НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

№9 (66)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Пенсия

А ну-ка, дедушки-деушки-баушки..!

Роберт Петрович Белов - пермский писатель, журналист, редактор. В прошлом номере "ЛД" мы публиковали его материал о Екатерине Гашевой, тринадцатилетней пермской девочке, ставшей лауреатом поэтического конкурса ИЛЬЯвят, проходящем в рамках российской Илья-Премии. Сегодня Роберт Петрович продолжает свой рассказ о пермских литераторах.

А кто ваши деды?..
Ваши деды…

Анна БердичевскаяЧто серьезно: очень жаль, не успел выйти именно в те именинные дни Кати Гашевой первый сборник стихов ее деда, незабвенного и неподражаемого Бориса Владимировича Гашева. В Москве. При жизни ему своей отдельной стиховой книжки так и не суждено было увидеть. В августе книга с прозрачным названием "Невидимка" вышла в свет. Постаралась издатель и поэт Анна Бердичевская, бывшая пермская журналистка.

Все надеялись, что прекрасная, но удивительная станет подсовывать нам не одни только незадачи. Жизнь наша рутинная почти сплошь составлена из пустяков, и неплохо, коли они хотя бы занимательны. Конечно, как ведь на что посмотреть; старая песня - полупустой стакан, или же наполовину полный. Помню, что мне, врожденному верхогляду и пофигисту, не какие-нибудь съевшие пуд пермянки деды-краеведы, не наукообразный Б.Н. Назаровский, не ученый-фантаст по местной истории А.К. Шарц, не залихватский заливальщик в таком деле А.Н. Спешилов, не филологические фантазеры-писатели Домнин-Давыдычев, а юная Анечка Бердичевская пересказала легенду о якобы пермских прототипах "Трех сестер", а Леня Юзефович - о рериховском "Спасе" в бывшей часовне-усыпальнице Каменских, прямо в Лик которого, в глаз врезалась какая-то балка (во что только не обращали это изначально святое место, в период самого что ни на есть развитого социализма там обретался общественный сортир). Когда они поженились, мнилось - трудно сыскать пару более ладную. Да однако ж не заладилась их парная жизнь. На внучонка теперь молятся порознь…

Римма ГуртовскаяЧто уж тут попишешь, когда даже и на вполне прохожей части нашей зебры-юдоли полоски для шагания в тихой радости бывают обозначены еле-еле. "Помнишь, Ирка? Над Камой сидим и смеемся легко. Молодое вино потихоньку в крови занывает. Наши звезды, казалось, стояли тогда высоко… Доктор Чехов не знал, что в Перми и Три брата бывает. Ах, Ирина, ах, Римма! - где Лешей придуманный сад? Для кого-то он ярче горит, для кого-то все горьче… Там когда-то над нами кружил и кружил листопад… Но рубинно-рябиновый вкус на губах неразборчив", "…И туманно две Анны не смотрят тем мальчикам вслед…" - из опубликованных в "ЛД" стихов Нади Гашевой. Еще не успели мы поздравить Анну с рождением внука как похоронили Римму Дмитриевну Гуртовую (Стафееву), прекраснейшую и добросерднейшую женщину (она долгое время работала в отделе культуры Пермского облсофпрофа, знала, привечала и помогала многим). После недавнего, как раз год как всего, ухода Леши Решетова*.

Никакого тут, естественно, нового откровения нет - в постоянном ощущении причастности смерти к рождению (самого конца концов к началу новых начал - и где начало того конца, которым оканчивается начало?), радости и горечи, фарса с трагедией, но и каждый раз человек будет смотреть на это столь же глубокомысленно, как баран на новые ворота или известный осел на две охапки сена. А и "Что лучше - живой осел или мертвый лев?" - как недавно высказался герой предпоследней из на сегодня написанных пьес Ксюши Гашевой.

И именно в эти же, и без того густоватые, дни Юра Беликов привез из Москвы авторские экземпляры альманаха "Илья" ("Дом Ильи").

Издание это, как у нас в приметных делах чуть ли не сплошь водится, произошло на сплетении таланта с трагедией. Илья Тюрин, чье имя альманах носит, парень с огромными задатками, только отчасти, но вполне масштабно реализованными, поэт и эссеист прежде всего, погиб девятнадцатилетним. Утонул - и все. Заголовок стихотворения - ОСЕНЬ: "Я не думал дожить до тебя - так и стало, не дожил" (провидение его самого, все случилось в последних числах августа 1999-го). Не любил, вспоминают, воду, купаться: в самую жарь, когда вовсю пластали подмосковные торфяники, отшучивался на соблазны - "Не заманите". "Я скоро, может быть, сойду с пути земного, Когда один (нельзя вдвоем) спущусь глубоко…" Товарищ нырял за ним, искал, как умел - не судьба. "Я счастлив, что нащупал дно ногой, Где твердо им, где все они сохранны. Я возвращусь, гоним судьбой другой, - как пузырек под моечные краны".

