НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

№9 (66)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Закон

У семи нянек закон без глазу

C Юлей Зиновьевой беседует заместитель директора ПРПЦ Виктор Александрович Краснобаев. Фото Владимира ВедерниковаНесчастья лучшим образом говорят нам, что такое счастье. Простое житейское счастье пришло в семью Зиновьевых. После долгих месяцев испытаний и несправедливостей, выпавших на семью по прямой вине представителей буквально всех звеньев нашей правоохранительной и судебной системы. Вернулась несправедливо осужденная дочь Юля. Причем ангелами-хранителями в судьбе девочки-подростка, ангелами-исправителями судебной ошибки стали ни кто иные, как работники воспитательной колонии. На то оно и исправительное учреждение.

Впрочем, немалую роль в судьбе девочки сыграли председатель Центра содействия реформе уголовного права, член Комиссии по правам человека при Президенте Валерий Абрамкин, который часто бывает в колонии, и сотрудники Пермского регионального правозащитного центра, куда он передал информацию.

…Сотрудники Новооскольской воспитательной колонии, что на Белгородчине, обнаружили в приговорах сразу двух прибывших девочек вопиющую судебную ошибку: на момент совершения деяний, в которых обвинялись, они не достигли возраста уголовной ответственности. Одна из осужденных - Юля Зиновьева из Соликамска, другая - Саша Корнеева из Новгородской области.

Судебная подстава вскрылась в начале июня этого года. Оперативно действовал местный прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Н.Головин. Он известил своих пермских коллег, что Зиновьева на момент совершения преступления и даже на момент вынесения приговора Соликамским городским судом не достигла шестнадцатилетнего возраста и в связи с этим просил поставить вопрос об отмене приговора, всех последующих судебных решений и ее освобождении.

Уголовный кодекс, что ли давно не читали на Урале? Например, статью 20, которая гласит, что за совершение преступления, предусмотренного статьей 113 УК РФ, уголовная ответственность наступает с 16-ти лет.

Между тем проблемой освобождения обеих девочек-подростков занялись правозащитники и члены Комиссии по правам человека. Так Сашу Корнееву удалось освободить 19 августа, и то спустя более трех недель после вынесения судебного решения об отмене приговора. С Юлей Зиновьевой гораздо путаней получилось. По непонятным причинам представление белгородского прокурора затерялось по дороге в Пермскую прокуратуру. Дело Зиновьевой на заседании Президиума Пермского областного суда было рассмотрено только 29 августа.

Но перенесемся на два года назад. Семья Зиновьевых тогда переехала в Соликамск. Три старших сестры Юли, уже взрослые, жили своей жизнью в других городах. Переехали впятером: родители, Юля и две младшенькие сестренки-близняшки.

Отец, классный водитель, так и не смог найти работу в новом городе. Перебивался случайными заработками. Иногда рулил грузчиком на рынке. Стал попивать. Единственный стабильный доход семьи - мамина пенсия меньше двух тысяч рублей. Дали как многодетной матери. Доходы такие, что не хватает даже на телевизор.

В Соликамске Юлия легко ладила с новыми одноклассниками. Три одноклассницы сами предложили ей свою дружбу. Погулять можно вместе. Словно опасаясь чего-то, Юля призналась маме: "Они ничему хорошему не могут меня научить". Подружки не ночевали дома. Дурные примеры притягательнее хороших правил. На второй год после переезда в Соликамск Юля еще отпрашиваться, если должна была прийти после 10 вечера. А потом и отпрашиваться перестала, отлучалась из дома на ночь. Наутро объясняла, что задержалась у подружки и ночевать осталась. Мама реагировала по-разному: разговаривала и грубо, и по-хорошему. Дочка обещала: "Мамочка, я больше не буду".

В очередную свою отлучку, 14 февраля прошлого года, пятнадцатилетняя Юля вместе с тремя другими подростками пришла в гости к несовершеннолетней Веронике Курниковой в один из домов по улице Набережная. Оставшаяся за хозяйку, та вместе с гостями стала предъявлять Юле претензии, достойные латиноамериканских сериалов. Мол, у одной друга отбила, про другую сплетни распускаешь. Непонятно, чем руководствовался еще один участник этой ночной гостевой драмы - так и не выросший из штанишек начальной школы Лысак, подросток тринадцати лет.

