НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Точка зрения

Закамск - это что, пустыня?

Как будет произведена транспортировка ракет? Об этом должны знать общественные эксперты. Снимок журналиста Олега Голубева на станции Химградская, за который он был задержан сотрудниками Кировского РОВД с мотивировкой нарушения режима "секретности" (материал в прошлом номере)После публикации материалов на тему "утилизации ракет", в редакцию продолжают поступать письма читателей "ЛД". Одно из них - от пенсионерки Тамары Петровны Вологиной, бывшей работницы завода им. Кирова мы предлагаем вашему вниманию. С резкостью суждений Тамары Петровны можно не согласиться. Но одно нужно признать точно: общественность Перми должна получить ответы на вопросы, которые ставит наш читатель.

Здравствуй, редакция!
Я против ядерной помойки. Да, да! Именно такими словами я называла проект утилизации на митинге 1997 года во время выборов Юрия Петровича Трутнева. Тогда его приближенные мне угрожали психушкой и тюрьмой (я, видите ли, грубо выразилась. "План митинга испортила"). А народ эту мою жесткую позицию приветствовал. Хлопали в ладоши больше всех! Потому что поверили мне: я не у властной кормушки, мне обтекаемые фразы ни к чему. Кроме того, я знаю, что говорю - на производстве порохов на заводе им. Кирова проработала 11 лет.

"Ядерная помойка", конечно, образное высказывание. От сжигания твердотопливных ракет радиации, нам говорят, не ожидается. Однако опасности от "утилизации" не меньше, чем от ядерного взрыва! Тут точнее подойдет другое высказывание: "ракетная могила" или "пороховая бочка". Почему? При производстве порохов получили смертельные ожоги мои друзья Мария Митина, Борис Казаков… Вспоминаю, дрожь пробирает - много людей обгорели за время моей работы.

Твердое топливо, о котором идет речь при утилизации ракет, очень взрывоопасно! Сама ракета состоит из нескольких (когда трех, когда четырех) блоков. Два нижних "А" и "Б" - это наше "произведение искусства". С виду "изделие" похоже на остро отточенный карандаш. Только вместо грифеля в нем содержится взрывоопасная начинка. "Карандаш" не слабый. Вес только одного блока три тонны! Так что если рванет - то мокрого места в округе не останется.

Корпуса к блокам делали на заводе ПЗХО. На нашем предприятии после пескоструйки (кстати, адская работа!) в них помещали твердое топливо. Делали "бронировку": заливали специальным раствором зазор между корпусом и блоком. Вещество очень вредное для здоровья. Соединение "бронировки" очень прочное. Как предлагается все это разъединять? Насколько это будет безопасно?

В свое время, когда мы работали, в цех нельзя было проносить ничего металлического, даже копеечной монеты или булавки. От случайного попадания постороннего предмета в агрегат мог произойти взрыв. Мы рабочие это понимали и технику безопасности строго соблюдали. Однако взрывы и пожары были. И не один. Почему? До сих пор нам, простым людям, это неведомо. В эпоху холодной войны все окутывалось тайной. Хочу спросить: нынче, в "демократию", опять все засекретили?

Кстати, о секретности. Когда я прочитала в вашей газете о задержании журналиста Олега Голубева (об этом наша редакция печатала в предыдущем номере - ред.) за съемки вблизи предприятия, я откровенно хохотала. О том, что американцы производили аэрофотосъемку территории завода имени Кирова, заявил недавно в вашей же газете заместитель директора завода "Машиностроитель". Лицемерие! И до каких пор за секретностью (заметьте, для российских граждан) будут скрывать элементарную халатность и злоупотребления в вопросах экологии. По Конституции сведения о безопасности людей не могут быть тайной! Именно поэтому я лично хочу взглянуть на результаты государственной экспертизы. Что они там понаписали? Меня, работника завода, не обманешь!

Никак из памяти не выходит случай, когда одна моя знакомая, молодая работница, осталась без обеих рук. Не сработала тогда блокировка аппарата и произошло самовключение установки. Случился так называемый "механический сбой". А во время нынешней утилизации, насколько он возможен?