Задним умом теперь вольно, как Бог на душу положит, интерпретировать, варьировать и комментировать все им сказанное и недосказанное, сделанное и какое могло бы стать сделанным. Но - неуловимо и непосильно. Вот как попробовали суммировать в нем заложенное его дружок, с которым Илья последний раз ступал по земле и видел небо, и того друга мама, - Петр и Наталья Быстровы: "За его изысканной литературной манерой, в которой сочетаются деловитость, серьезность, глубина, артистизм, эрудиция, прятался абсолютно необычный характер; в нем все было неровно, неудобно, ярко, резко, странно и противоречиво одновременно: одинокость, дружба, амбиции, гордость, верность, неуверенность, агрессия, бесстрастность, страсть, сдержанность, резкость, восторг, ненависть, надежды, сарказм, интимность, закрытость, уединенность (даже в компании), глобальные теории, мелкая неуступчивость, сила, слабость, точность, фантазия, химия, музыка, поэзия, проза - и так до конца". До того момента, когда он уже ступил на "Ступень, где мы неповторимы" "И превратимся в имя": это опять сам Илья. "Альманах назван именем Ильи Тюрина, чей уход из жизни навсегда ранил знавших поэта. После его гибели было невыносимое чувство бессилия, и невозможно было представить себе, каким образом и что теперь вообще может происходить дальше: 24 августа 1999 года все кончилось… Но - факт, или чудо: что-то новое началось, причем мощно - его собственной книгой! - и развивается, уже плодоносит" - Быстровы. Его книга "Письмо", Фонд памяти Ильи Тюрина, Илья-Премия, издание альманаха, одноименный с ним сайт "Дом Ильи", действенная сопричастность всего названного с беликовской акцией "Приют неизвестных поэтов" и "Дикороссами" - это лишь только то, что я знаю.

А так… Все оно по той непременной схеме, которую эдак вот обозначила подряд цитируемая здесь мною Наталья Быстрова: "Жизнь, любовь, смерть - словно тройка, семерка, туз". Пореже бы только эти три обязательные картишки прикупались и осклабливались сволочною пиковою дамою.

Пермяки в том издании, похоже, прописаны-пропечатаны напостоянно. Первая книга "Дома Ильи" - Дима Банников, один из финалистов первого конкурса Илья-Премия; Юра Беликов (член редсовета и жюри и уже в силу одного этого автор множества обязательных надлежащих биолитаннотаций, комментариев и статей; ну уж, в нарушение алфавитки тут же тогда и Валя Курбатов, все равно будто наш, перемской, - то же самое); Арсений Бессонов, один из двух лауреатов первого конкурса; Боря Гашев, в мемориале "Monumentum"; Андрей Цой, финалист. По числу причастных сборнику имен с Пермью соперничает только даже и не Москва, а, скорее, Красноярск да, пожалуй, Вологда, и тоже ж они вроде бы нам сродни - хотя бы по астафьевским делам. А во втором выпуске, втайне видимо вдохновленные и ведомые вобразом (так) водительницы-воительницы новоявленной львицы Катюши Гашевой, пермяки вообще превозмогли-превысили вся и все, и себя в сем числе.

"Дом" - как дом: поделен устроителями на соответствующие функциональные помещения, с жилыми и гостевыми апартаментами, служебками. Подвалов я лично не усмотрел, в сортиры пока не заглядывал. Котел варит, "Чердак" имеется, крыша вроде бы еще не поехала. Для белых людей предназначен "Парадный вход"; таковыми здесь почитаются люди предпочтительно молодые. Ваш же покорный слуга со своим "В огороде бузина" угадил прямо в "Клумбу". А с прощанием по Лешке Решетову - по соседству, в "Monumentum"е, на свойское родимое кладбище. "И мы-ы посередине"...

Роберт Белов
Размещено 05.10.2003

* Годовщина исполняется 29 сентября. В этот день в Березниках и Екатеринбурге будут установлены мемориальные доски. Ранее в Березниках именем Решетова была названа площадь перед калийным рудником и проходной, через которые он более тридцати лет ходил, вблизи дома, где он долгое время жил. Доска и будет установлена на рудничном здании, расположенном на площади. И еще: в Павловске инициативой В. Михайлюка заложен "Лешей придуманный (Рябиновый) сад. 29-го Михайлюк же вместе с представителями "ЛУКойла", спонсирующими это дело и специалистами будут подбирать территорию для такого же, только задумываемого куда внушительнее, сада в Усолье рядом с Березниками. - Ред.

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.