Ясно, что границы латиноамериканских страстей превысят любую телевизионную диагональ. А за этой неограниченностью жарких разбирательств следовало одно: жди беды. Для того, чтобы подкрепить правоту своих слов, юная хозяйка и ночной гость Лысак по очереди, несколько раз ударили обвиняемую гостью разделочной доской по голове. Представили? Да? За то вы себе не представляете, как потом ударят следствие, адвокаты, прокурор, суд. Разделочной статьей по голове. Двухмесячным ознакомительным путешествиям девочки по золотому кольцу образцовых следственных изоляторам России с бесконечными передачами от конвоя к конвою.

Что же случилось дальше в ночной квартире по улице Набережной? Юля нанесла ответный удар той же самой разделочной доской? Нет. Подросток Лысак, не в меру озверевший, взял ножницы и ритуально состриг прядь волос с головы Зиновьевой. А хозяйка галантно поддержала его и сожгла над газом шарф бедной гостьи.

Дальше что? Последовали ритуальные галантерейные извинения и преувеличенные заверения в том, что произошло досадное недоразумение? Давайте лучше для объективности картинки процитируем приговор Соликамского горсуда.

Итак, суд установил: "Дусакова, Курникова и Лысак высказывались в адрес Зиновьевой грубой бранью, оскорбляя последнюю. Курникова, не давая Зиновьевой возможности уйти из квартиры, спрятала ее одежду, затем вместе с Дусаковой стали удерживать подсудимую, а Лысак держал ее за волосы, не давая открыть входную дверь". Как воспринимать все эти агрессивные действия диковатых подростков в ночной квартире без взрослых людей? Что это, коллективное чаепитие?

Что эти милейшие могли успеть натворить еще и что бы тогда сказал суд? Не будем фантазировать, а продолжим цитату из приговора: "Зиновьева вырвалась от них, забежала на кухню, схватила со стола кухонный нож и, находясь в состоянии сильного душевного волнения, держа в руке нож, потребовала, чтобы… вернули ей одежду и дали возможность уйти из квартиры".

Развязка наступила скоро. Из показаний Зиновьевой: "Она вырвалась, схватила на кухне со стола нож и потребовала, чтобы ей отдали одежду, чтоб не подходили к ней. Она плакала и кричала, была очень возбуждена. Схватила Ефимову за одежду, прижала к стене в прихожей и приставила к животу нож. Ефимова засмеялась и ушла в комнату. В это время Лысак ударил ее по голове деревянным бруском. Ей стало очень больно. Она схватилась одной рукой за брусок. Дальнейшие события помнит плохо. Помнит, что ревела. Кричала… Осознала, что ударила ножом, крикнула, чтобы вызвали "скорую помощь". У нее была истерика. Ударила Лысака, так как находилась в очень возбужденном состоянии. Ей было больно голову от его удара, обидно, что Лысак и девочки ее унижали и оскорбляли. Во время конфликта она неоднократно просила отпустить ее домой, никого не оскорбляла. В настоящее время в содеянном раскаивается".

Соликамский горсуд, состоявшийся в конце мая 2002 года, квалифицировал действия подсудимой по ст.113 УК РФ, так как она умышленно причинила тяжкий вред здоровью потерпевшего в состоянии внезапно возникшего сильного душевно волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством и тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Суд посчитал так. Но что означает формулировка "умышленно причинила ... в состоянии аффекта", тем более вызванного насилием, смело могу утверждать, непонятна ни простодушным жителям острова Пасхи, ни в других более цивилизованных местах нашей планеты.

Впрочем, бывают исключения.

В итоге суд назначил Зиновьевой наказание в виде 1 года лишения свободы, но в силу ст.73 УК РФ условное с испытательным сроком в один год, если в течение этого срока подсудимая своим поведением докажет свое исправление.

