НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

"Груз-200"

Вечный "дембель"

фото Игоря КатаеваВ конце сентября месяца поселок Крым гудел, как потревоженный улей. На улицах, у подъездов домов, в транспорте все в полголоса обсуждали новость: еще один "груз-200" пришел из войск. И не из Чечни, с опостылевшей для всех войны, а из Перми. Из элитной в\ч 6548, где проходят службу пермские ребята-спортсмены, надежда нашего областного взрослого спорта. При неизвестных обстоятельствах в одну из больниц города попал бегун, кроссист, КМС, призер чемпионатов области, ВС и России Виталий Лях. После операции парень скончался, не приходя в сознание.

Мы попытались воссоздать события тех дней и разобраться в ситуации. Ведь не каждый день в центре областного города от неизвестной болезни умирает талантливый спортсмен и прекрасный, полный сил и честолюбивых желаний юноша. Мы встречались с друзьями и родственниками. Но вот официальные власти от встреч уклонились. Если военную прокуратуру еще можно понять - тайна следствия, то медиков и военных, легкоатлетическую федерацию понять трудно. Но истина все равно всплывет на поверхность. Именно в том месте, где ее и не ждут.

- Я с родным братом, отцом Виталика, приехал в больницу, - рассказывает Сергей Александрович Лях, родной дядя. - Это было в понедельник, 29 сентября. А сообщили нам о случившимся вечером воскресенья. Диагноз не сообщили, просто сказали, что попал в тяжелом состоянии. Сначала говорили, что поступил с признаками эпилептического удара. Но в документах, истории болезни, позже я видел справку, выписанную врачом скорой помощи Валитовой. В ней сказано, что у парня ушиб головного мозга и рана с сильным загрязнением. Откуда это могло взяться, если по версии военных он поступил в больницу из санчасти в\ч. И почему был доставлен в гражданскую больницу, а не в госпиталь - по принадлежности? В войсковой части, куда мы приехали с братом разобраться со случившимся, меня поразило отношение военных медиков к нам. Начмед службы части вообще был не в курсе произошедшего ЧП. Но родственникам в воскресенье звонил именно он. Дежурный врач, который отправлял в больницу Виталия, вместо того, чтобы объяснить, что произошло, начал расспрашивать нас, как проходили роды, не было ли родовых травм, чем болел в детстве и прочую ерунду. При этом он вел себя очень вызывающе, чуть ли не кричал на нас. Высказал даже мысль, что в роте у мальчика из-за его постоянных занятий спортом могли возникнуть проблемы с солдатами. Тем более, что в части много представителей с Северного Кавказа… Под конец этой "продуктивной" беседы нам было заявлено, что медикаментов в части нет, оплачивать покупку дорогих лекарств для лечения солдата они не могут. Денег нет. Когда Виталий скончался, а произошло это в день выхода Указа Президента об увольнении в запас, мы осматривали его тело. Визуально гематом на теле не было. Вот только затылочная часть головы была сине-красной. Нам пояснили, что это последствия трепанации черепа. А почему делали такую сложную операцию при таком простом диагнозе - эпилептический припадок, непонятно.

- Мне позвонил брат и сообщил, что с Виталиком случилась беда, он находится в реанимации в тяжелом состоянии, - рассказывает Татьяна Егоровна, тетя Виталия.- Я сама стала звонить в больницу, что бы выяснить, что произошло. Трубку взяла то ли медсестра, то ли врач и сообщила, что каретой скорой помощи он доставлен с ушибом мозга (выделено мной). Парню требуются медикаменты - нутризон и кантрикал. Кантрикала осталось всего две ампулы на утро. Из питания необходимо привести куриный бульон. Мальчик находился в коме и был подключен к аппарату, поддерживающему жизнедеятельность организма. Утром все это было доставлено в МСЧ№2. Дежурил как раз тот медик, который принимал Виталика и вел его после операции. Он высказал предположение: "сосудистая мальформация головного мозга…". И сказал, что необходимо провести томографию и только после этого делать какие-то выводы. На вопрос, почему же после прибытия в больницу парень через десять минут лежал на операционном столе, вразумительного ответа не последовало. С томографией удалось договориться только в девятой детской. В областной очередь и обед, в девятке - на ремонте. Отец и дядя Виталия договорились с транспортировкой больного, но поездка сорвалась. Виталию стало хуже. Они пытались получить выписку из истории болезни. Но в 18-40 Виталик скончался, не приходя в сознание.

