НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №7(64)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№7(64)

логотип газеты "Личное дело"

Пермскому обществу инвалидов - 15 лет

Триумф воли

На недавно состоявшейся церемонии награждения работников сферы мо-лодежной политики Пермской области в кинотеатре "Триумф" поднялся 65-летний инвалид. Рашита Гильмолловича Халикова, как еще четырех молодых добровольцев, наградили Знаком волонтера. В переводе с французского "волонтер" значит доброволец, звание это обычно носят люди юные, здоровые и энергичные, сострадание и милосердие коих рождается от избытка любви к жизни. Сколько же этой любви должно быть у инвалида, чтобы делиться ею с другими?

В его мире другой ритм. Негромкие слова. Осторожные движения. И прикосновение его к чужой жизни тоже нешумное и бережное. И очень часто оно оказывается спасительным для таких же, как он, людей, "нетрудоспособных вследствие увечья или болезни".

В гостиной у Халикова сидит хрупкая женщина.

- Галина, друг нашего дома, - представляет хозяин. Журналистский интерес к своей персоне он подогревать не склонен:

- Что же тут особенного? Спасаюсь от одиночества...

- Вы о нем напишите обязательно, - настаивает гостья, и тихонечко, чтоб не расплескать боль, встает из-за стола, - о его поддержке, дружбе напишите.

С Галиной, которую мучает тяжкий недуг, вызванный опухолью в голове, Рашит Гильмоллович познакомился по переписке и с тех пор шлет в Уинский район, где она живет с двумя детьми, книги, газеты, бандероли с подарками к дате.

Галина - адресат не единственный. Халиков пишет всем, кто нуждается в моральной поддержке и помощи, а весточек таких и адресов в газетах для инвалидов великое множество. Среди людей, познавших горечь инвалидности, о Халикове чуть ли не слагаются легенды. Кто-то воспринимает его уже как некий благотворительный "фонд".

Обращаются с просьбами, порой нелепыми: однажды волонтер получил письмо с мольбой достать наркотиков. Халиков ответил коротко, без увещеваний: мол, сам не употребляю и тебе не советую.

- Был когда-то у меня домик в деревне Мостовая. Видел я, как на селе трудно приходится людям немощным, больным, - рассказывает Рашит Гильмоллович о временах, когда еще не произошло с ним это горе: паралич после несчастного случая и вслед за ним инсульт.

Года через два после инсульта попросил в сельсовете списки инвалидов: сообща выживать легче. Но - никому неинтересно было составлять их. Так и заглох-ло то дело…

И в общество инвалидов Дзержинского района Перми Халикова не приняли. "Незачем вам вступать, мы ничего не даем!" - отрезала чиновник, выслушав инвалида. "Так, может, я помогать кому-то в обществе смогу..." Ответили усмешкой.

Когда на письмо Халикова отозвалась Марина Гусева - молодая женщина, тринадцать лет не встающая с коляски, он ликовал: усилия его не напрасны.

Марина живет в Большой Соснове с дочкой и матерью. Неподвижной она стала после тяжелых родов. Муж ушел, когда стряслась беда. Недавно ей потребовалось поддерживающее лечение, а в областную больницу брать женщину отказывались: дескать, ухаживать за ней некому. Халиков добился-таки госпитализации с помощью Галины Дубниковой, редактора газеты для инвалидов "Здравствуй".

Когда Марина выписалась, супруги сводили ее на спектакль в Пермский драмтеатр... Здоровый человек и представить себе не может, сколь недосягаемыми для инвалида становится самое обыкновенное, то, на что мы даже не обращаем внимания.

Сам Халиков никогда не жалуется. А жаловаться есть на что: в этом году, который объявлен ООН Годом инвалида, и Президент РФ В. Путин объявил об этом, с улиц Перми исчезло социальное такси. В январе, когда такси уже неохотно "катало" последние свои рейсы, жена повезла Рашита Гильмолловича фотографироваться на удостоверение. Парализованный человек с трудом вылез из машины, и тут водитель нажал на газ: "Как это подождать? Делайте вызов снова!"

Есть и другие жестокие "казусы" в отношении к инвалидам. Например, зачем лежачему больному право проехать в трамвае бесплатно? А вот телефона, который для инвалида часто единственное окно в мир, нет... Почему почти все социальные учреждения "забрались" в здания с высокими ступеньками, а пандусы отсутствуют? В нашем городе, чтобы проехать на коляске инвалиду, нужна гераклова сила и ловкость - на пути не яма, так бордюр.

Правда, сам Рашид Халиков на коляске не ездит - давным-давно отдал ее в Верхнекурьинский хоспис, потому что увидел однажды, как раковых больных из корпуса в корпус тащат волоком на клеенках и одеялах.

Милада Игнатьева
Размещено 30.07.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №7(64)