НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №8(65)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

№8 (65)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Тревога

По ком звонит диоксиновый колокол?

"Пермь-Воткинск-Пермь"

В Перми будут утилизировать ракеты. Независимо от итогов экологической экспертизы. Ситуация с ракетами вообще складывается не в пользу пермяков. Нам будет сложнее, чем жителям Воткинска. Во-первых, в Перми нет свободной прессы, а значит, нет доступа к достоверной информации. Во-вторых, в Перми нет человека, способного возглавить компанию против промышленной утилизации двигателей твердотопливных ракет. Мэр Воткинска Валерий Фридрих, инженер-ракетчик в прошлом, настаивал на соблюдении Постановления Совета министров Удмуртии от 14 июня 1960 года, согласно которому строительство подобных объектов возможно лишь при ее выносе за пределы природоохранной зоны города: "Если завод построят в радиусе не 20, а 30 километров от Воткинска, я возражать не буду". В-третьих, сомневаемся, что пермская Городская дума решится инициировать проведение референдума по вопросу об утилизации. В Воткинске именно по инициативе депутатов Городской думы в январе 1999 года состоялся референдум, на котором 94,5 процента из принявших участие проголосовали против размещения в Воткинске и пригородном районе завода по утилизации двигателей твердотопливных ракет стратегического назначения.

До Удмуртии в 1996-1997 годах проект по утилизации пытались реализовать в Перми. Тогда он встретил активное неприятие пермяков. И вот ракетная тема вновь вернулась в Пермь. Постановлением правительства РФ от 6.02.02 пермский завод "Машиностроитель" определен как участник реализации договора с США о сокращении стратегических наступательных вооружений. Весной этого года стало известно, что утилизация двигателей твердотопливных ракет началась на полигоне ФГУП НИИПМ на окраине Перми. Разборка корпусов ракет идет на базе ФГУП "Пермский завод "Машиностроитель", выжиг топлива из двигателей производится на двух стендах на территории завода им. Кирова, где оно выжигалось и ранее при испытании новых двигателей. Как утверждает генеральный директор завода "Машиностроитель" Владимир Ломаев, пока утилизирована одна ракета, но к декабрю 2003 года закрытый стенд будет пущен в эксплуатацию. Будет доведена до промышленной эксплуатации экспериментальная установка печи пиролиза НПО "Искра". Все это делается под эгидой Росавиакосмоса и американского "Агентства уменьшения угроз", без каких бы то ни было экологических экспертиз, возможно, и без согласования с областными органами власти, фактически незаконно и нелегально.

Американцев понять можно, они обожглись о референдум в Удмуртии, поэтому теперь в Перми стараются все устроить тихо и по-быстрому, не допустив вмешательства общественности и зеленых.

В Воткинске орудовала компания "Локхид Мартин", являвшаяся победителем закрытого тендера на разработку и строительство в России установки по утилизации двигателей твердотопливных ракет, объявленного управлением ядерной безопасности министерства обороны США. Только в экспертизу проекта компания вложила с 1997 года 2,5 млн. долларов. Удмуртию здорово соблазняли деньгами американских налогоплательщиков. Было объявлено, что правительство США в рамках программы "Совместное уменьшение угрозы" готово инвестировать в строительство объекта в Воткинске 54 млн. долларов - две трети годового бюджета республики в 2001 году. Отвод земли под строительство установки должен был принести администрации Воткинского района 40 млн. рублей, сумму равную годовому районному бюджету. Кроме прямых инвестиций в 36 млн. долларов в строительство установки, Воткинск должен был получить 300-500 рабочих мест. За счет американцев планировалось развивать социальную инфраструктуру и строительные предприятия: согласно условиям договора, большинство заказов должны были быть размещены на предприятиях Воткинска. Продукт утилизации - алюминиевый порошок и отбеливатель - оставался в Удмуртии.

Но радужные перспективы были отправлены в утиль раньше самих ракет.

Угроза действием

Как утверждает один из военных сайтов, руководство Пермской области еще при прежнем губернаторе Геннадии Игумнове активно лоббировало передачу строительства объекта Перми. То, что Геннадий Игумнов выступал за строительство установки в Перми, всем известно, но то, что и нынешний губернатор Юрий Трутнев стал сторонником такого шага - для пермяков большая новость. Ведь в 1997 году, будучи мэром Перми, Ю. Трутнев принимал активное участие в митинге против утилизации ракет в областном центре. Некоторые считают, что твердость позиции Трутнева в ракетном вопросе, помогла ему в 2000 году стать губернатором.

