НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Закон

Юле Зиновьевой "повезло"

Юля ЗиновьеваЮные отроковицы в одинаковых платках и бесцветной одежде. Перекличка.
- Муравьева!
- Здесь.
- Корнеева!
- Здесь.
- Зиновьева!
- Здесь.
Так было до недавнего времени.

Теперь ее там нет. История Юлии Зиновьевой, несправедливо осужденной Соликамским городским судом, обошла все российские средства массовой информации - от газет до телевидения. На момент совершения предполагаемого преступления и даже на момент вынесения приговора ей не исполнилось 16 лет, возраста по которому наступает уголовная ответственность за содеянное. И только в спецчасти Новооскольской воспитательной колонии на Белгородчине, куда по долгосрочному этапу привезли девочку для отбывания наказания, судебная ошибка была обнаружена. При содействии Пермского регионального правозащитного центра дело Зиновьевой было пересмотрено и состоявшийся 29 августа 2003 года президиум областного суда отменил первоначальный приговор, как и все последующие судебные решения. В сентябре Юлию освободили и она вернулась домой.

Но что делать с тем, если история ее осуждения не единична? Не заметили вопиющей досудебной, а потом уже судебной ошибки ни следователь, ни адвокаты, ни суд, ни государственный обвинитель. А простые, неискушенные в правовом отношении люди, Юля и ее семья, даже не поняли, что произошло. Еще накануне отмены приговора председатель Пермского регионального правозащитного центра Сергей Исаев вынужден был горько констатировать: "Девочка в пятнадцать лет была по сути предоставлена самой себе. Может ли пятнадцатилетний человек противостоять отряду специалистов, профессионалов в кавычках?"

Юля получила сначала условный, а потом реальный годичный срок за то, что дала неадекватный (по мнению горсуда) отпор группе сверстников, издевавшихся над ней.

"Довели. Я спокойный человек, и много надо сделать, чтоб вот так вывести из себя. Такого со мной никогда не было", - скажет она мне при встрече. Вспомнит про удачу: как с девчонками, с которыми познакомилась на этапе, попала в один отряд; держались потом друг за дружку. Вспомнит, по моей просьбе про то, как велось ее дело. "Сначала следователь, женщина, брала повторные показания. Первый адвокат, тоже женщина, разговаривала только с мамой. Просила принести ей деньги домой: возможно, закроют дело. Денег у нас не было. На суде уже другой адвокат - она только присутствовала, не выступала. Потом, в колонии узнала, что скоро, должны освободить. Правда, одна девочка у нас подала на пересмотр - ей, наоборот, больше дали. Как только пришли документы из Перми, в тот же день меня и освободили". А еще Юля часто, перед сном, представляла, как она вернется домой, как ее встретят, даже снилась эта встреча. "Так и получилось".

Сейчас она живет у старшей сестры, восстановит прописку, устроится на работу и на учебу в вечерней школе. Простые, бесхитростные жизненные планы.

На мой вопрос, а как же она относится ко всему тому, что с ней случилась, Юля так же бесхитростно ответила: "Повезло. А то бы до сих пор сидела".

Повезло. Так считает. Потому что побеждает в ней благодарность к тем людям, кто встал по своему профессиональному и гражданскому долгу на защиту законности и справедливости. Повезло. Но ведь остаются и те, кто должен отстаивать эту законность, следователь, адвокаты, суд, прокурор, а на деле оказался небезгрешен в этой в общем-то простой правовой ситуации. И, как оказалось, кто-то другой вынужден защищать эту законность от них самих.

Правозащитный анализ ситуации дает юрист ПРПЦ Захар Жуланов:
Допущены, как минимум, нарушения следующих прав: на свободу и личную неприкосновенность (в связи с применением подписки о невыезде, а затем и лишения свободы), на справедливое судебное разбирательство, включающее квалифицированную юридическую помощь, на законность осуждения.

Соответственно имели место противоправные (незаконные) действия (бездействия) и решения компетентных должностных лиц государства (в данном случае таковыми являются работники Соликамской городской прокуратуры и судья Соликамского городского суда), а также адвокатов, защищавших Ю.В. Зиновьеву.

Опираясь на правозащитную практику нашей организации, мы оцениваем ситуацию, в которой оказалась девушка в период ее уголовного преследования как типичную: сегодня обычный рядовой гражданин, попавший под уголовное преследование, подвергается реальному риску произвола и ошибок со стороны следствия и суда, и не имеет от этого эффективных средств защиты.

Уникальность дела в том, что недостатки следствия и ошибка суда были все-таки выявлены и устранены. Это открывает возможности для полного восстановления прав Ю.В. Зиновьевой, компенсации (возмещения) причиненного ущерба, а также для наказания виновных. Именно в этих двух направлениях сегодня нами и осуществляется работа по данному делу.

Убеждены, что результаты должны иметь положительное значение как для самой Ю.В. Зиновьевой и ее родственников, так и для исправления ситуации с правами человека в системе уголовного судопроизводства в целом.

Безусловно, большое значение для достижения результатов будет иметь реакция на выявленные факты нарушений органов власти и иных структур, компетентных принимать решения о привлечении к ответственности и наказании провинившихся должностных лиц и адвокатов.

Владислав Викторов
Размещено 24.10.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)