НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №8(65)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

№8 (65)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Патронатное воспитание

"О мама, если б мне найти тебя…"

Фото Веры СидоровойДля чего нужна семья

Обращение к патронатному воспитанию в детском доме №16 родилось из простого человеческого сочувствия к детям и практического осмысления собственных возможностей. Дело в том, детский дом создавался в 1995 году на базе типового детского сада, поэтому сразу был рассчитан на содержание детей до 12 лет с последующей передачей их в другие интернатные учреждения, где подросток мог жить до своего совершеннолетия. Уже изначально сотрудникам даже в мыслях жаль было отпускать детей в другие "казенные" учреждения, тем более что среди воспитанников "паровозиком" следовали братья и сестры - не будешь ведь их делить, оставляя малышей при себе...

- С 1998 года экспериментальной площадкой по отработке системы патронатного воспитания. - Говорит заместитель директора учреждения Татьяна Леонидовна Зотина. - Эксперимент продолжался в течение трех лет. В то время для нас было важно отработать четкую технологию профессиональной деятельности по подбору, поиску и подготовке патронатных воспитателей, а затем и сопровождению патронатных семей - технологию, которую можно было бы транслировать.

Для чего транслировать - наверняка всем понятно: детские дома в области переполнены. Система интернатных учреждений, созданная еще на заре Советской власти, не в силах решить современной проблемы сиротства в России. Кроме того, и это самое главное: формирование нормальной социальной личности возможно только в условиях семьи. Ни в одном интернатном учреждении, каким бы оборудованием, аппаратурой, игрушками, мебелью, кадрами - всем, чем угодно, ни располагало, - абсолютно не реально, чтобы ребенок вырос полноценным членом общества. Он должен будет строить свою семью - а как он сделает это, если у него в принципе опыта семьи не было? Более того, дети, которые были изъяты из домашних условий в более-менее сознательном возрасте, имеют отрицательный опыт семьи. И то, что сейчас в детских домах воспитывается уже третье, четвертое, пятое поколения детдомовцев, - социально признанный факт. Они пытаются создавать семьи, рожают детей, но не знают, как их воспитывать, потому что их самих воспитывали в детском доме. На запоздалые увещевания, что их ребятишек в детский дом заберут, такие родители отвечают: "Ничего, меня воспитали и их воспитают!" Они не чувствуют своей ущербности, потому что не знают, что такое семья.

Бесстрашие маленьких и больших

В беседу включается социальный педагог Ольга Петровна Попова:
- Нам всегда говорят: в детском доме у вас хорошо - красиво, уютно, в каждой мелочи чувствуется забота о детях, и сами дети у вас, как домашние: упитанные, ухоженные, глазенки блестят... Все это так. У нас в детском доме действительно замечательно. Но дети все равно мечтают о своем доме. Выбирая ребенку семью, мы обязательно смотрим, чтобы условия жизни там были не хуже, чем те, которые мы здесь создали.

От детей не скрывают, что воспитывать их будут чужие люди, а не мама и папа. Патронатное воспитание, кстати, не исключает усыновления ребенка или оформления опеки над ним другими, достойными для этой роли людьми. Был, например, случай, когда трехлетняя девочка воспитывалась в патронатной семье, а потом ее удочерила другая семья. Девочке объяснили: "К тебе приехали мама и папа. Теперь ты будешь жить с ними". И она, говорят, поняла, потянулась к маме и папе, поскольку эти слова священны даже для малышей всего мира. Вспомните, что они поют в "Генералах песчаных карьеров": "О мама, если б мне найти тебя…"

Но фактор привязанности в патронатной семье вовсе не отрицается. Скорее, наоборот: в этом и заключается сила патронатного воспитания, что у ребенка появляются близкие взрослые люди (или один человек - чаще всего это мать, хранительница семьи), которым он дорог, рядом с которыми он чувствует свою значимость, и его жизнь начинает обретать смысл. Ребенок находит свое ролевое место в семье, а в будущем и в самой жизни.

То есть на взрослых ложится огромнейшая ответственность. Поэтому важно, подчеркивает Т.Л. Зотина, чтобы люди, которые принимают в свою семью чужого ребенка, были к этому абсолютно готовы. Неподготовленный, пусть даже и очень добрый, чувствительный человек не справится с ношей. Он может ребенка приласкать на неделю-другую, а потом начнутся проблемы. Ведь не секрет, что дети, потерявшие семью, воспитывавшиеся в неблагополучной среде, имеют немало особенностей по сравнению с теми, кто вырос в достаточно благополучной обстановке.