В отличие от жителей Воткинска, знавших о строящемся объекте все, пермяки не знают ничего. Начальник отдела промышленной безопасности и окружающей среды завода "Машиностроитель" Айрат Аглиев, отказался, ссылаясь на секретность, сообщить мне на каком расстоянии от жилой зоны находится пресловутый полигон. Однако генеральный директор завода Владимир Ломаев в интервью "Пермским новостям" был более откровенен и сообщил, что американцы провели несколько авиасъемок территории у завода им. Кирова, чтобы убедиться: расстояние жилой зоны от объекта соответствует не только российским, но и мировым нормам. Кто их видел эти "мировые нормы"? Удивляет и то, что американцам можно знать жизненно важную для нас цифру, а нам - нельзя. И почему же американская установка по утилизации РДТТ расположена не в Вашингтоне, а в малонаселенной пустыне? Кроме того, действующую в США установку нельзя считать экологически чистой, потому что она дает 5% токсичных, вредных выбросов в атмосферу.

Завод им. С.М. Кирова - конечная остановка городского автобуса в Кировском районе Перми, полигон начинается сразу же за предприятием и простирается вдоль берега реки Камы. Напротив полигона - на другом берегу, на расстоянии около километра находятся деревни и детские летние лагеря.

И хотя утилизация ракетных двигателей уже началась, щедрых американских посул мы еще не слышали. Однако американцы держат процесс под контролем. На два выходных (!) дня - 16 и 17 августа - в Пермь приезжал председатель комитета по международным делам Конгресса США сенатор Ричард Лугар. Он посетил завод "Машиностроитель" и завод им. Кирова "с целью изучения выполнения Соглашения между РФ и США относительно хранения, уничтожения и предотвращения распространения оружия (от 17 июня 1992 года)". Произошло еще одно, на первый взгляд положительное, событие, тем не менее, подтверждающее наши худшие опасения. В Перми появился и первый (!) в России территориальный информационно-аналитический центр экологического мониторинга (ТИАЦ), оснащенный современным компьютерным и аналитическим оборудованием стоимостью в 150 тысяч евро. Теперь нам могут сказать: "Экологический мониторинг проводится, все в порядке". Поэтому не вызывает сомнений, что формально областной центр полностью готов к реализации проекта по утилизации. Остаются открытыми два вопроса: хочет ли этого народ и как вся эта военно-промышленная инициатива отразится на здоровье пермяков.

Деньги на памятник

916 ракет собирались утилизировать в Воткинске, сколько будет уничтожено в Перми - военная тайна. Поэтому будем говорить о том, что нам известно наверняка. Генеральный директор ГПО "Воткинский завод" В. Толмачев в интервью газете "Трудовая вахта" (24 июля 1998 г.) сказал: "В результате анализа продуктов сгорания твердых ракетных топлив было установлено, ... что процесс является мощным источником изомеров диоксинов, дибензофуранов и бифенилов, распространяемых, как в приземном слое, так и в верхних слоях атмосферы". По исследованиям академика РАЕН В. Худолея, диоксины и диоксиноподобные соединения являются "суперэкотоксикантами, клеточными ядами, поражающими все живое и вызывающими рак". Опасность диоксинов обусловлена их высочайшей токсичностью даже в малых концентрациях, чрезвычайно большой устойчивостью к разложению, способностью сохраняться в среде десятки лет и мигрировать в пищевые цепи животных и человека. Диоксины называют "химическим СПИДом", попадая в организм человека, они задают разрушительную программу на генном уровне. Но и без диоксинов вредных выбросов в Перми и окрестностях значительно выше нормы. В целом по области наблюдается рост смертности, превышение ее над рождаемостью составляет около 40 процентов.

В настоящее время в мире не создано технологий, гарантирующих полную безопасность ликвидации твердых ракетных топлив.

Именно потому, что комплекс по утилизации ракет представляет серьезную угрозу для здоровья людей, в Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР по Пермской области до сих пор не поступило на него никакой документации. Тем не менее, проект, не прошедший никаких экспертиз, внедряется в жизнь. Оборонщики вот только сетуют, что американцы урезают финансирование проекта, экономя на всем. Нет у пермяков особой надежды и на финансирование проекта в полном объеме российской стороной. Вот такой абсурд. Оборонщики переживают не по поводу нарушения российских законов, и не из-за того, что подвергают опасности миллионный город. А из-за денег.

Жители когда-то закрытого областного центра, почти целиком работавшего на оборону страны, понимают, что ракеты надо утилизировать. Но почему в городской черте, когда в сорока минутах езды от Перми есть бывший военный городок, где стояла ракетная дивизия? Может, сначала все обсудить, выслушать мнение специалистов, провести общественную и государственную экологические экспертизы? Ну, чтобы потом не было мучительно больно...

Ирина Артемова
Размещено 28.08.2003

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №8(65)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.