспоминают: "3 и 4 февраля как будто реактивный самолет шумел. Ветром от поврежденного газопровода несло глину в таком количестве, что снег в деревне был рыжим до самой весны".

Газовики так описывают происшедшую аварию, дипломатично называя ее "инцидентом": "03.02.03 в 8 часов поступило сообщение о падении давления на участке газопровода Горнозаводского ЛПУМГ (ООО "Пермтрансгаз"). Вступил в действие план ликвидации аварий, инцидентов, пожаров. В 8.20 выехали 4 бригады из Чусового. В 17.10 (время московское) газ был полностью на этом участке стравлен. На месте инцидента в атмосферу было выброшено 9,6 тысяч м. куб. газа. Газ по химическому составу: более 98% метан, сероводорода менее 0,0001 гр./м. куб. На месте свища образовался котлован 5х6х6 м".

Еще бы! Ведь диаметр трубы - 1400 мм, давление 75 атмосфер.

Расхождение между воспоминаниями жителей деревни и "Окончательным донесением об инциденте на магистральном газопроводе "Ямбург-Западная граница", Лысьвенский район, расположенного северней д. Паинцы на расстоянии до 3 км" сразу бросается в глаза. Газовики пишут, что справились с аварией за 9 часов, а местные жители утверждают, то газ свистал через свищ полтора дня.

Но главное, никто не предупредил жителей об опасности. Газовики, как только обнаружили порыв газопровода, по закону должны были немедленно оповестить главу администрации Липовского сельсовета и начальника управления по делам ГО и ЧС о происшедшем, чтобы те, в свою очередь приняли меры по обеспечению безопасности людей. Никто из чиновников не выполнил своего профессионального и человеческого долга по отношению к землякам. Понятно, что теперь виновные в инциденте и его последствиях будут делать вид, что ничего страшного не произошло, а природный газ такая полезная для здоровья штука, что хоть на хлеб его намазывай.

Читатель удивится, почему порыв газопровода называется "инцидентом". У газовиков аварией именуется то, что сопровождается взрывом газа, то, что без взрыва - инцидент. В словаре С.И. Ожегова слово "инцидент" толкуется как "происшествие, недоразумение, столкновение". И действительно, в этой газовой истории было много "недоразумений", произошло и "столкновение" интересов жителей деревни и чиновников. Одна районная "шишка" настоятельно советовала не судиться с газовиками: "Там такие адвокаты, а вы - деревня - куда суетесь?!" Со свиным-то рылом, да в калашный ряд?!

Паинцы слабость своих позиций понимают: "У нас нет никаких доказательств. Хотим вторично обратиться в прокуратуру с просьбой о возбуждении уголовного дела против ООО "Пермтрансгаз". Мы настаиваем на том, чтобы газовики возместили ущерб, причиненный нашему здоровью".

А вот районная комиссия (заместитель начальника управления здравоохранения В.В. Ярославцева, глава администрации Липовского сельсовета И.И. Бартов, начальник управления по делам ГО и ЧС В.В. Горленко, начальник управления по охране окружающей среды С.В. Михута, главный санитарный врач Лысьвы М.М. Шакиров) сделала следующий вывод: "Отравление не установлено, исходя из данных, предоставленных Горнозаводским ЛПУМГ, клинических проявлений, динамики обращения пострадавших".

На снимке: жители деревни ПаинцыХочется спросить уважаемых членов комиссии: с каких это пор в нашей стране медицинский диагноз ставят газовики? Разве для того, чтобы сделать заключение о том, было отравление или нет, уже не нужны специальные медицинские исследования? Или лысьвенский главный санитар не знает, что окись углерода, содержащаяся в природном газе, изменяет гемоглобин крови, образуя с ним стойкое соединение - карбоксигемоглобин. В результате чего гемоглобин утрачивает способность воспринимать кислород, что приводит к кислородному голоданию тканей, прежде всего головного мозга. Чтобы установить или опровергнуть факт отравления газом, в первую очередь нужно было взять у пострадавших анализ крови. В экспертизе должны были участвовать, кроме медиков, токсикологи и гигиенисты.

Однако, вместо того, чтобы своевременно провести забор воздуха и воды в деревне, эпидемиологи искали кишечную палочку, вероятно, чтобы доказать непричастность газовиков к тому, что жителей деревни после "инцидента" два дня полоскало. Но вот беда - в баканализах "патогенных микроорганизмов не обнаружено".

Всего в деревне вместе с реабилитантами - так здесь называют наркоманов, лечащихся от вредной привычки сельским трудом - проживает 88 человек. От газа пострадали 26 детей и взрослых. Реабилитанты ни на что не жалуются, возможно, потому, что их организмы к отравлению привычнее. Так как ни медиков, ни местных руководителей не беспокоит состояние здоровья пострадавших, то по весне измученные недомоганиями жители деревни написали письмо районному прокурору. Прокурор попросил объяснений у специалистов.

ООО "Пермтрансгаз" предоставило в прокуратуру города Лысьвы информацию о том, что "метан является бесцветным газом… не обладает ядовитыми свойствами - не токсичен". А вот в учебнике по судебно-медицинской экспертизе можно прочитать, что газы (метан, этан, бутан, пропан, входящие в состав природного газа) "проявляют свою токсичность как простые разрушающие отравляющие вещества".

Инспектор главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды министерства природных ресурсов России по Пермской области В.М. Пашов в своем письме в лысьвенскую прокуратуру написал, что по области "ежегодно регистрируется 4-5 аварий с выбросом метана или продуктов его горения. Ни одного случая отравления людей при авариях на магистральных трубопроводах за последние 10 лет не зарегистрировано". Ну и что из этого следует?

Управление здравоохранения города Лысьва сообщило прокурору, что "по результатам недомоганий жителей д. Паинцы: одно-двукратная рвота, однократное расстройство стула, абсолютно исключает возможность отравления природным газом". Вот как? Однако военные токсикологи утверждают, что при отравлении газом "возникает рвота, иногда повторная". Почему прокурор не спросил господ из управления: "Какие анализы вы брали у жителей деревни, чтобы полностью быть уверенными в отсутствии отравления газом? Какие специалисты осматривали пострадавших, жалующихся на потерю памяти, мышечную слабость, апатию, потемнение кожных покровов, особенно лица, одышку, тахикардию, головную боль, головокружение и т.д.?"

На основании отписок чиновников и газовиков лысьвенский городской прокурор С.И. Минеев дал ответ, что "нет оснований утверждать, что жители д. Паинцы болеют в связи с отравлением природным газом". И посоветовал обратиться в суд.

Но как бы то ни было, в этом деле, забыв о политике, должны сказать свое веское слово медики, проведя обследование пострадавших и полный курс лечения. Мы надеемся, что людей все-таки вылечат, и Паинцы не будут судиться с газовиками. Ведь суд - дело долгое и хлопотное. Неизвестно, чем он обернется, особенно, если судья попадется честный.

Ирина Артемова,
корреспондент общероссийской газеты "Версты",
специально для "Личного дела"
Размещено 30.07.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №7(64)