Бойкий паренек, чьи действия были названы в приговоре противоправными, в течение двух недель пробыл на стационарном лечение. А с мамы и отца Юли за лечение паренька суд решил взыскать суммы чуть ли не в три маминых пенсии, кроме того, приговорил к возмещению морального вреда - по 3500 рублей с каждого родителя.

По каким-то причинам Юля не исполняла обязательства периодически отмечаться в "милиции", как сказали бы в народе. Уже одним этим нарушала условия назначенного испытательного срока. Как скажет мама, за это Юле добавили еще два месяца.

Подругами мама и дочь не были. Дочь скрытничала. Ее мама, Лариса Викторовна, в разговоре со мной вспомнила такой случай. Как-то дочь не ночевала дома - на неделю уехала в Березники. Вернулась. Дома жарко, а Юля свитера с длинными рукавами все время носит. Мама забеспокоилась: вдруг на руках скрывает следы от употребления наркотиков. "Дай посмотрю" - увидела четыре пореза от ножа или лезвия. - "Юля, в чем дело?" - "А меня довели. Решила доказать, что не боюсь. А потом боялась домой возвращаться, уехала в Березники".

Уже после суда в доме случился конфликт. Отец никогда пальцем детей не трогал, а тут подвыпил, и получилась такая история. Юля привела девочку, сбежавшую из детдома, и та жила в доме целую неделю. Из-за этого и произошел скандал. "Мама, она хочет жить в семье". - "Юля, мне и так вас всех вот так хватило с лихвой - шестерых поднять. Не надо нам чужих людей". Дочь нагрубила - в ответ получила пощечину от матери, на что сдала сдачу. Отец это увидел - взял стул и ударил дочь стулом по голове. Дело закончилось тем, что тут же всех детей из дома забрали в соседний приют на неделю. Сказали, что создадут комиссию, которая посмотрит условия проживания. Участковый микрорайона Красный, что уводил детей, даже не удосужился подняться в квартиру, чтобы разобраться.

Испытательный срок Юли рушился. На заседании Комиссии по делам несовершеннолетних сотрудник ОППН настоял: закрыть, как он выразился Юлю. Причины: прогуливает школу, бродяжничает.

28 марта 2003 года в зале Соликамского горсуда Юля была взята под стражу и направлена для отбывания наказания в воспитательную колонию с исчислением срока со дня взятия под стражу. Судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда оставила данное постановления без изменения.

С Ларисой Викторовной я разговаривал в августе. Она показала пачку юлиных писем из колонии. Те, что писала сама, почему-то не дошли до дочери. А вот, что писала Юля в одном из своих последних писем домой: "Здравствуй, моя дорогая мамочка, папа и сладкие мои сестренки…Мамуня, может, что-то случилось? Ты не молчи, ответь мне. Напиши хоть, как там у вас дела. Ведь я не прошу у вас больше ничего. Я очень сильно за вас переживаю. Как у тебя здоровье. Что, вы уже меня забыли? Я надеюсь, этого никогда не произойдет". В письме она писала, что простила отца. О колонистском житье-бытье. О том, что считает дни, оставшиеся до окончания срока и что почему-то вспоминает старый дом и как она возвращается на родной порог. Завершалось послание стихами, посвященными маме.

Мама надеялась на скорую встречу. Делом Юли занялись в Пермском региональном правозащитном центре. Подсказали, как грамотно действовать дальше, помогли составить ходатайство в Президиум Пермского областного суда. Помогала и сопровождала Ларису Викторовну в суд юрист-консультант регионального правозащитного центра Елена Першакова.

Только 18 августа областной прокуратурой в Президиум Пермского областного суда было привнесено надзорное представление об отмене приговора Соликамского городского суда от 27 мая 2002 года и всех последующих судебных решений в отношении Юли Зиновьевой и о прекращении производства по уголовному делу. А 29 августа дело Зиновьевой было рассмотрено на Президиуме облсуда.

