НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

№9 (66)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Мониторинг

От экологического конфликта - к межнациональному

В цехе Павловского камнерезного предприятияСтароста деревни Павлово Ординского района Марина Вахрушева обратилась от имени своих земляков с письмом к Президенту России Владимиру Владимировичу Путину. Павловцы, измученные экологическими проблемами, требуют от Президента не очень много: "Ликвидировать все нефтяные объекты в радиусе 5 км от деревни, очистить речку и площадки от нефтешламов, рекультивировать земли, выплатить населению компенсацию, согласно статье 79 федерального закона "Об охране окружающей среды", обеспечить обследование и лечение всего населения д. Павлово, обеспечить население питьевой водой взамен речки, возместить материальный и моральный вред за разрушенное кладбище в д. Курилы, восстановить дорогу и мост в д. Павлово, признать Павлово зоной чрезвычайного бедствия". Письмо Президенту было написано в конце июля после схода жителей деревни, когда стало ясно, что надеяться павловцам больше не на кого.

В течение года межведомственная комиссия проводила комплексную экспертизу экологической ситуации в деревне Павлово, чтобы выяснить, влияет ли нефтедобыча на здоровье жителей и состояние окружающей среды. Для оглашения итогов работы комиссии в середине июля и состоялся сход жителей, на который приехали представители общественных экологических организаций, Центра Госсанэпиднадзора, Института детской экопатологии, уполномоченный по правам человека в Пермской области С.Матвеев, руководители ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефть". Поскольку "ЛУКойл" в Прикамье - "священная корова", то можно было бы и не проводить никаких экспертиз, а сразу объявить приговор: "Деревня Павлово не является зоной экологического бедствия". Жители встретили это заявление выкриками: "Не верим! Все куплено!"

Однако итоги работы комиссии противоречат "Программе мероприятий по улучшению экологической и санитарно-гигиенической ситуации в районе д. Павлово Ординского района", включающей 27 мероприятий. На медико-экологическую реабилитацию детского и взрослого населения до конца года планируется затратить 1 млн. рублей. Как же это согласуется с заявлением заместителя директора института детской экопатологии Ольги Устиновой? Вот что она сказала: "Проблемы со здоровьем детей в Павлово в основном связаны с обычными болезнями детского возраста, которые случаются в это время. Заболеваний, вызванных воздействием превышенных токсикантов, иначе говоря, отравлений, среди детей не зарегистрировано. Есть заболевания аллергической природы, которые проявляются в виде аллергических дерматитов. Заболевания желудочно-кишечного тракта связаны с паразитарным поражением желчевыводящих путей. Как у взрослых, так и у детей гастриты, поражения кишечника - дисбактериозы. Естественно, это сельский район со всеми складывающимися проблемами социально-экономического характера. Уровень содержания промышленные токсикантов в биологических средах не является таким, который требует каких-то чрезвычайных мер. У нас есть огромное количество территорий, где проблемы намного сложнее: Кизеловский район, Березники, город Пермь. И, тем не менее, мы ездили в Павлово в течение года и проводили исследования".

Если все не так плохо в Павлово, почему выделяются деньги на медико-экологическую реабилитацию населения? И если в Кизеле, Березниках и Перми "проблемы намного сложнее", как они решаются? Помнится, дамы-профессора из института детской экопатологии года два назад грозились по анализам юных пациентов начать определять предприятия, чья деятельность отрицательным образом влияет на здоровье детей. И даже - о ужас! - лечить детей за счет таких предприятий. Но что-то не слышно ничего о подобных акциях. Чтобы вступать в конфликт с так называемой финансовой элитой, надо обладать гражданским мужеством. Гораздо проще обвинить во всем тех, кто "права не имеет", как это было в Павлово. И суррогаты, мол, употребляют, и руки не моют. А то, что деревня - 150 человек - пьет с весны 1997 года техническую воду с нефтепродуктами, это мелочи. Чай, не баре, не отравятся. И на здоровье павловцев это никак не должно отразиться, если следовать логике устиновых.