И детский дом №16 стал целенаправленно готовить людей к роли патронатных воспитателей. Педагоги в этом учреждении молодые, энергичные, увлеченные, все - специалисты высшей категории. Они рассказывают патронатным "родителям", какие их впереди ждут проблемы, как вести себя в наиболее трудных или даже непредвиденных случаях. А потом, когда ребенок уже воспитывается в семье, ее систематически посещают социальный педагог, врач, психолог, заместитель директора детского дома... В непринужденном общении они профессионально оценивают качество жизни ребенка, особенности его развития, выявляют проблемы, возникающие перед взрослыми и детьми, и помогают эти проблемы решать. Таким образом, детский дом продолжает участвовать в воспитании социальных сирот... Патронатная семья - всегда структура открытая.

- В принципе это нормальная цивилизованная система воспитания - подготовка и психолого-педагогическое сопровождение замещающих семей, - говорит Т.Л. Зотина. - Кстати, одна из задач нашей подготовки - чтобы патронатные воспитатели не пытались решать все проблемы только самостоятельно, потому что, как правило, они этого сделать не могут: у них нет необходимой квалификации. Главное, чтобы люди были морально готовы к тому, что воспитание ребенка, потерявшего семью, - это колоссальный труд и огромнейшее напряжение, по крайней мере, в первые полтора-два года.

У человека, далекого от сферы интернатного воспитания, возникает невольный вопрос: где находит детский дом смельчаков, которые добровольно взваливают на себя бремя воспитания чужих детей?

- Люди к нам сами идут, потому что патронатное воспитание - профессиональная контрактная работа. Мы считаем, что это нормально, потому что в нынешних социальных условиях реально существует масса людей, открытых душой, добрых сердцем, которые уже воспитали своих детей, причем, положительных, а сил остается еще очень много. Кого-то усыновить, этим людям не позволяет элементарное - материальное положение. Все понимают, что поднять еще одного ребенка среднестатистической российской семье очень сложно. И в этом отношении патронатная семья (приемная семья тоже) - выход из положения. Поскольку это профессиональная деятельность, она накладывает определенные обязательства. Человек с ними знакомится и всегда имеет право выйти из этой системы. Но если у него все складывается нормально, то он получает государственную поддержку. Ребенок ведь относится к детскому дому, который его одевает, обувает. Скромно, правда. Сумма небольшая на одного ребенка, но все-таки... Остальное компенсируют терпение и любовь.

О благотворности патронатного воспитания уже рассказывалось в "ЛД". Но интересно взглянуть на ребенка глазами социального педагога. Ольга Петровна Попова:

- Ребенок не просто меняется - преображается. Домашними дети становятся, абсолютно домашними. Как ни настраиваем их, а все равно через какое-то время они называют патронатных воспитателей мамой и папой. Сначала тревожатся, не потеряют ли свое счастье - семью. Поэтому все время держатся за руку матери и вообще не хотят ходить в детский дом. (А мы ведь праздники иногда устраиваем для них.) Но когда ребенок достаточно долго пробыл в семье и знает, что это уже его, он спокойно приходит и в детский дом. Он уверен в себе и в своих близких, знает, что дорог им.

И когда видишь, что наш ребенок - уже частица этой семьи, что он обласкан, спокоен, улыбчив и счастлив, что он обычный домашний ребенок, к которому все в его доме относятся, как к своему, сам уходишь счастливым...

- Но если появляются люди, которые могут дать ребенку постоянную семью и стабильность, мы объясняем на доступном ему языке, почему он должен уйти к этим людям. Ведь патронатная, контрактная семья - это все-таки некая нестабильность. Но это лучше, чем ничего, - уточняет Т.Л. Зотина.

Глухое сопротивление

Итак, детский дом №16 выполнил свою экспериментальную задачу - отработал технологию подбора, подготовки и психолого-педагогического сопровождения патронатных семей и распространил эту технологию по многим ведущим детским домам нашей области. Два года назад педагогический коллектив "шестнадцатого" выиграл грант в первом областном конкурсе социальных и культурных проектов и осуществил на эти средства программу переподготовки специалистов из интернатных учреждений Нытвы, Лысьвы, Кунгура, Чердыни, Березников. С тех пор они поддерживают друг с другом тесные дружески-творческие отношения.