Накануне заседания мы встретились с председателем Пермского регионального правозащитного центра Сергеем Исаевым. Вот как он прокомментировал случившееся:
- То, что произошло, можно объяснить чудовищным пренебрежением к судьбе человека со стороны многих-многих профессионально работающих, профессионально обученных специалистов. Девочку задержали за совершенное предполагаемое преступление (надо еще разобраться было ли это преступлением или самообороной), когда ей было 15 лет. Этот факт пропустила и следователь милиции, и первый адвокат, который требовал с матери Юли оплаты своей работы, хотя известно, что если человек заявляет о своей несостоятельности (в данном случае речь идет о многодетной семье, хотелось бы это подчеркнуть; речь к тому же идет о семье, в которой не работает глава семьи), следователь должен привлекать адвоката за счет государства. Второй адвокат в точности повторил эту процедуры. Вы понимаете, как работает адвокат, который не замечает, что девочке пятнадцать лет, то есть уголовной ответственности по предъявленному ей обвинению просто не наступает. Это говорит либо о профессиональных качествах адвоката, либо о редком нежелании вообще помогать кому бы то ни было. Адвокатская этика здесь нарушалась сплошь и рядом.

Не заметил данного факта ни адвокат, ни судья, ни прокурор, который представлял государственное обвинение. И девочка в пятнадцать лет была по сути предоставлена самой себе. Может ли пятнадцатилетний человек противостоять отряду специалистов, профессионалам в кавычках?

Видимо, никакой реакции не последовало еще и потому, что Юля была осуждена условно. Но то, что случилось дальше, тоже заслуживает разговора. В суд ушло представление о ненадлежащем поведении девочки в период условного отбывания наказания. Суд принимает решение о замене ее условного лишения свободы на реальное отбытие наказания. Причем Юля сама пишет кассационную жалобу, которую областной суд оставляет без удовлетворения, опять-таки не вдаваясь в подробности первого приговора.

И только когда материалы поступили в спецчасть Новооскольской воспитательной колонии, обнаружилось, что девочка осуждена незаконно. Материалы были переданы прокурору по надзору, и он в соответствии с законом направил надзорное представлении в Пермскую областную прокуратуру. Это случилось 17 июня, тем не менее в нашей прокуратуре утверждают, что представление прокурора Белгородской области не поступало. Я обращался с запросом с целью ускорить ход дела к прокурору области. Наше обращение было проверено, и областная прокуратура, убедившись в том, что повод для вынесения надзорного представления есть, вышла с этим представлением в областной суд.

Надо отметить, что как только делу был дан ход, все стало происходить по ускоренной процедуре. Но на этом дело Зиновьевой не заканчивается, потому что есть претензии к адвокатам, к прокуратуре. К суду и так далее.

Сергей Исаев оказался прав. Состоявшийся 29 августа Президиум областного суд отменил первоначальный приговор, как и все последующие судебные решения, а так же признал право Юли Зиновьевой на реабилитацию, что включает в себя право на возмещение материального и морального вреда и восстановление в иных правах.

Но вот случилась незадача: радостная для Юли весть о ее освобождении ушла в Новооскольскую колонию не по спецсвязи, а обычной почтой. Это означало, что освобождена она была позднее. Одна надежда оставалась на сотрудников колонии, что со своей задачей они справятся еще оперативней, чем раньше. В судьбе Юли есть и их совестливый и кропотливый труд.

Вместо послесловия
… 12 сентября на железнодорожном вокзале Пермь-2 Юлю встречали сотрудники регионального правозащитного центра.

Владислав Викторов
Размещено 05.10.2003

Белгородская область, г. Новый Оскол, ул. Красноармейская, 12, ВК-4
Начальнику учреждения Федоренко Н.И.

Уважаемая Надежда Ивановна!
Во вверенном Вам учреждении отбывают наказание несовершеннолетние девушки из различных регионов страны, в том числе и из Пермской области.
В связи с делом Юли Зиновьевой разрешите выразить Вам и Вашим сотрудникам большую благодарность за неформальное отношение к нелегкому и важному делу, ведь ни суд, ни прокуратура, ни адвокаты, обязанные блюсти законы, не заметили такого вопиющего их нарушения, а выявили все это именно в колонии.
Нам было приятно услышать от Юли при встрече теплые слова в адрес воспитателей и Ваш лично.

C уважением и.о. директора
Пермского регионального правозащитного центра
В.А. Краснобаев

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №9(66)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.