Только если рассуждать по справедливости, одного факта отсутствия в деревне в течение шести (!) лет питьевой воды хватило бы для судебного разбирательства с "ЛУКойлом". Ведь именно из-за деятельности нефтяников чистейшая когда-то река Тураевка покрылась нефтяной пленкой. В Павлово подвели воду из Ирени, ее берут ниже места впадения нефтеносной Тураевки. Жителей предупредили, что вода техническая, то есть только для "постирать-помыть". Тем не менее, люди вынуждены пить эту воду, так как в Тураевке вода еще хуже. Сами же нефтяники пьют привозную воду.

В "Программе" есть пункт по воде, ее теперь должны завозить раз в два дня. Предполагается затратить 500 тыс. рублей на разработку проекта по постоянному обеспечению жителей водой. О том, когда этот проект будет реализован, в "Программе" нет ни слова. Зато сказано об "усилении контроля за реализацией фальсифицированных спиртных напитков". Полагаю, намек ясен.

К июлю была намечена "разработка специальной охранной зоны д. Павлово с учетом ее географического положения". Этот пункт не выполнен и в сентябре. А ведь вслед за этим должно произойти "прекращение производственной деятельности объектов добычи нефти в пределах установленной охранной зоны". Нефтяники раньше утверждали, что в Павлово соблюдены все санитарные нормы. Откуда же взялась идея охранной зоны? Дело в том, что добыча нефти в Ординском районе малорентабельна, нефтепромысловое оборудование устарело. В Заполярье, куда в этом году выдвинулось ООО "ЛУКойл-Пермнефть", к примеру, скважина № 47 на Мядсейском месторождении дает 800 тонн нефти, то есть в десятки раз больше, чем любая скважина в Павлово. Три заполярных месторождения нефти: Мядсейское, Тобойское и Медынское нынешним летом введены "ЛУКойлом" в пробную эксплуатацию. Нефть грузят на танкеры и по Баренцевому морю везут куда надо.

Теперь под закрытие скважин в Ординском районе будет подведена социально-экологическая база, хотя их все равно бы закрыли. Вся ответственность за сворачивание добычи нефти перекладывается на плечи павловцев. Рабочим-нефтяникам объявляют, что скоро их уволят по вине неугомонных активистов, а в особенности из-за старосты деревни Марины Вахрушевой. В адрес Марины и ее соратников уже неоднократно звучали угрозы со стороны нефтяников: "Если работа кончится, вас всех перережут". Письменные заявления в милицию Ординского района об этих угрозах остаются без внимания. Проблема осложняется тем, что большая часть местного персонала "ЛУКойл-Пермнефти" - жители татарской деревни Карьево, а Павлово - русская деревня. По утверждению павловцев, конфликт постепенно становится межнациональным. "Сотни лет наши деревни стояли рядом, и никогда ничего подобного не было", - говорит Марина. Марина считает, что если бы 55 миллионов рублей, выделенные на реализацию "Программы", отдали 46 деревенским семьям, то люди уехали бы из Павлово.

Что же будет дальше с Павлово? Трудно предугадать. Во всяком случае, радует уже то, что руководство "ЛУКойла" пытается решить проблему. Пусть не всегда соблюдая приличия и сроки реализации пунктов "Программы". Но на то и общественность, чтобы "ЛУКойл" не дремал.

Ирина Артемова
Размещено 05.10.2003

P.S. Пермская гражданская палата приняла решение о проведении гражданского мониторинга исполнения "Программы мероприятий по улучшению экологической и санитарно-гигиенической ситуации в районе д. Павлово Ординского района". Сотрудники Палаты и собкор газеты "Версты" Ирина Артемова ежемесячно будут отслеживать выполнение мероприятий по всем 27 пунктам Программы. Результаты мониторинга будут доводиться до сведения жителей деревни Павлово, руководства ООО "ЛУКойл-ПЕРМНЕФТЬ", областных природоохранных ведомств и губернатора Пермской области.

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.