Посмотрела я на опубликованную недавно схему установки сжигания и обомлела: как они намереваются сдержать давление, которое, несомненно, получится при сгорании? На закрытом стенде это одно. А когда давлению некуда будет деваться? Как будет работать автоматика? В случае разлетится весь стенд и пострадает не один работник. Да чего уж там стенд…

В свое время мы шли на работу как на фронт. Правда, нас прекрасно тогда кормили. Бифштексы, ромштексы, шницеля, антрекоты... Эти названия мясных блюд я впервые узнавала в нашей заводской столовой. Прекрасно, ничего не скажешь! И молоко со сливочным маслом выдавали бесплатно. Только вот не "за здорово живешь" давались нам эти антрекоты. В производство порохов оказывало тяжелейшее влияние на желудочно-кишечную и легочную систему людей. Потому и кормили. Разные болезни провоцировало производство. Вспоминаю Эмму Наумову, жизнерадостную женщину, с которой мы вместе окончили школу мастеров при заводе. Смертельная болезнь рака крови оставила сиротой ее сынишку. А кто скажет, сколько всего работников и других жителей Закамска умерло от этой страшной болезни? Никто не скажет. Мне известно, что диагнозы во время смертей ставили другие… Но это отдельная тема для разговора.

Вы думаете, то, что я пишу, дела минувших дней? Ошибаетесь! Лично наблюдала, как 15 сентября этого года со стороны Закамска в сторону центра города плыли серо-черные облака. Я сразу почуяла неладное: трудно дышится, кругом пыль. Потом узнала: точно! В этот день происходило очередное сжигание топлива на открытом стенде. Когда я жила в Кировском районе, по звуку определяла, что и как сжигают. Интересно, а экологи на это как прореагировали? Скорее всего, никак. Слышала, у них нет своих станций "слежения". И смена ветра не дает возможности засечь нарушение норм ПДК. Еще мне известно, что основной контроль они ведут, исходя из докладов от самих предприятий. Это в каком государстве еще так делают?

В Америке сжигание ракет производят в пустыне штата Невада. А Закамск - это что, пустыня? С точки зрения соблюдения законности и экологии, видимо, да!

Мне было смешно, когда нашему губернатору представитель завода показывал на открытом стенде на деревья, объясняя безопасность процесса утилизации. По телевидению я это видела. Мол, посмотрите, Юрий Петрович, растут себе наши березки, зеленеют. Но ведь и школьникам известно, что природа создала особый запас "экологической" прочности для флоры. Деревья даже лучше растут от "всякой гадости" А вот насекомые в районе стенда почему-то не летают. Как вы думаете, господа "натуралисты", почему?

В своих заявлениях власти утверждают, что сжигание ракет - это внутрипроизводственный процесс. Согласна в одном: внутри производства все и будет спрятано. В том числе, например, причины ухудшения качества подземных вод в Кировском районе и во всем городе. Кстати, знаете ли вы, что в этих местах для своих "лечебных" целей берет родниковую воду одна пермская фирма. Ах, не знаете? Ну, тогда пейте спокойно.

Последний вопрос - складирование. Сколько ракет будет сосредоточено в одном месте: одна, две, сто? Где и как будет произведена транспортировка? Об этом должны знать общественные эксперты. Если власти не дадут информацию предлагаю наведаться в Кировский район. В Закамске об этом каждый второй житель знает. И как повезут знают. И мимо какого дома. Знают про нефтехранилища вблизи. Про емкости с хлором и аммиаком известно. Уверена, узнают и те, кто готовит в Чечне террористов... Так что жители Соликамска и Березников, расположенные в рисковой зоне подземной коры, не удивляйтесь, если в случае чего и до вас достанет взрыв "пороховой бочки".

Я хочу у пермяков спросить, кто-то еще сомневается в необходимости проведения общественной экспертизы проекта утилизации ракет? Мне то самой жить не долго осталось. А нашим и вашим детям?

Тамара Вологина
Размещено 08.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)