Таким образом, патронатным воспитанием коллектив детского дома №16 сейчас занимается в стабильном рабочем режиме и вполне отдает себе отчет, насколько важно то, что он делает. Даже экономически. Ведь благодаря устройству детей в замещающих семьях, в этом маленьком детском доме, рассчитанном на пребывание в нем 38-40 детей, фактически воспитывается (не испытывая тесноты: в семьях!) 90 детей. То есть патронатное воспитание - это еще и возможность не разбрасывать по стране дополнительных детских домов. Хотя... можно посмотреть и иначе: фактически коллектив "шестнадцатого" сохранил государству деньги на еще один детский дом.

Удовлетворен ли итогами своей новаторской деятельности сам педагогический коллектив?

- К сожалению, занимаясь жизнеустройством детей, потерявших семью, мы видим только верхушку айсберга. Государству нужно помогать детям, когда они еще живут в своей кровной семье, когда в ней только-только наметилась трещина: родители начали пить или потеряли работу... Но у нас в стране все еще нет института раннего выявления и поддержки социально неблагополучных семей. Государство приходит детям на помощь, когда семью уже не спасти, когда родители деградировали. Это неправильно. Точка отсчета помощи детям должна быть другой: не поиски замещающей, а поддержка кровной семьи. А сейчас мы исходим из ситуации: наша задача - как можно больше детей устроить в замещающую семью, чтобы у них был шанс вырасти адекватными членами общества и иметь в жизни хоть маленькую поддержку со стороны хороших людей, пусть даже и не родных, - считает Татьяна Зотина.

Но это проблема общая, всеобъемлющая - может быть, это главная проблема сегодняшней России. Проблема, вызывающая глубокую грусть от сознания, что институты гражданского общества вызревают гораздо медленнее, чем хотелось бы, а государственное управление настолько неэффективно, что не в состоянии разрешить ситуацию.

Вместе с тем есть проблемы, которые вызывают у педагогов-новаторов, плохо сдерживаемую тревогу. Тем более, что исходят эти проблемы, как правило, от людей, которые тоже называют себя педагогами...

Татьяна Леонидовна Зотина:
- Очень тревожат наши взаимоотношения со школами и детскими садами, в которых находятся дети из патронатных семей. Не знаю, почему это происходит - от недостатка ли информации, образования или воспитания, но, к сожалению, есть учителя, и их не так мало, которые ставят ребенка из детского дома в совершенно определенные условия. Почему-то считают, что он обязательно должен отставать в обучении, что он вообще не такой какой-то... Но мы-то знаем, что если ребенок, что называется, инакий, то к нему должно быть профессионально бережное отношение, особый подход. А на наших детей просто приклеивают ярлык "детдомовский" - значит двоечник, троечник, и внимания он не заслуживает. Между тем ребенок воспитывается в семье, учится в школе по месту жительства патронатных воспитателей, они относятся к нему, как к родному, и как всякие близкие люди, ждут от учителя помощи и внимания к их ребенку. И если в образовательных учреждениях не приемлют форму патронатного воспитания, то это вовсе не означает, что учитель профессионально должен относиться к ребенку как к ущербному. К сожалению, проблема очень серьезная, она очень сильно осложняет жизнь и детей, и патронатных воспитателей.

Елена Витальевна Аликина, заместитель директора детского дома по учебно-воспитательной работе:
- Сейчас как раз я устраиваю детей в детские сады и школы и опять сталкиваюсь с проявлениями того, что общественное мнение не приняло ни форму патронатного воспитания, никакие другие формы. Детей в образовательных учреждениях воспринимают так: раз они живут в семье, то пусть патронатный воспитатель платит за них. Еще один вариант, когда патронатным воспитателям говорят: "Это государственные дети, вам в детских домах такие деньги на них выделяют, вот и оплачивайте все дополнительные услуги!" И те платят, в частности, вступительные взносы в школу, в детские сады. Мы никак объяснить не можем, что дети действительно государственные, что их воспитание финансируется только по двум статьям - питанию и зарплате сотрудникам. Причем, недостаточно финансируется. Нас не слышат. И патронатных воспитателей продолжают упрекать в том, что они получают за детей деньги, но не сдают их ни в фонд класса, ни на подарок учителю. Такой прессинг идет, особенно со стороны детских садов. А страдает ребенок. Если за него не заплатили, то его никуда не берут - ни на экскурсию, ни в театр и оставляют сидеть в четырех стенах.

Татьяна Леонидовна Зотина:
- И вот так, с молчаливого согласия дошкольного воспитателя или учителя с трудом оттаявший в патронатной семье ребенок может стать изгоем.

Нина Бондаренко
Размещено 28.08.2003

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №8(65)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.