В воинской части, куда родственники ездили разобраться с ситуацией, им были представлены две противоположные версии произошедшего ЧП.

По словам военного врача, 25.09 Виталий обратился в медсанчасть с жалобой на недомогание. Видимо, сказался гайморит, который молодой человек лечил еще до армии. Ему измерили давление и дали таблетки. На следующее утро, он вновь пришел в медпункт, где ему сделали успокаивающий укол. От которого у мальчика начался приступ эпилепсии. Вызвали скорую помощь и отправили больного в медучреждение.

По словам непосредственного командира Виталия Федора Чудинова, за медицинской помощью он обратился ещё 23.09. А 25.09 его положили в медпункт части. Что делали с ним врачи, командиру не известно.

В сопроводительном документе врача скорой помощи Валитовой записано еще проще: доставлен "от воинской части".

В заключении патологоанатомов значится: абсцесс головного мозга, патологий не выявлено, причина смерти не установлена.

Народу на похоронах было очень много, особенно молодежи 13-20 лет. На кладбище все происходило молча. Было заметно, что многие хотят высказаться, но молчат, думают про себя. Не выдержала только родная бабушка, с ней случился нервный срыв, она начала кричать про дедовщину, что мальчика просто убили…

Татьяна Егоровна попыталась выяснить, что же произошло с Виталием на самом деле. Она спросила про гайморит. Сослуживцы Виталия уставились на женщину непонимающими глазами: "Какой гайморит? Он был здоровее всех нас вместе взятых".

На прямой вопрос, что же тогда произошло, услышала такой ответ: "Человек, который что-то знает об этом, сейчас ничего не скажет - ему через месяц увольняться в запас".

С одним из друзей Виталия мы договорились встретиться около ЦКР. Разговор все время крутился около происшедшего: что же произошло в тот роковой день?

- Я с Виталиком был знаком с тринадцати лет. Семь лет занимались в одной секции, ездили на соревнования. В нашей группе он отличался отменным здоровьем. Я не помню случая, когда бы он болел гриппом или простужался. До легкой атлетики он занимался лыжами, бадминтоном. Здоровье было просто лошадиное. Да и кроссы он бегал как лось. В военкомате, на призывной комиссии его признали абсолютно годным к воинской службе и направляли в ВДВ или спецназ. В спортроте, где он служил, проходят военную службу не только спортсмены, но и сынки высокопоставленных начальников. Которые мнят, что они "пуп Земли и центр мира". Вот с ними у Витальки могли возникнуть конфликты. Но он был уравновешенный, рассудительный. До драки дело старался не доводить. А если чувствовал, что перевес сил не в его пользу, мог бы просто и убежать. Попробуй, догони его… Что бы его "вырубить", свалить с ног и попинать, надо было постараться. Здоровья в нем было не меряно. Единственный способ - стукнуть сзади…

Когда мы его увидели в гробу, то не узнали. Лицо опухшее, много грима. На голове бинты, которые, вероятно, скрывали следы операции или вскрытия. Явных синяков не просматривалось. Но из-под повязки на голове на левом виске выглядывала синюшная гематома. Может, это от операции…

Мне один знакомый (студент-медик, подрабатывает в морге санитаром) рассказывал, что есть препараты, убирающие синяки с трупов.

Из друзей Виталия никто не верит в версию, что у него начался приступ эпилепсии, и он из-за этого попал на операционный стол. Все говорят, что это полный бред.

В ходе разбирательства у нас возникли вопросы к представителям Пермской гарнизонной военной прокуратуры:
1. Почему военнослужащий Российской армии был доставлен в гражданскую больницу, а не в военный госпиталь (который расположен в два раза ближе к части)?
2. Откуда в МСЧ№2 был доставлен Виталий Лях - из медсанчасти в/ч 6548, куда он якобы обратился с недомоганием еще 23.09.2003, или его подобрали где-то рядом и значительно позже?
3. Почему больного солдата, с диагнозом "приступ эпилепсии", через десять минут после доставки в медицинское учреждение города срочно оперирует нейрохирург? Почему томограф предложили провести уже после хирургического вмешательства?
4. Кем, почему и главное, зачем проинструктированы медики МСЧ№2, отказывающиеся комментировать ЧП?
5. Куда девался военнослужащий в\ч6548, обнаруживший Виталия Ляха с травмой головы, не совместимой с жизнью?

Александр Ковылков
Размещено 08.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)